Иран: Европа пристально наблюдает за «новым шелковым путем» и вступает в конкурентную борьбу с Россией и Китаем

Пирог выглядит довольно большим, но и желающих отрезать ломтик немало. Итальянский премьер-министр Маттео Ренци посетил Иран в прошлом месяце в сопровождении представителей деловых кругов из энергетического, транспортного и оборонного секторов экономики. Визит Ренци был ответным, поскольку ранее иранский президент Хасан Рухани сделал Италию первым пунктом своего европейского турне, направленного на привлечение инвестиций в иранскую экономику.

Подпись к изображению: Хасан Рухани и Маттео Ренци во время встречи в Риме

Подпись к изображению: Хасан Рухани и Маттео Ренци во время встречи в Риме

Эти инвестиции стали в настоящее время возможными, благодаря подписанию соглашения JCPOA, освободившего Иран от действия ядерных санкций ООН, а также европейских и американских санкций в финансовой и банковской сфере, введенных в связи с реализацией иранской ядерной программой. Теперь для Ирана открылись пути взаимодействия с внешним миром. Европейский бизнес горит желанием занять эту нишу, однако для него будет непростой задачей потеснить Россию и Китай с их позиций на иранском рынке.

Энтузиазм европейцев совершенно очевиден. Высокопоставленный представитель Европейского союза Федерика Могерини приезжала в прошлом месяце в Иран в сопровождении группы бизнесменов и семи еврокомиссаров, в том числе отвечающих за вопросы транспорта, энергетики и промышленности, чтобы выразить готовность к сотрудничеству на высоком уровне. Германский промышленный гигант корпорация «Siemens», нефтегазовая компания «Shell», а также французские автопроизводители «Peugeot» и «Renault» также обозначили свою заинтересованность. Компания «Airbus» получила контракт на поставку 118 самолетов для гражданской авиации Ирана всего две  недели спустя после снятия санкций.

Впрочем, восстановление иранской экономики буксует из-за сохраняющихся санкций, не связанных с ядерным соглашением, которые вполне могут быть применены к европейским компаниям. В частности, США сохранят действие вторичных санкций, запрещающих сделки с иранцами, согласно специальному списку Specially Designated Nationals List (SDN), в который входят группы и лица, подозреваемые США в связях с терроризмом, распространении ядерного оружия или нарушениях прав человека. Согласно инструкции Белого дома, любая компания, поддерживающая связи с субъектами, включенными в SDN «подвергает себя риску исключения из финансовой системы Соединенных Штатов. Это касается в том числе иностранных финансовых организаций, которые могут быть лишены своих корреспондентских счетов в банках США».

Европейские дочерние структуры американских компаний могут получить лицензии на ведение бизнеса в Иране, но им в этом случае придется полностью изолировать свою деятельность в США от зарубежных операций. Это требование может оказаться серьезной помехой, учитывая взаимосвязанность деловых структур и банковского сектора. Остается пока неясным, не относится ли даже обычная отправка электронной почты через американские серверы к «использованию США для облегчения транзакций».

Осложняющим фактором для европейских компаний является тот факт, что в значительной степени многие секторы иранской экономики по-прежнему остаются под контролем структур, подпадающих под действие санкций. Это, например, относится к банкам, включенным Америкой в список SDN за осуществление операций, связанных с финансированием террористической деятельности, строительным, торговым и транспортным компаниям, связанным с иранским Корпусом Стражей Исламской Революции, а также телекоммуникационным компаниям.

Упомянутые препятствия не позволяют европейским компаниям успешно конкурировать с Китаем, который получил благодаря западным эмбарго огромные преимущества. Россия также занимает прочные позиции на иранском рынке атомной энергетики. Как Китай, так и Россия просто с меньшей вероятностью могут подвергнуться наказаниям в соответствии с правилами для «иностранных дочерних структур», поскольку в этих странах гораздо меньше дочерних структур американских компаний.

Китайские компании в свое время выразили готовность поставлять в Иран все товары, которые он не мог больше приобретать на Западе из-за санкций. В 2014 году объем китайско-иранской торговли составил 52 миллиарда долларов, в то время как взаимная торговля с Россией гораздо менее активна (всего 1,6 миллиарда), а суммарный объем торговли с 28 странами ЕС составил 10 миллиардов долларов. Китай был крупнейшим торговым партнером Ирана, экспортируя товары промышленного назначения, инженерно-конструкторские услуги, а также осуществляя инвестиции в инфраструктурные проекты. После снятия «ядерных» санкций, Китай, судя по всему, осознал, что несмотря на все препятствия, стоящие перед европейскими компаниями, он может столкнуться с усиливающейся конкуренцией.

Не теряя времени, китайский президент Си Цзиньпин в январе нанес визит в Иран, подписав договор о китайско-иранском «всеобъемлющем стратегическом партнерстве» и объявив о 17 договорах в сфере энергетики, торговли и промышленном секторе. Иран является важным участником китайской инициативы «Один пояс, один путь», призванной связать между собой рынки от Китая до Центральной Азии и Ближнего Востока.

Коммерческие интересы России в Иране сконцентрированы на возобновлении поставок вооружений и сотрудничестве в ядерной индустрии. Россия ясно дала понять, что она планирует в полной мере воспользоваться снятием эмбарго на поставку вооружений Тегерану. Хотя оружейное эмбарго ООН будет снято лишь через пять лет, странам разрешено обращаться за разрешением ООН заранее.

Ядерная индустрия является наиболее рентабельной в среднесрочной перспективе. Российская государственная атомная корпорация «Росатом» занимает относительно монопольное положение на иранском рынке атомной энергии, поскольку она построила единственный действующий  реактор в Бушере и в настоящее время активно участвует в реализации положений, предусмотренных ядерной сделкой JCPOA. Маловероятно, что Россия может встретить серьезную конкуренцию в этом секторе иранской экономики.

Однако, все отнюдь не так однозначно: с отменой экономических санкций перспектива увеличения иранских поставок нефти в Европу может привести к обострению конкуренции на европейском энергетическом рынке. Это происходит на фоне обвала цен на нефть, который нанес тяжелый удар по российскому государственному бюджету. Следовательно, любая помеха стремительному росту иранской нефтяной инфраструктуры, связанная с продолжающимися санкциями, может быть встречена в Москве со вздохом облегчения. Это не означает, что Россия любой ценой стремится помешать Ирану превратиться в серьезного конкурента в энергетическом секторе. Но такие задержки дают время России, да и Европе, подготовиться к изменению структуры и динамики глобальных поставок нефти.

Перед европейскими компаниями стоит непростой выбор. Они могут бросить вызов доминированию Китая на иранском рынке промышленных товаров и строительном рынке лишь в той степени, в которой это позволено сложной архитектурой санкций. Россия также занимает более мощную позицию по сравнению с Европой, поскольку ее «традиционная» сфера интересов входит в число объектов санкций. Общеизвестно, что банки не любят рисковать, и неясности в финансовом законодательстве США будут лишь подталкивать их к повышенной осторожности. Следовательно, снятие санкций вовсе не станет «полной свободой», а скорее медленным и неуверенным движением по юридическому минному полю.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *