Переломные моменты: распознавая приметы мучительного культурного сдвига

Источник перевод для mixednews – Cowanchee

20.10.2011

На протяжении веков народы и культуры достигали расцвета и скатывались в хаос на основании одних и тех же определённых принципов. В одних случаях периоды этого величественного и ужасающего угасания растягивались на столетия (как в случае Великой Римской империи), в других – занимали считанные годы (первым приходит в голову пример Советского Союза). Но в каждом подобном случае социальной дестабилизации признаки опасности проявлялись задолго до финала; некоторые из них были специфичными для конкретной культуры,  некоторые – общими для всех. Одна из самых устойчивых и пугающих черт, общих для всех рушащихся наций – это всепоглощающая вера людей, что они пребывают некоторым образом «за пределами» необходимости беспокоиться. Каждое саморазрушающееся сообщество начинает считать себя в некотором роде неуязвимым. Каждая страна полагает себя вершиной развития человеческого потенциала, только лишь для того, чтобы вновь обнаружить, что забывая или ниспровергая принципы свободы и краеугольные камни совести, разумности, и мудрости – они становятся всего лишь ещё одним следом на песке истории в веренице других следов.

В общем и целом, обширная и неприятная история подобных коллапсов может быть представлена как серия переломных моментов: точек, в которых оппозиционные идеалы и силы перевешивали превалирующие механизмы системы, полностью меняя её.

Некоторые из этих событий приводили к эпохе удивительных озарений и политического прогресса, как например, в годы, последовавшие за Американской революцией. Другие приводили к становлению мрачных и бессмысленных коллективистских кошмаров, застилающих умы и сердца людей, что произошло, например, после Большевистской революции в России. Различие – в фокусе внимания. Империалистические (элитарные) идеологии считались неприемлемыми в обеих революциях, а течения обоих конфликтов склонялись к совершенно различным ценностям. Индивидуальная свобода на Западе, и коллективная безопасность и самопожертвование на Востоке. В Америке восстание возглавляли простые люди, и цель была ясна. В России восстание возглавляли элитисты, притворяющиеся обычными людьми, и цель была туманна. В Америке общественность принимала на себя роль арбитров и политтехнологов. В коммунистической России бо́льшая часть людей не уделяла внимания подобной ответственности, и была легко подвержена обработке.  Две революции во имя прекращения тирании с двумя совершенно разными запланированными результатами…

Я поднял две этих противоположных парадигмы не для того, чтобы разжечь пламя очередного бесконечного спора о преимуществах коммунизма перед капитализмом, а для того, чтобы подчеркнуть нарастающую угрозу нового типа революции в современной Америке, признаки которой уже сейчас прорываются на поверхность, и которая может легко привести к одному из двух описанных выше результатов. Сегодня, возможно, более чем в любое другое время на нашей памяти, централистские и статистские мировоззрения сталкиваются с индивидуалистическими и конституциональными призывами к здравомыслию. Напряжение нарастает, и любая искра может дать начало пожару. Социальные индикаторы, даже в большей степени, чем экономические указывают на зарождение конфликта и повсеместный отказ системы. Вопрос «А что если?» в отношении гражданского неповиновения и неизбежного силового ответа правительства уже не поднимается. Сегодня на повестке дня лишь вопрос «Когда?»

Предсказать точное время переломного момента невозможно, но есть индикаторы, которые могут на это указать; социальные и политические тенденции, которые следует регистрировать и изучать. В результате анализа сдвигов, происходивших во множестве народов и культур на протяжении тысячелетий человеческой истории, мы можем говорить об определённом паттерне происходящего. И к признакам подобного паттерна, проявляющимся в наши дни, не следует относиться легкомысленно…

Расцвет морального релятивизма

Врождённая совесть это важная часть механизма здорового общества. Когда эта часть разрушается, рушатся целые институты и погибают люди. Как показывает нам история, подобный результат неизбежен. Циники, часто базируясь на сильно ограниченном понимании процессов массовой и индивидуальной психологии, склонны путать слово «совесть» с концепцией табу. Табу – это моральные законы, созданные людьми, и применяемые в основном как метод социального контроля со стороны олигархий и различных коллективов. Совесть НЕ создана человеком, это врождённый внутренний процесс, проистекающий из бессознательного, в котором берут начало истинные честь, сострадание, и искренность. Совесть это интуитивный, а не интеллектуальный продукт. Моральный релятивизм, в свою очередь, представляет собой нечто вроде эмоционального ингибитора, который позволяет людям механизировать процесс своего мышления, и рационализировать любую деятельность, не имеет значения насколько сомнительную — до тех пор, пока эта активность рассматривается с логической точки зрения. Логической, а следовательно – ограниченной…

Что интересно, существуют некоторые виды математических расчётов, которые позволяют представить ложное умозаключение как истину, и точно такие же методы нечёткой логики постоянно используются моральными релятивистами для достижения «видимости» разумности своих доводов. Но интеллектуальная непогрешимость мало чего стоит без помощи опыта, чувств, и вдохновения. Культуры, отрёкшиеся от путеводной линии совести всегда обнаруживали себя жертвами коллапса, не важно, экономического или политического. Любое бедствие становится возможным, когда теряется способность почувствовать себя на месте жертвы своих действий.

Замещение культурного разнообразия

Общество, которое поддерживает видимость порядка с помощью замещения или маргинализации определённых систем верований или политических убеждений – саморазрушительно уже по самой своей природе. Для прогресса и развития плюрализм идей является необходимым. Идеям до́лжно существовать на собственных основаниях, и они не должны становится жертвами элитарного меньшинства, или, в некоторых случаях – невежественного большинства. Сильным и значимым идеям должно быть позволено укрепляться, в то время, как неудачные идеи должны отсеиваться и оставляться позади. Это достигается с помощью механизма открытых обсуждений. Подавление обсуждений, не важно, посредством силы или сокрытия, ведёт к неспособности людей сформировать подлинную идентичность. Насильственный консенсус ведёт не к стабильности, а к безумию.

Фантомное вместо существенного

Будучи отвлечёнными, люди теряют контроль над происходящим. Нация, которая увлечена своими немедленными желаниями в противовес заботе о своём будущем, абсолютно неспособна действовать в своих истинных долговременных интересах. Отвлечение может проявляться в различных формах, от низкопробных развлечений, до дезинформации, войны, или экономической нестабильности. В то время как люди более чем способны создавать свои собственные отвлечения, правительства часто протягивают им в этом руку помощи, дабы отвлечь массы от участия в процессе принятия решений. Это включает в себя к примеру уничтожение возможности выбора образовательной системы и/или всей системы образования в целом.

Вы можете заметить, что практически при каждом коллапсе нашего времени, граждане оказываются удивлены и шокированы, несмотря на многочисленные и легко различимые приметы опасности.  Вы также можете заметить, что ошеломлённое общество обычно настроено любым доступным способом избегать вовлечения в работу системы, в которой они живут. Они оказались застигнуты врасплох потому, что, в конце концов, они чувствовали себя гораздо более комфортно, закрывая глаза на детали. Комфорт за цену бдительности всегда заканчивается разрушением.

Когда власть закона превращается в тиранию

Закон — по крайней мере, пока соблюдаются некоторые базовые принципы — существует, чтобы защищать граждан, наряду с  должностными лицами, от неуместных действий и обвинений. В самом лучшем случае, закон защищает нас от нашего собственного безумия, которое может включать в себя терпимость по отношению к плохому руководству. В самом худшем – закон более не является инструментом защиты населения от ошибок и преступных намерений, и вместо этого используется как орудие порабощения.

Когда культура возвеличивает закон, и начинает поклоняться ему в противовес собственной совести, злоупотребления законом в интересах контроля становятся неизбежными. Закон не мудрее нашего сердца, однако многие сообщества прошлого были вовлечены в следование аморальным законам под видом «гражданского долга». Когда закон обретает статус непогрешимого, ненадёжные правительства становятся богоподобными, но ни одна нация не в силах поддерживать состояние подобной мании величия хоть сколько-нибудь долго, без того, чтобы не стать жертвой катастрофы.

Сила вместо довода

Во внутреннем политическом окружении сила используется только в двух случаях; когда властная структура накапливает или поддерживает своё могущество, если страха и дезинформации уже недостаточно, и когда протестующее общество пытается исправить ошибки правительства, и доводы разума уже игнорируются. Народ, ведомый бесчестными людьми — уже является кандидатом на сокрушительный коллапс, но когда деспоты прибегают к насилию чтобы заткнуть недовольных, вы можете быть уверены – конфликт уже не за горами. Уровень подобных трений легко различим по военному присутствию федеральных сил в общественных зданиях, на дорогах, и даже в жилых кварталах. Постоянное присутствие армии на территории страны, независимо от мнимых объяснений — это рецепт для конфликта, который простирается далеко за пределы куда более поправимых последствий финансового бедствия, и прямо в реалии продолжительной и порочной войны.

Ложные парадигмы и мнимые враги

Страна на пороге хаоса обычно переполнена людьми, которые ищут не просто ответов, но кого-нибудь, кого можно было бы винить. Эта потребность в «правосудии» может быть легко направлена на ложную цель, что может привести к проецированию наших собственных страхов на ни в чём не повинных людей. Коллапс очень часто сопровождается обширной волной нападений, направленных обычно на группы с убеждениями, противоположными убеждениям большинства. Политические партии превращаются во фракции. Идеалы становятся боевыми кличами. Жажда возмездия берёт верх. Всё это время истинные виновные (которые как правило не являются частью ни одной из сторон) сидят позади, отдыхают, и натравливают сообщества друг на друга. Неистовый народ – это легко управляемый народ. Разделённые и ослабленные, подобные системы постепенно деградируют, в то время как настоящий источник проблемы остаётся сокрытым.

Отчаяние и потеря воли

Нация на грани соскальзывания в полномасштабное разрушение, как правило, и так не особенно бодра, но когда отчаяние заставляет ограничивать личные свободы во имя так называемой «безопасности», это приводит к нарастающей лавине сожаления и неудержимой потребности компенсации в форме морального релятивизма. Не важно каково состояние нации и её людей, воля к движению вперёд и к действиям во имя лучшего будущего может менять и меняет всё. Дни самого чёрного ужаса и самых плохих предзнаменований – ничто по сравнению со способностью человека  преодолеть всё что угодно, если он дорожит истиной. Ни одно препятствие не является непреодолимым. Ни один враг не является непобедимым. Но когда эта воля теряется, теряется и всё остальное. Концентрация и частота вышеописанных элементов может с лёгкостью указать момент, когда страна встанет на путь к коллапсу. Америка на сегодняшний день имеет многие из этих недугов, в одной стадии развития или в другой, и в некоторых областях уже превзошла все известные исторические прецеденты для создания беспорядков никогда прежде не виданных масштабов. На данный момент всё больше и больше граждан присоединяется к протестам, но фокус их внимания был смещён от элит (ведущих банкиров и глобалистов), которые заслужили наибольшую порцию  народного гнева. Мы слишком долго позволяли отклонениям оставаться неконтролируемыми, и нежелание произвольно очерчённых сторон (ложного Левого и Правого крыла) примириться, по крайней мере, до тех пор пока более крупная угроза не будет устранена, направляет нашу страну на путь в глубины кошмара, с которым мы пока не в состоянии совладать. Подобная потеря уже имела место раньше, и с помощью храбрости, понимания, и упорства, мы также и преодолели её последствия в прошлом.  Выбор за нами. И всегда был.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (1 голосов, среднее: 5,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *