Китай, Россия и однополярный мир

Многие эксперты утверждали, что гегемония США приведёт к продолжительному существованию однополярного мира. Оправдались ли их прогнозы в прошлом году?

thediplomat_2017-04-03_13-50-36-386x258

Во второй половине 2016 года произошло несколько неожиданных событий, которые, будучи основанными на тенденциях в международной политике, поставили под вопрос лидерство США. Знаковыми событиями стали решение Великобритании о выходе из Евросоюза (Брексит), растущая популярность националистических партий в Европе (к примеру, Марин Ле Пен во Франции), появление настроенных против Америки лидеров-популистов в Восточной Азии (президент Филиппин Дутерте Роа) и, конечно же, избрание Трампа президентом США. В начале 2017 года появился контртезис, согласно которому к завершению подходила не только однополярность, но и международный либеральный порядок. Широко было распространено мнение о том, что президент Трамп может начать противостояние с Китаем, сблизится с Россией и постепенно прекратит участие США в альянсах Европы и Восточной Азии.

Подобные прогнозы часто были основаны на слабой уверенности в международной политике, в том, что результат зависит от намерений. Эта уверенность берёт своё начало в упрощённом понимании, согласно которому в работе всей системы легко разобраться, изучив её части, или в убеждении в том, что стратегические действия, сотрудничество и итоги международной политики могут быть экстраполированы на намерения и способности отдельных государств. Совершенно ясно, что в однополярной системе одна сверхдержава (к примеру, США) обладает значительными возможностями по влиянию на другие страны таким образом, чтобы последствия отразились на всей системе. Поэтому внешней политике США с Трампом во главе не хватает рассудительности и сдержанности. Как бы то ни было, настоящие события и итоги международной политики постоянно напоминают об идеях Кеннета Уолтца о том, что международная система формирует и ограничивает поведение и взаимодействие государств, среди которых и сверхдержавы наподобие США.

В течение первых «ста дней» президентства Трампа внешняя политика США значительно поменялась по таким важным вопросам как свободная торговля и климатические изменения (к примеру, выход США из Транстихоокеанского партнёрства), применение войск на Среднем Востоке стало более активным (удар по сирийской авиабазе, сброс «матери всех бомб» в Афганистане), отношения с Ираном и Северной Кореей накаляются, и вооружённый конфликт на Корейском полуострове может повториться. Однако также был принят ряд логичных решений.

Во-первых, США и Россия продолжают противостояние касательно событий в Украине и в Сирии, и значительное улучшение этих отношений вряд ли произойдёт. Причина в том, что США являются главным препятствием на пути России к становлению сверхдержавой (вновь). Это положение однополярности президент США бы не изменил, будь это Трамп или Хиллари Клинтон.

Во-вторых, отношения США и Китая напоминают нечто среднее между сотрудничеством и соперничеством, но на данный момент открытого конфликта нет. На многое повлияло нарушение Трампом дипломатического протокола, когда он принял звонок президента Китайской республики Цай Инвэнь. Тем не менее, Трамп публично объявил об одобрении политики Китая со стороны США, воздержался от обвинения Китая в валютных манипуляциях и сотрудничал с председателем КНР Си Цзиньпином по поводу Северной Кореи. И всё же, наращивание военной мощи Китаем и его амбициозная внешняя политика позволяют судить о том, что геополитическое соперничество США и Китая продолжится, несмотря на уверенность обеих сторон в необходимости совместной работы над проблемами.

В-третьих, система альянсов как в Европе, так и Восточной Азии продолжает быть частью внешней политики США. Американская политика в отношении НАТО, которая отразилась в февральском «ультиматуме» министра обороны США Джеймса Мэттиса (на самом деле он яро защищает НАТО), требует увеличения затрат на оборону со стороны членов Альянса, при этом подтверждает участие США в организации коллективной защиты. Администрация Трампа также подтвердила гарантии безопасности, которые предоставлены Японии и Южной Корее: министр обороны Мэттис и госсекретарь Рекс Тиллерсон посетили Японию и Южную Корею, а премьер-министр Японии Синдзо Абэ нанёс визит в Вашингтон. Даже президент Филиппин Дутерте Роа выражает большее желание работать с Трампом, чем с Обамой, что говорит о хороших перспективах американо-филиппинского альянса.

В целом, события начала 2017 года напоминают слова Уолтца по поводу того, что структура международной системы «формирует и ограничивает» поведение и взаимодействие стран и создаёт предсказуемые последствия происходящего в международной политике. В современном однополярном мире международная система в основном продолжает формироваться в соответствии с логикой гегемонии США. Система американских альянсов остаётся неповреждённой и играет роль препятствия для появления новых сверхдержав. Это хорошая новость для тех, кто обеспокоен президентством Трампа, и плохая — для Китая и России, стремящихся стать великими державами.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (1 голосов, среднее: 5,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *