Сирийская дипломатия Керри и Лаврова лишний раз доказывает нужду в ослаблении напряжённости

Подпись к изображению: Госсекретарь США Джон Керри и министр иностранных дел России Сергей Лавров в Женеве, 9 сентября 2016 года

Подпись к изображению: Госсекретарь США Джон Керри и министр иностранных дел России Сергей Лавров в Женеве, 9 сентября 2016 года

В прошлую пятницу в Женеве госсекретарь США Джон Керри и его российский коллега, министр иностранных дел Сергей Лавров, объявили о принятии плана введения режима прекращения огня в Сирии начиная с вечера понедельника, 12 сентября.

При условии, что режим прекращения насилия продлится семь дней, что вовсе не факт, Соединенные Штаты и Россия предпримут, по словам Лаврова, «скоординированные шаги» по нанесению ударов по группировке ДАИШ (ИГИЛ) и фронту аль-Нусра, который недавно переименовал себя в Джабхат Фатах аль-Шам. Соглашение, которое поддерживает сирийской правительство, также призывает к прекращению полетов сирийской авиации над территорией, не занятой боевиками ДАИШ, а также к созданию гуманитарного коридора с целью осуществления поставок всего необходимого в осажденный город Алеппо.

Хотя Лавров справедливо отметил в пятницу, что «никто не может дать 100-процентных гарантий», что этот план достигнет цели, американская партия войны немедленно предприняла попытки поставить под сомнение этот дипломатический прорыв. Как сообщило в пятницу издание Associated Press News, «предложенный уровень американо-российского взаимодействия травмировал некоторых вашингтонских чиновников в сфере национальной безопасности, включая министра обороны Эштона Картера».

Так, председатель Комиссии по национальной безопасности нижней палаты Конгресса США техасский конгрессмен Майкл Маккол заявил в интервью  телеканалу MSNBC, «я не очень-то доверяю русским». А один выдающийся теоретик–неоконсерватор съехидничал, «если Дональд Трамп выиграет президентские выборы в ноябре, он, вероятно, захочет сделать госсекретаря Джона Керри своим специальным посланником по сотрудничеству с Россией в борьбе с терроризмом». Доверяют ли сторонники жесткой линии вроде Маккола русским или нет, заключение перемирия имеет огромное значение для противодействия стремительно развивающемуся гуманитарному кризису, в то время как активизация американо-российского сотрудничества может привести к разгрому ДАИШ и фронта аль-Нусра в Сирии.

Многие протесты против этого соглашения сосредоточены вокруг факта, что силы Асада действуют при поддержке как «Хезболлы», так и российской авиации. Однако, почему это должно волновать американских стратегов, в какой-то мере является загадкой: в конце концов, «Хезболла» не представляет никакой угрозы национальной безопасности США, и понимание исключительной важности американо-российского сотрудничества  – это не про-путинская или пророссийская позиция, а простой здравый смысл. Оно может помочь завершить, наконец, гражданскую войну, уже унесшую более 250 тысяч жизней и, по оценкам ООН, лишившую крова более 6,5 миллиона человек.

Тем временем, Саудовская Аравия и Катар, которые являются основными финансовыми спонсорами радикальных исламистских сил, стремящихся свергнуть Асада, еще не обозначили, поддержат ли они соглашение о прекращении огня. Эндрю Таблер из вашингтонского Института ближневосточной политики, призывавший в прошлом месяце к вступлению Америки в войну против Башара аль-Асада, заявил Bloomberg News, что по его мнению «заставить режим Асада исполнять требования России, а оппозицию – исполнять требования США, будет нелегкой задачей».

Тем не менее, как указывает опытный ближневосточный корреспондент Патрик Кокберн, подчинение требованиям соглашения отвечает интересам сирийского правительства, поскольку «США и Россия будут наносить удары по аль-Нусре, салафитскому джихадистскому движению, которое является главной военной силой за исключением ДАИШ, противостоящей режиму». Ведь на данный момент именно аль-Нусра «стоит во главе всех успешных наступлений оппозиции».

Как бы то ни было, стремление к политическому решению и активизация дипломатических усилий, которую предприняли Обама, Керри, Путин и Лавров, дают наилучший шанс урегулирования этого ужасного кризиса, который мог завершиться свержением светского режима радикальными исламскими фундаменталистами.

Это также напоминает о том, что недипломатические усилия, будь то якобы неизбирательные бомбовые удары России по контролируемым повстанцами районам, или контрпродуктивные программы «обучения и оснащения» ЦРУ и Пентагона, вели лишь к продолжению войны, углублению гуманитарного кризиса, и служили дополнительным инструментом вербовки новых радикальных джихадистов.

И, наконец, хотя обе страны продолжают придерживаться принципиально различных позиций по многим вопросам, по которым они, возможно, никогда не придут к общему мнению, соглашение о прекращении огня является новым важным шагом в серии договоренностей, отвечающих интересам как России, так и Соединенных Штатов. Среди таких соглашений можно назвать договор «New START» 2010 года, ядерное «соглашение 123» о сотрудничестве в области мирного использования ядерной энергии 2011 года, сделку, связанную с выводом химических вооружений с территории Сирии 2013 года, а также иранскую ядерную сделку 2015 года.

И хотя предполагаемая «крепкая мужская дружба» между Путиным и Трампом – не более чем выдумка для привлечения внимания читателей, серьезные наблюдатели понимают, что именно сотрудничество с Россией, а не упрямое противостояние, является наилучшим способом решать некоторые ключевые проблемы нашего времени, включая распространение ядерного оружия, климатические изменения, терроризм и продолжающийся кризис беженцев в Европе.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *