Китайская «одна дорога, один путь» на сближение с Москвой

Cover_road

Когда арбитражный суд в Гааге единогласно принял сторону Филиппин по их иску против Пекина относительно его претензий на контроль в Южно-Китайском море, это вызвало у китайского руководства очередной взрыв негодования.

На самом деле, как и предсказывали пессимисты, непримиримая позиция Китая по вопросу о Южно-Китайском море уже нанесла существенный урон его положению в мире, и теперь будет представлять собой еще более значительный риск его интересам безопасности в долгосрочной перспективе. В сочетании с экономическими трудностями, выражающимися в волатильности финансового рынка, оттоком капитала и проблемными кредитами, взрыв долгового пузыря в Китае является лишь вопросом времени. Хотя ВВП Китая неожиданно вырос в первом квартале нынешнего года, эти статистические данные, похоже, были переоценены по политическим мотивам, а порой стали результатом прямых манипуляций. Если сопоставить все вышесказанное, можно предположить, что Китай ожидает довольно мрачное будущее, которое, в отсутствие реальных союзников в регионе, чревато беспрецедентным экономическим спадом.

Впрочем, такой сценарий, возможно, является существенным преувеличением. У Пекина имеется несколько «тузов в рукаве», главным из которых является выдвинутая Си Цзиньпином инициатива «Один пояс, один путь». OBOR может оказаться не только спасательным кругом, который облегчит экономические трудности Китая, но также средством урегулирования политической напряженности в регионе и укрепления внешних связей Пекина, в том числе с Россией.

Основной целью этого проекта является стимулирование экономического развития бедных внутренних регионов Китая за счет контрактов с крупными государственными предприятиями в инфраструктурной, энергетической и производственной сферах.

В ходе своего визита в Узбекистан, Си Цзиньпин заявил, что Шелковый путь 21 столетия активно развивается, и сообщил, что объем взаимной торговли Китая со странами, присоединившимися к инициативе, превысил в прошлом году 1 триллион долларов, в то время как китайские компании за тот же период инвестировали в их экономику около 15 миллиардов долларов. Впрочем, западные эксперты подчеркивают, что это пока лишь жалкие крохи по сравнению с 4 триллионами долларов инвестиций, которые Пекин обещал пролить «золотым дождем» на 40 стран, объединенным его великим торговым путем.

Долгосрочные проекты, подобные OBOR, являются как почвой для дипломатических усилий, так и способом укрепить позицию страны в мировой экономике и ее роль в силовом балансе. Пекин видит себя главным игроком в масштабной сети торговых связей, простирающейся от слаборазвитой Центральной Азии до Центральной Европы. Учитывая 900 официальных соглашений на общую сумму около 890 миллиардов долларов, грандиозный эффект в сфере торговли и инвестиций во всей Евразии вполне мог бы на самом деле изменить лицо заметной части мировой экономики.

Китайская программа инвестиций в страны OBOR поможет остаться на плаву его крупным государственным предприятиям, модернизировать производственный потенциал страны, а также достичь уровня благосостояния, соответствующего провозглашенной КПК цели превратить Китай к 2020 году в «умеренно процветающее общество». И наконец, проект OBOR может помочь Китаю усилить свое глобальное влияние и нейтрализовать риски, связанные с американским «разворотом к Азии» и неудачами в Южно-Китайском море.

Исходя из этой геополитической перспективы, не следует упускать роль OBOR в укреплении китайско-российских отношений. В докладе, опубликованном в прошлом году, различные российские эксперты утверждали, что взаимосвязь между российским проектом, Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) и китайской инициативой «Один пояс, один путь» (OBOR) «создаст необходимые условия для глубокого взаимопроникновения и интеграции ЕАЭС и «Экономического пояса Шелкового Пути». В докладе также говорится, что «с экономической точки зрения между двумя этими форматами не существует никаких противоречий — напротив, они взаимно дополняют друг друга. Этот доклад стал свидетельством того, что традиционный скептицизм российского руководства относительно китайской инициативы, возможно, постепенно сменяется растущим стратегическим оптимизмом. Россия проявляет все большую активность в этом направлении, и вследствие этого китайско-российские отношения получают дополнительный стимул к укреплению.

Хотя, вероятно, нет ничего удивительного в том, что российские и китайские СМИ рисуют двусторонние отношения в позитивном свете, не является случайным совпадением и тот факт, что лидеры России и Китая выразили свое стремление к укреплению двусторонних связей. Россия, традиционно обладающая значительным влиянием в небольших странах Центральной Азии, составляющих «опорные колонны» инициативы OBOR, важна для Китая в этом регионе, поскольку ее сотрудничество с Китаем является критически важным условием успеха проекта «Шелкового Пути».

Хотя всемирную известность получили лишь отдельные события, подобные 400-миллиардной газовой сделке, заключенной между Владимиром Путиным и Си Цзиньпином в 2014 году, отношения между двумя лидерами зашли значительно дальше. Автомобильное ралли-марафон «Шелковый Путь» от Москвы до Пеккина, общей длиной в 10 тысяч километров, спонсируемое в нынешнем  году российским «Газпромом» и китайским автопроизводителем BAIC, вполне  можно назвать геополитическим свершением, направленным на «создание надежного моста дружбы между Россией и Китаем».

На экономическом фронте Китай осуществляет финансирование проекта высокоскоростной железной дороги между Москвой и Казанью, стоимостью около 21 миллиард долларов. Этот проект, как ожидается, станет первым участком будущей 153-миллиардной магистрали от Москвы до Пекина. В ходе июньского визита в Пекин, Путин подписал 58 деловых инициатив на общую сумму в 50 миллиардов долларов, в том числе сделку по продаже пакетов акций в нескольких российских проектах китайским компаниям, контракт о поставках нефти, а также соглашение о совместных инвестициях в нефтехимические инициативы в России. Кроме того, продолжаются переговоры о крупных инвестиционных проектах, таких как строительство 70-километровой «гиперпетли», сверхскоростной железнодорожной магистрали для грузовых поездов на воздушной подушке, вдоль тихоокеанского побережья, которая свяжет российский порт Зарубино с китайской провинцией Цзилинь.

Точно так же, как Россия обращает свой взгляд на Восток с целью найти средства для выхода из экономического спада, вызванного западными санкциями, введенными из-за присоединения Крыма, Китай сегодня с надеждой смотрит на запад, поскольку в Азии его международные связи ухудшаются. Хотя проект OBOR пока находится в стадии  разработки, судя по всему, он будет важной частью усилий обеих стран по укреплению двусторонних отношений.

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0