Иран – проблема для России и Турции в Сирии

fr

«Все иностранные боевики должны покинуть Сирию. Хезболле необходимо вернуться в Ливан», провозгласил турецкий министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу в конце декабря.

Это заявление можно назвать довольно дерзким, учитывая, что Турция много раз направляла свои войска в Сирию и на протяжении пяти лет проводила политику «полуоткрытой»  границы для иностранных боевиков, включая даже тех, кто направлялся в отряды ДАИШ или аль-Каеды. Ответ Хезболлы был предсказуемо холодным. «Мы находимся в Сирии не по просьбе Турции, Саудовской Аравии или Соединенных Штатов, а в рамках нашего сотрудничества с сирийским государством».

Возможно, в этом более чем странном заявлении Турции скрыта суть закулисной борьбы, которая ожидает Сирию в 2017 году и впоследствии. Увидев, что США и Европа устранились от участия в конфликте, многие державы хотели бы, чтобы так же поступил и Иран. Тегеран прочно утвердил свое влияние в Сирии за счет поддержки режима, но еще в большей степени за счет разношерстных шиитских боевиков.

С точки зрения большинства игроков, действующих в Сирии в настоящее время, Ирану нельзя позволить доминировать здесь, как он, возможно, хотел бы. Это справедливо в отношении России, Турции, стран Персидского залива, возможно даже некоторых элементов сирийского режима, а также других игроков, таких как США, Израиль и Европейский союз. В сущности, у Ирана здесь нет подлинных союзников.

Россия сейчас позиционирует себя как влиятельную силу в Сирии, но такое высокомерие является недальновидным. Русским до сих пор удавалось уживаться с иранцами, но отношения между ними непростые, они поражены взаимным  недоверием и скрепляются в основном общей антипатией к  Соединенным Штатам.

Иран и подконтрольные ему силы уже оказывались во многих случаях помехой, включая эвакуацию Алеппо и нынешнее прекращение огня. Масштабный штурм долины Вади-Барада к западу от Дамаска, который сопровождается существенной нехваткой воды в сирийской столице, служит как для обеспечения стратегически важных маршрутов прохода Хезболлы в Ливан, а также для демонстрации того, что Иран нельзя игнорировать.

Иран с раздражением воспринимает бурно развивающийся российско-турецкий альянс, подозревая, что его пытаются лишить законных военных трофеев в Сирии. С точки зрения России, ослабление иранского влияния в Сирии могло бы умиротворить крупные арабские страны, а возможно и несколько успокоить возмущение по поводу разрушений в Алеппо и Идлибе. Российский президент Владимир Путин, вероятно, рассчитывает получить поддержку вступающей во власть администрации Трампа, которая предположительно будет значительно более враждебной в отношении Ирана, чем уходящая администрация Обамы.

Важно, что Россия предпочитает сохранение единства, в то время как Иран склоняется к раздроблению Сирии. Россия видит Сирию сильным централизованным авторитарным государством. Это не согласуется с иранскими планами создания негосударственных субъектов, которые находились бы под влиянием Тегерана, и восстановление мощного сирийского государства, способного за себя постоять, является гораздо менее желательным.

Турция совершила невероятный разворот в своей сирийской политике. Разумеется, президент Эрдоган не собирается сближаться с сирийским режимом, но Турция прекратила многолетнюю поддержку вооруженной сирийской оппозиции, которая теперь чувствует себя обманутой, поскольку ее бывший покровитель уходит в лагерь Москвы. Требования Турции переменились, и теперь вместо смены режима она добивается срыва курдских планов автономии и вытеснения ДАИШ, а также создания пояса безопасности в северной Сирии.

А чего же хочет сирийский режим? Башар аль-Асад дал понять, что в конечном итоге режим стремится к восстановлению контроля  над всей территорией Сирии. Однако, в настоящее время он переживает кадровый кризис, и не в последнюю очередь в армии, так что вряд ли может позволить себе потерю иностранных боевиков.

Однако, сможет ли Асад и далее противопоставлять своих покровителей друг другу или ему придется выбрать одного из них? Каков в этом случае будет его выбор? Россия, возможно, менее навязчивый партнер, но она слишком большая, чтобы можно было игнорировать ее требования. Иран не столь мощная страна, но он гораздо более агрессивен, имея в виду его амбиции в отношении контроля ключевых элементов сирийского государства и его территории.

Совершенно очевидно, что сирийцы возмущены иранским присутствием еще больше, чем российским. Приверженцы режима часто поднимают российский флаг, но почти никогда – иранский. Иран и Хезболла вовсе не собираются сдаваться и уходить. Слишком много материальных и людских потерь понесено с момента, когда Иран в 2012 году впервые пришел на помощь обреченному сирийскому режиму.

Иран следит за тем, чтобы сирийский режим зависел от его поддержки не меньше, чем от российской. В связи с этим, Иран усилил свое военное присутствие в то же время, когда это сделали русские. Иран страхует свои ставки, одновременно поддерживая  режим Асада и другие военизированные формирования. Если режим окажется в затруднительном положении, иранское влияние будет продолжаться за счет иных средств.

В течение нескольких последних лет сирийцы напрасно ожидали, что Россия и США начнут сотрудничество и найдут политическое решение, которое положит конец кризису. Сейчас их терпение вновь подвергается испытанию, в то время как Россия, Турция и Иран пытаются взять на себя роль доминирующего внешнего регионального игрока.

Создание оси Россия-Иран-Турция все же является вполне возможным, и многие хотели бы этого. Однако, глубинные противоречия могут привести к тому, что «победители» в региональной сирийской силовой игре окажутся неспособны поделить военные трофеи.

Поскольку Соединенные Штаты, Европа и страны Персидского залива на ближайшее время устранены от решения сирийской проблемы (хотя их финансирование реконструкции и развития будет востребовано), не следует удивляться никаким событиям в Сирии, и  не в последнюю очередь ссорам между спонсорами  нынешнего политического урегулирования.

Как бы то ни было, в ближайшее время Иран, Хезболлу и другие шиитские военные формирования будет практически невозможно вытеснить из Сирии. Что касается России, ей предстоят немалые хлопоты по разработке хоть какого-то плана для успешного выхода из страны, «совладельцем» которой она оказалась.

Автор, Крис Дойл – британский эксперт по ближневосточным проблемам, директор размещенного в Лондоне Совета по арабо-британскому взаимопониманию


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (1 голосов, среднее: 1,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *