Станет ли Иран соперничать с Россией на европейском газовом рынке?

Заявления иранских властей о том, что Тегеран намерен поставлять газ в Европу, всё ещё остаются частью политической игры Исламской республики с целью склонить Запад к отмене санкций и развитию экономических связей с Ираном. На настоящий момент подобные заявления влияют, скорее, на решения правительства России и руководства российских нефтяных компаний, чем на положение дел в Европе.

Подпись к изображению: Газодобывающая платформа SPQ1 в районе южных границ иранского нефтегазового месторождения Южный Парс в Персидском заливе вблизи города Эселуйе, что в 1000 км от Тегерана

EDITORS' NOTE: Reuters and other foreign media are subject to Iranian restrictions on their ability to film or take pictures in Tehran. The SPQ1 gas platform is seen on the southern edge of Iran's South Pars gas field in the Gulf, off Assalouyeh, 1,000 km (621 miles) south of Tehran, January 26, 2011. Picture taken January 26. REUTERS/Caren Firouz (IRAN - Tags: BUSINESS ENERGY) - RTXX59M

С конца 90-ых годов власти Ирана обещали Европе уменьшить её зависимость от российского сырья. Как минимум в период с 2006 по 2015 год международные санкции были основным препятствием, мешающим Ирану предоставить свою продукцию на европейский газовый рынок. Корпорации из Европы, чтобы не попасть под действие санкций Запада, не решались сотрудничать с иранскими поставщиками нефти и газа, и всякие споры по этому вопросу оказались бесплодными. И тем не менее, принятие Совместного всеобъемлющего плана действий касательно ядерной программы Ирана и постепенное смягчение ограничений на сотрудничество с Ираном показывают, что корень всех проблем, в основном, не в санкциях, а в особенностях иранской энергетической инфраструктуры. Газ из Ирана на протяжении ещё довольно продолжительного времени не появится в странах Европейского Союза.

Несмотря на то, что Ирану принадлежат самые большие запасы газа в мире, объёмы его добычи скромные, а транспортная инфраструктура развита слабо. В итоге у Ирана нет возможности резко повысить экспорт. Иранская газовая промышленность добывает около 251 миллиарда м3 газа в год, и на экспорт идёт лишь 6 милларда м3 газа из этого объёма. В то же время Иран вынужден импортировать сравнимый объём газа из Туркменистана, чтобы выполнить условия договоров на экспорт (в них фигурируют объёмы в два раза большие, чем Иран может экспортировать) и обеспечить газом северные провинции в зимнее время. Анонимный источник заявил порталу Al-Monitor, что на развитие газодобывающей промышленности и системы доставки газа в Иране требуется потратить огромное количество денег (десятки миллиардов долларов), поэтому за короткое время найти источники финансирования и осуществить необходимые проекты очень непросто. Даже при удачном развитии событий Иран достигнет уровня добычи в 307 миллиардов м3 лишь через три-пять лет.

И всё же, увеличение объёма добычи вовсе не значит, что в Тегеране одновременно возрастёт уровень экспорта. Это в большей степени зависит от внутренней системы энергообеспечения Ирана, ключевым ресурсом для которой является газ. Иранские власти обещают правительству европейских государств наладить поставки газа, однако, намерены, прежде всего, обеспечить топливом собственную страну. Иран очень нуждается в газе, и потребность со временем лишь растёт. На протяжении нескольких десятилетий власти страны призывали увеличить долю использования газа, и в результате на газ приходится 60 процентов энергетической потребительской корзины, а доля нефти при этом составляет менее 40 процентов. Правительство Ирана делает всё возможное, чтобы стоимость газа оставалась доступной для населения страны, поэтому объёмы его потребления очень высоки.

Так как иранские власти продолжают настаивать на снижении доли нефти в энергопотреблении страны и стремятся заменить другие виды топлива на газ, к 2020 году огромные объёмы добытого сырья будут осваиваться внутри страны. Эксперты уверены, что даже если Тегеран увеличит производство газа за последующие 3 года, для экспорта станет доступным лишь 27 миллиардов м3 газа. Также власти Ирана продолжают акцентировать внимание на добыче газа, поэтому развитие всей нефтехимической промышленности находится в прямой зависимости от этого ресурса. Кроме того, следует помнить, что иранское правительство проводит программу по восстановлению запасов нефти, цель которой – поддерживать стабильный уровень добычи нефти на старых месторождениях путём заполнения их газом. Эта программа отодвигает вопрос экспорта газа на второй план.

Существует различие между заявлениями правительства Ирана и действительными планами Тегерана по экспорту газа. Иранские аналитики рассказали Al-Monitor, что в правительстве считают любые проекты по экспорту газа в страны дальнего зарубежья (особенно в Европу) рискованными и слишком сложными для того, чтобы начать их реализовывать прямо сейчас. Вместо этого Тегеран стремится наладить поставки газа своим непосредственным соседям. Кроме экономической выгоды, иранские власти намереваются создать экономический рычаг, чтобы оказывать влияние на не всегда дружелюбно настроенных соседей. Эти обстоятельства в ближайшее время не будут способствовать появлению иранской нефти на европейском рынке.

Наконец, и санкции не были полностью отменены. Правительство США всё ещё противится отмене ограничений на финансовое сотрудничество с Тегераном. В результате европейские лидеры не решаются активно поддерживать проекты, связанные с иранской нефтью и газом, ожидая времени, когда вести дела с Тегераном можно будет без всякого риска. В этих условиях, сообщают Al-Monitor близкие к иранскому правительству аналитики, Иран финансирует развитие местной инфраструктуры второго порядка. Тем не менее, главные проекты по развитию газовой отрасли остаются без должного финансирования и зарубежных партнёров.В большинстве случаев на принятие решений влияют не сами обстоятельства, а отношение к ним. Поэтому российские власти довольно серьёзно рассматривают перспективы появления иранского газа на европейском рынке, несмотря на то, что Тегеран и через десять лет вряд ли будет способен существенно влиять на ситуацию. Как бы то ни было, в Москве стараются предугадать последствия. Кремль не исключает того, что в долгосрочной перспективе Тегерану удастся выполнить свои обещания и прийти на европейский рынок.

Разглядев в Иране потенциального соперника, Россия всё же предпочитает сотрудничество противостоянию. Москва следует принципу дзюдо, оставаясь в полном контакте с оппонентом и сохраняя близкую дистанцию. В результате российские власти следят за тем, чтобы потоки энергоресурсов устремлялись в правильном направлении, и стремятся, по крайней мере, участвовать в иранских проектах с выгодой для себя. Газпром и другие ресурсодобывающие компании России выказывают открытую заинтересованность в развитии иранской газовой промышленности и инфраструктуры. Политическая элита России одобряет и всячески поддерживает эту стратегию по участию в развитии энергодобычи в Иране.

На саммите президентов Азербайджана, России и Ирана в Баку Путин подчёркивал необходимость сотрудничества и взаимосвязи в нефтегазовой сфере, призывая к совместному использованию существующих нефтепроводов и к участию в разработке месторождений в Каспийском регионе. Он предложил план по обеспечению топливом северных провинций Ирана через Азербайджан в обмен на газ, который будут добывать российские компании в Персидском заливе. Одобрение этого проекта снизит зависимость Ирана от Туркменистана при обеспечении газом северных провинций страны. Россия, в свою очередь, будет уверена в том, что хотя бы некоторый объём иранского газа не достигнет Европы, а будет доставлен российскими компаниями в другие регионы.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *