Переворот по-итальянски: теперь чуете неладное?

Источник перевод для mixednews – josser

Марио Монти

 

На этой неделе в Испании прошли выборы, которые не должны были состояться, если бы в недавних событиях в Европе был какой-то смысл.

В данный момент испанцы должны были слушать последние новости и читать газеты, объясняющие, почему по указаниям ЕС, Голдман Сакс, ЕЦБ, Бильдербергской группы и Трёхсторонней комиссии были отменены выборы.

В пятницу центральный банк провёл аукцион по размещению на рынках десятилетних облигаций на 3,6 миллиардов евро для поддержания головокружительного вращения карусели обслуживания долга. Рынки ободрали правительство как липку.

Деньги были заняты под 6,975 процента. Это совсем малость не дотягивает до так называемого семипроцентного «потолка-гильотины» – точки, с которой заём по такой вымогательской ставке вообще теряет какой-либо смысл.

Как отмечают один за другим комментаторы, Испания – банкрот. Разговор о «слабом звене в цепи евро» страдает ужасной недосказанностью.

Испания для европейской валюты – то же самое, чем был айсберг для «Титаника» во время его первого плавания.

Финансовый обозреватель Майкл «Миш» Шедлок делает некоторые интересные обобщения.

«Дело в том, что, если сложить вместе все долги – правительства, корпораций, финансовых учреждений и домохозяйств – Испания гораздо сильнее погружёна в долги либо заимствованные инвестиции, чем Италия».

Короче говоря, Испания в долгах, как шелках. Зато Италия представляется ставкой с намного более равными шансами.

Испанские фирмы перегружены огромными суммами заимствований, особенно в секторе недвижимости, который, по существу, вылетел в трубу.

По всей Испании в беспорядке разбросаны недостроенные или непроданные объекты недвижимости всех родов и видов: офисные здания, жилые дома, торгово-развлекательные комплексы и бизнес-центры, для которых никогда не найдётся покупателя.

Такова история Испанской болезни (одно из названий сифилиса; прим. mixednews) – неотступной мании бетономешательства последних двух лет.

Объяснение этому простое. В отличие от итальянцев, которые в данном вопросе в высшей степени консервативны, испанцы неразборчивы в отношении потребительского кредита. Большая его часть, естественно, пошла на приобретение собственности.

Однако в равной мере виновата и массовая истерия под названием консьюмеризм. Испанцы страстно увлечены всевозможными фетишами красивой жизни. Новые машины, умные кухни, летние домики у моря и покупки ради самих покупок.

Размеры потребительской задолженности банковскому сектору в Испании поражают – заоблачные 82 процента ВВП. Это совершенно неподъёмная ноша.

Слово «дефолт» теперь на слуху. Банки, которые и так подвергаются серьёзной опасности массового невозврата долгов коммерческого сектора, не в состоянии поддерживать такие чудовищно высокие уровни заимствования.

Частично гротескный перекос между  доходами и расходами берёт начало в «культуре мачо», представляющей собой неотъемлемую часть испанского национального характера.

Итальянцы тоже довольно высоко забрались по «шкале мачо Рихтера», но их кошельки куда как более склонны к полноте. И в отличие от испанцев, когда обстоятельства складываются не лучшим образом для их семейных бюджетов, они думают о завтрашнем дне.

Задолженность домохозйств в Италии почти в два раза меньше, чем в Испании – не более 45 процентов ВВП. Испанские банки построены из песка. В принципе, в этом находит своё выражение несоответствие между ликвидностью и кредитным риском.

Из года в год испанские банки и экстенсивная система местных источников займов на приобретение жилья при страховании своих ссуд под залог недвижимости резонно полагались на долгосрочные ценные бумаги с ипотечным покрытием.

Затем они впали в эйфорию всеобщего увлечения недвижимостью, которая вспыхнула в конце девяностых. Это колесо отвалилось, когда пузырь в сфере недвижимости и кредитования внезапно лопнул в 2009-м.

По мере того, как проблема неплатежей распространялась на рынок, банкиры стали прибегать к краткосрочным спекулятивным деньгам с целью рефинансирования своих фиксированных долгосрочных ипотечных и прочих портфелей. Это тот же порочный круг, который в конце концов заставил крупные британские банки побежать к налогоплательщикам.

Здесь вы должны уловить, куда я клоню: если какая-нибудь страна и заслужила нежданного визита судебного пристава, то ей была Испания, а не Италия.

В настоящий момент трудности итальянской банковской отрасли совсем другого порядка, чем в Испании. Частное кредитование – исключение из правила, а сложности с банками в Италии состоят в их общей дезорганизации и их большой подверженности глобальным рискам субстандартного кредитования.

Что действительно интересно при сравнении с Испанией, это то, что ипотечный рынок в Италии не был (большей частью) пойман в узы рефинансирования, которое поразило сердце испанской банковской системы.

Ипотечный риск, там, где он имеет место, приходится на займы, сделанные на Восточно-Европейском рынке, который в последнее время порядком скис.

А теперь прочтите следующее. Один из самых больных банков в Италии – Intesa Sanpaolo SpA (ISP). Банк потерпел фиаско на рынке субстандартного и кредитного деривативного мусора. Рынки об этом в курсе, поэтому его акциям сейчас грош цена (чуть больше евро) и их курс просел в этом году на 44 процента.

Он похож на банк-кальмар (по-видимому, здесь идёт сравнение с банком Голдман Сакс, прозванным «кальмаром-вампиром»; прим. mixednews), не чистый на руку, с отсутствием сколь-нибудь существенной местной составляющей. Нет ли в том совпадения, что новый министр промышленности в сборище иллюминатов сержанта профессора Монти – никто иной как сам Коррадо Пассера, которому как раз посчастливилось быть генеральным директором Banca Intesa Sanpaolo SpA?

Как они говорят, всё это возмутительная чушь. В апреле этого года тот же самый Пассера надеялся собрать на рынке около пяти миллиардов евро для обеспечения обязательств и перекройки собственных средств банка.

На ум приходят два слова: «конфликт интересов».

Уходящему в отставку министру финансов Джулио Тремонти приписывают надёжное руководство финансами страны. Он снискал признание за решительное реформирование закостенелой итальянской системы налогообложения.

Новый президент Европейского Центрального Банка Марио Драги, вступил в должность 3 ноября, всего за две недели до путча в Риме. Драги – экс-президент Банка Италии. Не он ли умудрился напартачить в Италии, да так, что ему поручили управление евро?

Народ, в этом что-то не так. Ввиду того, что в мейнстримных СМИ очень мало реальной журналистики, официальные печатные издания и медийные каналы никогда не идут за этими примерами.

Безработица в Испании выросла до 20,33 процента, самого высокого уровня в Европе, или, если на то пошло – в Организации экономического сотрудничества и развития. Безработица в возрастной группе от 16 до 24 лет составляет 32 процента.

Большинство экспертов верят в то, что внезапный – и маловероятный – поворот в экономике к лучшему сделает чуть больше, чем просто срежет пару процентов.

Кто-то утешает себя тем, что теневая экономика продолжает производить доходы. Это всё равно, что лечить рак лейкопластырем. Главный источник неучтённой работы – строительство, а оно сейчас стоит на коленях.

В сравнительном отношении итальянская безработица явно стабилизировалась на 8,3 процента, правда среди той же группы 16-24-летних цифры гораздо выше – 22 процента.

В целом, итальянский частный сектор показывает неплохие результаты, не уступающие основным трендам в главных европейских экономиках. В то же время, справедливости ради стоит отметить, что в этом немалая заслуга относительно низких зарплат, выплачиваемых итальянскими работодателями.

Долг правительства Испании равен 71 проценту ВВП, и эта единственная область, в которой она выигрывает у Италии. Долг государственного сектора в Италии составляет 120 процентов.

Эту цифру протолкнули в заголовки новостей для объяснения свержения избранной администрации Берлускони и её замены на совет мудрецов, возглавляемый хорошо известным бильдербергером и советником Голдман Сакс, Марио Монти.

А теперь, зададимся вопросом на миллиард евро. На основании этого неизбежно краткого наброска, какая страна являет собой бо́льшую угрозу евро (и еврозоне в целом) – Италия или Испания? Ответ лежит на поверхности – Испания

Римская революция замышлялась на собрании Бильдербергской группы в июне, на которой присутствовал Марио Монти. Это продвигаемая Голдман Сакс авантюра по снятию с мели банков Италии за счёт налогоплательщика Она не имеет никакого отношения к какой-либо угрозе, которую Италия могла представлять для еврозоны.

Испания делает заимствования по неслыханным ставкам. В финансовом отношении, Испания – это катастрофа. И всё же испанцы пошли на участки выбирать новое правительство.

Итальянцы только что увидели благополучную приостановку их демократии. Парламент, как собрание слепых мышей, практически вычеркнул себя из существования большинством в 552 голоса в пользу узурпатора.

Что касается Испании, истинного финансового «Титаника», то предсказуемое отстранение социалистов и победа бильдербергера Мариано Рахоя должно здесь направить ситуацию по правильному курсу. Ещё один переворот, пахнущий по-другому.

 


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *