Затянув потуже пояса: последствия неминуемы

Источник перевод для mixednews – Dimitriyplus

24.03.2011

Подпись к изображению Индийские покупатели стоят в очереди за луком, продаваемым министерством сельского хозяйства по контролируемой ценовой схеме; Хайдарабад, 12 января 2011 года. Всвязи с продовольственной инфляцией более 18 процентов и нехарактерными для региона дождями в южной Индии, угрожающими урожайности, премьер-министр Индии Манмохан Сингх созывает глав министерств для обсуждения проблемы.

Всего несколько лет прошло после  крупного глобального продовольственного кризиса. Новый всплеск производства сельскохозяйственной продукции мире и цены на продовольствие порождают  предсказуемые и чрезвычайные последствия. Поиск причин опять приводит к слабости проводимых политик – в  торговле, окружающей среде, финансах и в сельском хозяйстве, что, вероятно, приведет к ещё большей нестабильности в ближайшие годы.

За последний год цены на продовольствие во всем мире резко выстрелили вверх, превысив предыдущий ценовой максимум в 2007-2008 годах и установив новый рекорд, зафиксированный продовольственной и сельскохозяйственной организацией ООН (англ. FAO —  Food and Agriculture Organization, прим. mixednews). В феврале продовольственный ценовой индекс ООН, росший восемь месяцев подряд, достиг своего максимума с 1990 года.

Как результат  –  с начала 2010 года примерно  44 миллиона человек легко  перешли в  число недоедающих, присоединившись 925 миллионам уже страдающих от нехватки продуктов питания. Если цены продолжат рост, количество голодающих возрастёт до миллиарда. С еще двумя миллиардами, страдающими от «скрытого недоедания»,  вызванного несбалансированным питанием, что является почти нормой в Африке, Азии и латиноамериканских странах.

Такие лишения укорачивают жизнь и задерживают  физическое и умственное развитие молодёжи, нанося урон самым уязвимым группам населения, то есть городской бедноте стран-импортёров продовольствия, что особенно тяжело проявляется в Каире, Тунисе и Дакке. Бедняки тратят большинство своего бюджета на еду; это от пятидесяти до восьмидесяти процентов населения развивающихся стран, в сравнении с десятью процентами населения США и Европы. Так цены на еду отхватывают солидный кусок от семейного бюджета в убыток остальным нуждам, а в бедных странах продовольственная помощь своим гражданам – неотъемлемая часть государственного бюджета.

Не вся пресловутая городская беднота спокойно наблюдает за растущими ценами. Размахивая буханками хлеба, они присоединялись к  недавним протестам в Тунисе, Каире и в других городах. Их своевременные и конкретные жалобы добавили  искру в давно тлевшее недовольство авторитарными режимами, давая начало демократическим революциям, не просто обычным «продовольственным бунтам».

Плохая погода хуже политики

Но помимо движений за демократию миру  также нужно будет принять новую модель политики в области  продовольствия и сельского хозяйства  с целью предотвращения будущих кризисов, которые кажутся весьма вероятными, если нынешние условия сохранятся. Основной причиной нынешнего кризиса, как и того, трёхлетней давности, неудачная политика, а не плохой урожай и катастрофические погодные условия. (И стоит заметить, что интенсивность и необычность изменений погоды — частично результат недостатков природоохранной и энергетической политики.)

Кошмарные погодные явления в прошлом году, выраженные потопами в Шри-Ланке, Пакистане и Австралии, засухами от России с Украиной до Аргентины, плюс Китай и как следствие – растущие цены на зерновые культуры и еду в целом. Но даже если природные явления вроде  Ла-Нинья (тихоокеанская  температурная аномалия, прим. mixednews) сыграли свою роль в  снижении урожайности, глобальное потепление усилило изменения погоды до крайних значений и изменило климатические модели в регионах. Радж Пател, консультант Калифорнийского университета в Беркли, утверждает, что ни одно из явлений нельзя винить в климатических изменениях, но:  «мы можем с уверенностью утверждать, что изменение климата вызывает обострение  проблем с погодой».

В октябре комитет  продовольственной и сельскохозяйственной организации  ООН пришёл к выводу, что изменение климата  влияет  на  «достаток,  продовольственную безопасность, и образ жизни миллиардов людей». За последнее десятилетие число «гидрологических чрезвычайных ситуаций» увеличивается в среднем на 7.4 процента каждый год, а в последние пять лет даже быстрее. Исследование FAO прогнозирует, что число людей, пострадавших от потери пахотных земель, сельскохозяйственных вредителей и подвергшихся риску голода в результате изменения климата будут расти быстрыми темпами в ближайшие несколько десятилетий;  растениеводство и животноводство  будут «страдать «. Комитет FAO так же заключает, что «изменение климата увеличивает существующие угрозы и … увеличивает уязвимость … в плане продовольственной безопасности», особенно для  женщин и детей. По иронии судьбы, промышленные методы ведения сельского хозяйства, в том числе использование пестицидов и удобрений, очистка новых земель для сельскохозяйственных культур и глобальная  торговля сельскохозяйственной продукцией вносят свой вклад в изменение климата.

По утверждению Джаяти Гош, экономиста из университета имени Джавахарлала Неру, в  то время как падают сборы урожая, потребность в качественных зерновых растёт в глобальных масштабах, отвечая непрерывному росту населения планеты, а так же увеличивающимся доходам  и меняющимся вкусовым пристрастиям граждан в таких странах, как Китай. Отток сорока процентов американских кукурузы на биотопливо в год, неустойчивая долгосрочная стратегия по ряду причин, возможно, подтолкнуло цены вверх.

Но решающий фактор нынешнего кризиса совсем не увеличение спроса, а спад производства. В то же время, сегодняшний голод – результат бедности и неравенства, а не недостатка еды.

Продовольственно – товарный фетишизм

В конечном счете, кризис цен на продовольствие связан лишь отчасти с дисбалансом спроса и предложения. Более того, он вырастает из десятилетий скверной продовольственной политики, подразумевающей продовольствие товаром  на мировых рынках, где преобладают крупные транснациональные компании и спекулянты. Пока доминирует многосторонняя элита – в основном чиновники из правительств  США и Европы, корпораций и международных организаций предписывают больше торговать, нежели наполнять рынок.

С другой стороны  многие страны, гражданские организации, экологи, борцы за права бедных, а так же представители крестьян и мелких фермеров говорят, что пища должна рассматриваться как право человека. Карен Леман, бывший старший научный сотрудник Института сельскохозяйственной и торговой политики города Миннеаполиса, утверждает, что страны должны стремиться к обеспечению продовольственной безопасности и самодостаточности настолько, насколько это возможно.

В одном недавнем споре, независимые трейдеры критиковали Россию за прекращение экспорта пшеницы в прошлом году после засухи и пожаров, сокративших количество урожая пшеницы так резко, что в стране уже могли столкнуться с дефицитом. Запрет, несомненно, создал опасения, что подтолкнуло  вверх фьючерсные цены на пшеницу. Но специалисты по продовольственной безопасности отмечают, что люди вправе ожидать от своих правительств заботы о поставках продовольствия. Продовольственная политика должна позволить им это сделать (как, в некоторой степени и глобальные правила торговли).

Несколько десятилетий мировой торговли зерном, особенно демпинг цен на субсидированные урожаи из США и Европы снизили доходы крестьян из развивающихся стран, подтолкнув их к необходимости оставить сельское хозяйство, чтобы выжить, а точнее перейти в ряды городской бедноты. (Пример – ситуация в городе Мехико после подписания соглашения NAFTA, (Североамериканское соглашение о свободной торговле, прим. mixednews); стратегия Южной Кореи, направленная на повышение доходов сельского населения,  в  то время как индустриализация предлагает впечатляющую разницу). Результат: меньше самостоятельности, меньше безопасности; цены на зерно, которые часто были ниже, но гораздо неустойчивее, чем они могли бы быть с более управляемой системой торговли.

Комитет ФАО сообщил в октябре, что свободная торговля и отсутствие внутренней регуляции привели к тому, «что изменения в мировых ценах, по большей части, передаются быстрее и более ощутимо на внутренние рынки». Глобальная доступность дешевого продовольствия может помочь стране облегчить проблемы умеренно плохого внутреннего урожая, но перебои в  работе крупного экспортера и приводят к большому скачку цен во всем мире. Повышенная волатильность «угрожает жизнеспособности фермерств (низкие цены), продовольственной безопасности (высокие цены), подрывает инвестиционные решения и угрожает внутренней безопасности и политической стабильности» – утверждают в комитете.

Одной группе экономических  игроков  волатильность на руку — трейдерам на фьючерсных рынках, как в открытом обмене вроде Чикагской товарной биржи, так и в частных внебиржевых контрактах. Радж Пател утверждает: «Трейдеры делают деньги на колебаниях цен, а так же помогают усугубить их». Но фьючерсные рынки при жёсткой регуляции дают возможность и покупателю и продавцу страховаться от неопределённости цен на продовольствие, фиксируя поставки продуктов по приемлемым или, по крайней мере, по известным ценам. Спекулятивные трейдеры обеспечивают ликвидность рынков, делая заключение сделок проще и быстрее. Фьючерсные рынки также помогают «открывать» цены.

Но фьючерсные рынки – не единственный способ обеспечить предсказуемость рынков сельскохозяйственной продукции. Исторически они работали наилучшим образом в сочетании с государственной политикой управления поставками, удерживая цены на товары в определенном диапазоне, частично за счет поддержания запасов основных продуктов питания. С появления первых урбанистических государств, правительства поддерживают запасы зерна в качестве защиты от неурожая. Но современные версии такой политики, ведущие свое начало от «Нового курса» Рузвельта, потеряли свою силу за последние четыре десятилетия; от них фактически отказались в 1996 году с принятием закона «О свободе фермерств» за подписью президента Билла Клинтона.

На сегодняшний день Китай является одной из немногих стран, поддерживающих большие запасы, но их размер является государственной тайной. По словам председателя департамента прогнозирования развития международного сельского хозяйства США Джеральда Банге, на момент вхождения в текущий кризис мировые запасы продуктов были весьма низкими, что особенно касается кукурузы.  Значительная часть мировых запасов хранится в руках частных организаций. «Общая картина роста цен на продукты обусловлена тем, что глобализация привела к растущему сосредоточению продуктов питания в частных организациях» — заявляет Том Вайз, руководитель отдела политических исследований института Глобального развития и окружающей среды. «Если люди ощущают дефицит, вы неизменно получаете спекуляцию и стяжательство».


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *