Бурное развитие крупных сельскохозяйственных компаний в России порождает тревогу за судьбу мелких фермеров

Российские агропромышленные гиганты, связанные с политической элитой, взяли под контроль огромные площади сельскохозяйственных земель, чтобы заполнить вакуум, образовавшийся на полках супермаркетов в результате запрета на импорт западного продовольствия. Бизнес-консультанты и благотворительные организации опасаются за судьбу мелких фермеров в России.

6cd955b0..04

Так, по словам представителей московской аудиторско-консалтинговой компании BEFL, в настоящее время пять крупнейших землевладельцев России контролируют территорию размером с Бельгию. Это стало результатом их бурного роста, вызванного необходимостью быстрого увеличения объемов  отечественного производства продуктов, входящих в списки продовольственного эмбарго, включая говядину и мясо птицы.

Российский сельскохозяйственный сектор переживает бум с 2015 года, когда президент Владимир Путин ввел запрет на импорт многих продуктов из 28 стран-членов Европейского Союза и других государств в ответ на экономические санкции, введенные против России после украинского кризиса в 2014 году.

Однако, при этом многие мелкие фермеры были вытеснены с рынка, поскольку гиганты агробизнеса заняли доминирующие позиции в целых регионах, сообщает международная организация по борьбе с коррупцией Transparency International. Илья Шуманов, заместитель директора Transparency International, заявил, что местные власти в некоторых наиболее эффективных сельскохозяйственных регионах вынуждают мелких фермеров передавать землю корпорациям с помощью таких мер как повышение ставок налогообложения.

По его словам, три из пяти крупнейших землевладельцев, упомянутых в докладе компании BEFL, имеют связи с высокопоставленными политическими фигурами России. Одной из таких фигур является министр сельского хозяйства Александр Ткачев, чья семья контролирует агрохолдинг, который в прошлом году приобрел 180 тысяч гектаров земли и превратился в четвертое по величине землевладение России, сообщает BEFL.

Ткачев был назначен министром сельского хозяйства Российской Федерации в апреле 2015 года. Он заявил в интервью российской финансовой  ежедневной газете «РБК», что не видит конфликта интересов между своим постом в правительстве и тем фактом, что в собственности его семьи находится компания Агрокомплекс.

Согласно его биографии на сайте правительства РФ, ранее Ткачев возглавлял Выселковский межхозяйственный комбикормовый завод, однако после распада Советского Союза он провел его приватизацию, чтобы создать в 1993 году компанию  Агрокомплекс. В настоящее время Агрокомплекс им. Н.И. Ткачева, названный в честь отца министра Ткачева, Николая Ивановича, контролирует 640 тысяч гектаров земли, что в три раза больше, чем в 2014 году.

Министерство сельского хозяйства России просило задавать вопросы в письменном виде, но не ответило на подробный запрос. Компания Агрокомплекс заявила, что не будет отвечать на вопросы, ссылаясь на официальную политику.

Инесса Валуева, руководитель проекта BEFL, заявляет, что российские сельскохозяйственные гиганты стремятся всеми доступными средствами аккумулировать как можно больше земли, поскольку Путин призвал к наращиванию отечественного производства продовольствия. «Любой кризис, как известно, предоставляет определенные возможности. Правительство делает все для развития сельского хозяйства, все говорят о наращивании отечественного производства», – говорит Валуева.

По словам Шуманова, невозможно сказать, кто именно извлекает выгоду из расширения этих агропромышленных корпораций во время санкций, поскольку многие из них имеют сложную и непонятную бизнес-структуру.

Тим Ханстаг, соучредитель правозащитной группы Landesa, говорит, что эта тенденция продолжается еще с момента распада Советского Союза, когда многие агропредприятия получили огромные площади сельхозугодий из-за неудачных схем, призванных выделить фермерам долю земли в советских колхозах. Ханстад, который давал консультации по земельной реформе в России еще в начале 1990-х годов, заявил, что выделение земельных наделов для работников приватизируемых колхозов редко заканчивалось успешно, поскольку эти меры блокировались директорами. «Они вели своего рода игру таким образом, что фактически аккумулировали земельные наделы колохозников и в результате сконцентрировали огромные площади земель под контролем своих корпораций», – рассказал он.

 


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *