Патрик Бьюкенен: после войны против ДАИШ США ожидает столкновение с Россией?

574255-putin-trump-051217

В прошлое воскресенье истребитель-бомбардировщик ВМС США F-18 Hornet сбил самолет сирийских ВВС. Фактически это были военные действия против страны, которой Конгресс никогда войны не объявлял и подобных мер не санкционировал. Вашингтон утверждает, что сирийский самолет бомбил повстанцев, поддерживаемых США. Дамаск, в свою очередь, заявляет, что его самолет атаковал силы группировки ДАИШ.

Министерство обороны Владимира Путина выступило с прямолинейным и жестким заявлением: «Неоднократные боевые действия авиации США под прикрытием борьбы с терроризмом, направленные против вооруженных сил страны, являющейся членом ООН, являются серьезным нарушением международного права и де-факто военной агрессией против Сирийской Арабской Республики».

Репортаж ABC, судя по всему, подтверждает заявление Москвы: «За последние четыре недели США осуществили три удара с воздуха по про-асадовским силам, поддерживаемым Ираном, которые передислоцировались в зону деэскалации конфликта в районе города Танф на юго-западе Сирии, где находится учебная база местных сил, ведущих войну против ДАИШ.

Россия объявила о прекращении сотрудничества с Соединенными Штатами в рамках меморандума о предотвращении инцидентов в небе над Сирией, а также предупредила о своем  намерении отслеживать и принимать на сопровождение в качестве воздушных целей любые воздушные объекты, включая самолеты и беспилотные аппараты международной коалиции, обнаруженные западнее реки Евфрат.

Итак, если Москва не блефует, мы, возможно, движемся в направлении военного столкновения с Россией в Сирии.

Воскресный инцидент был первым случаем за время сирийского конфликта, когда авиация США сбила вражеский самолет. В апреле президент Трамп отдал приказ об атаке крылатыми ракетами сирийского аэродрома. Тогда США заявили, что этот аэродром служил базой для сирийских самолетов, использовавших химическое оружие против гражданских лиц.

Мы все глубже увязаем в этой шестилетней межконфессиональной и гражданской войне. И то, что мы наблюдаем сейчас – это явные признаки перехода в следующую фазу: борьбу за контроль над территорией и населением, освобожденным после падения Эр-Ракки и ликвидации «халифата» ДАИШ.

Армия президента Башара аль-Асада стремится вернуть как можно больше потерянных ранее территорий, при этом она пользуется поддержкой России, иранских войск, шиитского ополчения из Ирака и Афганистана, а также Хезболлы.

Асад и его союзные силы, выступающие против ДАИШ, в настоящее время сталкиваются с поддерживаемыми США сирийскими демократическими силами, также воюющими против ДАИШ, которые состоят из арабских повстанцев и сирийских курдов из партии «Демократический Союз» (PYD).

Однако, если Америка решила использовать свои военно-воздушные силы для боевых действий против сирийских самолетов, атакующих повстанцев, которых мы поддерживаем, это может привести к конфронтации с Россией и значительно более масштабной, опасной и смертоносной для Соединенных Штатов войне.

Как мы можем выиграть такую войну без массированной интервенции? Мы действительно идем к этому? Неужели это именно то, чего мы хотим?

Опять же, Конгресс не давал санкции на такую войну. А кроме того, представляется, что никакие важные национальные интересы США не связаны с тем, кто будет контролировать Эр-Ракку и окружающие территории, если это не ДАИШ. Во время своей предвыборной кампании Трамп даже говорил о сотрудничестве между США и Россией в борьбе против этой террористической группировки.

Однако, находясь с визитом в Саудовской Аравии, он, похоже, взялся за создание альянса, который теперь раскручивается под брендом «арабского НАТО». При этом США признают Эр-Рияд в качестве главного союзника и лидера арабов Персидского Залива в региональной борьбе за гегемонию против шиитского Ирана.

После этого визита Трампа, саудиты, поддерживаемые Египтом, ОАЭ и Бахрейном, закрыли свою границу с Катаром, который поддерживает связи с Ираном. И хотя в Катаре также находится крупнейшая американская военная база в регионе, Трамп создал впечатление, что изоляция этой страны была его идеей.

Президент Трамп и его страна, похоже, оказались перед важным решением. Если после падения ДАИШ в Эр-Ракке мы будем использовать силу и влияние США, чтобы укрепить позиции сирийских повстанцев и курдов в ущерб Дамаску, мы можем столкнуться с Сирией, Россией, Хезболлой, Ираном, и даже Турцией.

Дело в том, что турецкий Президент Эрдоган рассматривает наших курдских союзников в Сирии как сирийский филиал террористической организации Рабочая партия Курдистана, с которой он ведет войну внутри собственной страны.

В ходе своей предвыборной кампании Дональд Трамп получил поддержку избирателей, пообещав сотрудничать с Россией для победы над нашим общим врагом. Но если после ухода ДАИШ из Сирии мы решим, что в наших интересах противостоять Асаду, Америка рискует оказаться втянутой в серьезную региональную конфронтацию.

В Ираке Соединенные Штаты и Иран имеют общего врага, ДАИШ, и общего союзника, правительство в Багдаде. В Сирии у нас также общий враг – ДАИШ. Но в то же время нашим союзникам противостоят Асад, Россия, Иран и Хезболла.

Исходя из этого, в настоящий момент Соединенные Штаты должны определить направление наступления сирийских курдов и провести переговоры с русскими, сирийцами и иранцами.

Мы не можем позволить нашим друзьям на Ближнем Востоке и в Персидском заливе манипулировать нами, потому что слишком часто в их интересах заставлять нас вести за них войны, которые вовсе  не обязательно являются нашими войнами.

Патрик Джозеф Бьюкенен — американский политик и публицист, в 1969—2000 гг. — идеолог крайне правой фракции Республиканской партии


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *