Северный Морской Путь и глобальное потепление

Петр Первый 300 лет назад основал на берегу Финского залива Санкт-Петербург, чтобы обеспечить государству российскому доступ к незамерзающим морским портам. И сегодня возможность круглогодичного выхода к незамерзающим морям играет важную роль в геополитических расчетах президента Владимира Путина. Несмотря на то, что эта проблема привлекает гораздо меньше внимания, чем действия России в Сирии и на Украине, Арктика, судя по всему, станет следующей главой в борьбе за морские торговые пути, о чем свидетельствует наращивание российского военного потенциала и укрепление ее инфраструктуры в регионе, которые идут наиболее высокими темпами с момента распада Советского Союза.

18955570954_a31f1fcf72_o-560x373

Несмотря на общее мнение климатологов о возможных необратимых последствиях изменения климата, особенно в том случае, если мы достигнем «критического порога» таяния льдов в Северном Ледовитом океане, политическая риторика, связанная с российским присутствием в Арктике, главным образом сосредоточена на вопросах безопасности и экономических проблемах.

Оценка потенциального воздействия изменения климата в Арктике свидетельствует о том, что тающий морской лед откроет возможности для трансарктического судоходства. Но в то же время развитие инфраструктуры может привести к дальнейшему росту экологического ущерба. Кроме того, готовность России инвестировать в добычу нефти на шельфе Северного Ледовитого океана может иметь значительные последствия для окружающей среды, поскольку общие для всей Арктики климатические процессы оказывают непропорциональное влияние на глобальное потепление.

Канада и другие арктические государства должны приложить все усилия и не допустить, чтобы проблема климатических изменений была оттеснена на второй план угрозами, связанными с российской демонстрацией военной силы, даже если это потребует обсуждения экологического законодательства с Россией, включая непопулярные уступки.

Члены Арктического Совета, межправительственного форума, регулирующего координацию действий между странами, обладающими суверенитетом над северными территориями, имеют потенциального союзника в лице Китая. Эта страна сегодня превращается в мирового лидера по вопросам защиты окружающей среды, а кроме того, именно с Китаем Россия намерена установить более прочные торговые связи через Северный морской путь. Существует риск, что соображения безопасности, пусть и вполне оправданные, будут доминировать в ходе переговоров, в то время как влияние на окружающую среду является фактором, все более чувствительным и гораздо более важным для сохранения жизни на планете.

Общей нитью, связывающей недавнюю российскую интервенцию на Украине и вмешательство в сирийский конфликт, является стремление получить и сохранить доступ к открытым морям в обоих случаях. Россия получила баху Севастополь на Черном море путем аннексии Крымского полуострова, а военная поддержка режима Асада в Сирии помогла защитить российскую военно-морскую базу в Тартусе, обеспечивающую Москве окно в восточное Средиземноморье.

Благодаря росту температуры на планете и стремительному таянию арктических льдов, Северный ледовитый океан представляет стратегические и экономические возможности, которые ранее были неосуществимы. По данным журнала Foreign Policy, российское присутствие в Арктике включает многочисленные подразделения военнослужащих, 14 новых тактических аэродрома, 16 глубоководных портов и 40 ледоколов. Другие арктические страны сильно отстают от России с точки зрения военной инфраструктуры. Например, у Соединенных Штатов имеется всего один работающий ледокол. Ключевым фактором расширения доступа к арктическим водам являются технологические инвестиции на суммы в миллиарды долларов.

Путин вполне отчетливо обозначил свои намерения относительно экспансии в Арктике. В 2011 году он заявил, что со временем Арктика затмит Суэцкий канал как кратчайший путь в Азию. Он также сказал, что «хотел бы подчеркнуть важность Северного морского пути как международной транспортной артерии, которая будет соперничать с традиционными торговыми маршрутами по качеству, безопасности и ценам на услуги».

Помимо увеличения объемов торговли со странами Азии, арктическая торговля могла бы способствовать экономическому возрождению самых северных районов России, составляющих по площади около 20 процентов территории страны. Арктика обладает, по оценкам экспертов, 22 процентами глобальных неразведанных запасов нефти и газа, колоссальными нетронутыми ресурсами, из которых российская экономика, ориентированная на экспорт энергоносителей, хотела бы извлечь прибыль. На фоне потенциальных экономических выгод от добычи ресурсов в Арктике, неблагоприятному воздействию такой политики на окружающую среду почти не уделяется внимания.

До недавнего времени американо-российские отношения в Арктике обсуждались и рассматривались сквозь призму «отголосков холодной войны», то есть речь велась об одной из зон потенциальной конфронтации между двумя крупными державами. Арктические страны, такие как Швеция и Норвегия, также выражали свою обеспокоенность в сфере безопасности в связи с наращиванием российской военной мощи в регионе. Как и в случае с большинством других внешнеполитических проблем, избрание Дональда Трампа сделало американскую позицию в отношении Арктики менее внятной. Вместо страхов в связи с возобновлением конфронтации, пресса сейчас сосредоточена на возможности и проблематичности сотрудничества между США и Россией. Независимо от того, будут ли две эти страны сотрудничать в экономических начинаниях, тот факт, что Трамп назвал проблему климатических изменений «раздутой и преувеличенной», позволяет предположить, что новая администрация не будет возражать против российских планов по развитию инфраструктуры и добыче ресурсов в Арктике, исходя из экологических соображений.

Несмотря на отсутствие поддержки со стороны США в разработке законодательства для Арктики, инициатива должна исходить от других членов Арктического совета, в частности, от Канады.

Для того, чтобы Канада сдвинула с мертвой точки решение экологических проблем в Арктике, премьер-министр Трюдо должен вступить в прямую конфронтацию с экономическими намерениями других стран. В настоящее время арктическая политика Канады демонстрирует полную готовность к сотрудничеству с Россией. Правительство Трюдо заявило, что взаимодействие Канады с Россией было «в высшей степени разумным», учитывая их общие интересы и тот факт, что вместе две страны контролируют более трех четвертей территории арктического региона. Россия не откажется от своих экономических амбиций в Арктике, но усиление международного давления в ходе осуществления этой деятельности может предотвратить некоторые неблагоприятные последствия для окружающей среды.

Воздействие на изменения климата находится за пределами возможностей любой отдельной страны, но Канада и другие арктические государства возлагают надежду на потенциальных союзников, разделяющих их обеспокоенность экологическими проблемами Арктики. Так, Китай, который является крупнейшим потенциальным партнером России по торговле через Северный морской путь, судя по всему, готов взять на себя роль лидера в области глобальных экологических инициатив. Ранее эта роль принадлежала Соединенным Штатам, но в настоящее время возник определенный вакуум, обусловленный позицией администрации Дональда Трампа по проблеме изменений климата.

Без поддержки климатических инициатив со стороны США и на фоне силовых методов России по расширению доступа к морским торговым путям, существует вероятность, что Канада и Китай будут задавать тон в вопросах защиты окружающей среды в Арктике. Вакуум руководства предполагает необходимость осмысленного действия, выходящего за пределы символической поддержки более строгого правового регулирования.

В то же время, существует риск, что бесконтрольное развитие инфраструктуры в Арктике, предпринимаемое реваншистски настроенной Россией, подорвет неотложные меры противодействия глобальному потеплению. И тем не менее, диалог и сотрудничество с Россией необходимы. Кроме того, учитывая, что к югу от канадской границы находится государство, где исполнительная власть не признает существования климатических проблем, премьер-министр Трюдо должен сделать изменение климата в Арктике своим приоритетом, даже если это потребует «непопулярного сотрудничества».


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *