Последний рубеж неоконсерватизма: «это все Россия»

143543351-e1429891221654

В 1992 году, после окончания холодной войны, один американский политолог провозгласил «конец истории»: либеральная демократия и капиталистическая система одержали победу, и остальной мир в конечном счете поймет, что западные идеи лучше их собственных, поскольку  только они способны привести к миру и процветанию.

Эта линия рассуждений с тех пор стала догмой Запада в международных отношениях, и поэтому под предлогом распространения прав человека и парламентской демократии по всему миру Запад вообразил, что несет великую миссию. Некоторое время это работало. Большая часть Восточной Европы с готовностью приняла западную демократию и капитализм, и даже Россия, казалось, пошла тем же путем.

Некоторые интеллектуалы подняли эту идею на новый уровень: остальной мир должен будет принять капитализм и либеральную демократию добровольно, иначе их  следует к этому принудить. Это было зарождение неоконсерватизма, сначала в Соединенных Штатах, а затем он распространился на другую сторону Атлантики.

Концепция неоконсерватизма содержала и другие элементы, перечисленные в печально известной «доктрине Вулфовица», а именно:

— американское превосходство, которое переходит в активные действия по предотвращению образования и подъема любой другой державы, способной бросить вызов этому превосходству;

— одностороннее вмешательство;

— упреждающие действия;

— ослабление России путем вывода из ее сферы влияния бывших советских стран, которые еще не приняли западные ценности, таких как Украина;

— принуждение мусульманского мира принять все условия израильского государства.

К началу 2000-х неоконсерваторы получили контроль над Республиканской партией в США и Лейбористкой партией в Британии, а также могли рассчитывать на союзников в Италии (Берлускони), и Испании (Аснар). В течение следующего десятилетия идеология неоконсерватизма получила опасное распространение, замещая провалившийся эксперимент военного вмешательства с целью свержения режимов, отказывающихся от сотрудничества, тайными операциями по финансированию либо вооружению местных группировок в Ливии, Сирии, Тунисе, Египте, Грузии и Украине.

Приверженцы  неоконсерватизма захватили госдепартамент США, и их власть была усилена назначением Виктории Нуланд, жены Роберта Кагана, который в свою очередь является идеологом неоконсерватизма наряду с Полом Вулфовицем. Они также стали с помощью официальных СМИ распространять информацию о преступлениях, якобы совершаемых неугодными режимами в Сирии, России и Ливии, в то же время полностью игнорируя «антидемократическое» поведение дружественных диктатур, таких как Саудовская Аравия.

Однако миссия оставалась прежней. Что изменилось, так это настроение граждан западных стран в отношении проектов по смене режимов и государственному строительству. Поскольку экономические издержки и человеческие жертвы многократно возросли, общественное мнение стало уставать от этого интервенционизма по всему миру.

Первой встретила недовольных Лейбористская партия в Британии: ее новым лидером стал пацифистки настроенный Джереми Корбин, выступающий против НАТО.

Затем выборы в США выиграл Дональд Трамп со своим лозунгом «Америка прежде всего», то есть политика «невмешательства и протекционизма» победила воинственную риторику Хиллари, публично поддержанную Каганом и Вулфовицем. Во Франции Саркози и Жюппе в ходе праймериз потерпели поражение от Фийона, выступающего за окончание торговой войны против России, которая является одной из важнейших мишеней неоконсерваторов. Западный истеблишмент сталкивается с политическими потрясениями по всей Европе и США. Эти революции — это не просто народные движения. Избрание Трампа означает переход власти от одной влиятельной группировки к другой, поскольку часть истеблишмента вполне осознает проблемы, с которыми сталкиваются Европа и Соединенные Штаты.

После четырнадцатилетней войны с терроризмом в Афганистане и Ираке кровопролитие перекинулось на улицы Парижа и Берлина. Убийства гражданских лиц на улицах Европы не должны были происходить после предполагаемой ликвидации Аль-Каеды и ее лидера Усамы Бин Ладена. Или мы должны сказать, что по Европе распространяется безумие, поскольку европейский истеблишмент бомбит ту или иную страну и в то же время «импортирует» ее жителей? Чего же ожидали в таком случае западные лидеры? Тем временем Россия превращается во все более успешного игрока на международной арене.

Китай стал мировым центром производства, создающим собственные финансовые институты. Он становится все более независимым от американской и европейской финансовых систем. В 2015 году Китай запустил CIPS , свою альтернативу системе SWIFT, которая на протяжении более 30 лет была центром международных финансовых операций.

Стремительные и драматичные демографические перемены также не могут по-прежнему оставаться незамеченными истеблишментом. Доля белого населения в Соединенных Штатах уменьшилась с 79,6 процента в 1980 году до 61,9 процента в 2014 году. Процент латиноамериканцев за тот же период вырос с 6,4 до 17,3 процента, в то время как доля афроамериканского и азиатско-американского населения также выросли. Европа переживает затруднительное положение с мультикультурализмом и ростом насилия. Африканское и мусульманское сообщества враждебно настроены к Западу и открыто угрожают убивать западных граждан в многочисленных музыкальных видеороликах, размещенных в интернете.

Истеблишмент Германии находится в состоянии полного отрицания реальности, а лидеры французской Республиканской партии считают, что они могут вернуть себе контроль над ситуацией с помощью жестких выражений в адрес мусульманского сообщества с одной стороны и беспрецедентных мер экономии, которые они преподносят французскому населению, с другой.

В Соединенных Штатах есть такие люди как Ричард Хаас, президент Совета по международным отношениям, который активно выступает за изменение политики на Ближнем Востоке. Хаас хотел бы, чтобы Америка использовала свою дипломатическую и военную мощь для достижения влияния в Юго-Восточной Азии и имела дело с государствами, а не племенами, как в Сирии. Он также хотел бы, чтобы Соединенные Штаты занимались восстановлением порядка у себя дома, а не решали проблемы в Мосуле или Эль-Фалудже в Ираке или Сирте в Ливии.

Неоконсервативный мир достиг своего пика и теперь разваливается с рекордной скоростью. А какова же реакция неоконсерваторов? Возможно, неудачи с операциями по смене режима были приняты во внимание, но поражения на выборах в западных странах были неожиданными. Нынешние их действия выглядят как смесь злости и отчаяния. Неоконсервативная машина использует госдепартамент США и официальные СМИ, чтобы организовать гигантское наступление, обвинив в своих провалах Россию: без веских доказательств неоконсерваторы выдвинули идею, что Россия помогла Трампу выиграть выборы.

Однако, разумеется, зачем на этом останавливаться? Поэтому в Британии остатки неоконсервативных сторонников Блэра присоединились к антироссийской кампании и начали утверждать, что «в Брексите также виноваты российские хакеры».

Густав Грессель из Европейского Совета по международным отношениям утверждает, что российские спецслужбы (а вовсе не европейская миграционная политика открытых границ) стоят за эпидемией сексуального насилия, совершаемого мигрантами в Германии, и что это делается с целью ослабить авторитет Меркель в преддверие выборов 2017 года. Всякий раз, когда что-то идет не по плану западного истеблишмента, вина возлагается на Россию. Судя по всему, это продолжится.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (2 голосов, среднее: 5,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *