Как немецкие презервативы финансировали русскую революцию

Имя Владимира Ильича Ленина не часто связывается со спекуляциями во время Первой мировой войны и деятельностью контрабандистов на черном рынке. Будучи известным ханжой, вождь мирового пролетариата был начисто лишен гена авантюризма и сумасбродства. Тем не менее, преступность и спекуляции на самом деле сыграли определенную роль в финансировании его деятельности в 1917 году. Большая часть наличных денег, в которых он нуждался для подготовки Великой Октябрьской социалистической революции, переправлялась в Россию через импортно-экспортную компанию, которая специализировалась на контрабанде фармацевтических препаратов, свинцовых карандашей и немецких презервативов.

26Priestland-mediumThreeByTwo440

Эта история началась в Швейцарии, где Ленин, высланный из России, жил с начала Первой мировой войны. В марте 1917 года весть о буржуазной  революции в Петрограде застала его в Цюрихе. Будучи лидером большевиков, наиболее радикальной социалистической партии России, он понимал, что его долг – немедленно вернуться в страну. Однако, проблема заключалась в том, что безопасного пути возвращения для него не существовало: ленинские призывы превратить европейскую войну в революцию против буржуазии отнюдь не внушали любви к нему со стороны англичан и французов, поэтому попытка пробираться на восток с большой вероятностью могла закончиться арестом без суда и следствия. В то же время, если бы он отправился на родину северным маршрутом через Германию, это означало бы пересечение территории страны, находящейся в состоянии войны с Российской империей. В связи с этим, по возвращении домой его вполне мог ожидать арест по обвинению в государственной измене со всеми вытекающими последствиями.

Потребовалось более недели переговоров, прежде чем было найдено  решение проблемы. Правительство Германии согласилось обеспечить Ленину эскорт до Балтийского моря, отправив его в специальном железнодорожном вагоне с опломбированными дверями. В юридическом отношении, как позже объяснял сам Ленин, этот вагон был «экстерриториальной единицей», пересекающей германскую территорию без контактов с немецкими гражданами, потенциальными врагами и шпионами. Однако, по мере того, как он медленно приближался к балтийскому побережью, поезд приобрел славу как «опечатанный эшелон».

В самом этом путешествии не было ничего тайного. Ленин стремился добиться поддержки любого известного общественного деятеля, какого он только мог найти в тот момент. В последнюю минуту, в отчаянных поисках международной поддержки, он даже обратился в американскую миссию в швейцарском Берне. Однако, было воскресенье, и молодой человек, сидевший за столом в приемной, собирался на теннисный матч. «Позвоните мне завтра», – сказал он будущему хозяину Кремля. Впоследствии, когда этот молодой человек по имени Аллен Даллес, стал главой ЦРУ, он не раз развлекал собеседников за столом этой занятной историей.

Ленин не нуждался в золоте германского кайзера для возвращения домой. Он не раз заострял внимание на том, что самостоятельно оплатил билет во втором классе. Однако, вопросы начались вскоре после его прибытия в Петроград. С первых же дней захватив бразды правления в партии, Ленин настоял на программе, которая категорически отвергала любую империалистическую войну. Его оппозиция временному правительству, кабинету министров, состоявшему из либералов и предпринимателей, которые пытались вести именно такую войну на стороне России, породила подозрение в том, что он был немецкой марионеткой.

На самом же деле, это было далеко не так. Он использовал те месяцы, что ему довелось провести в Финляндии, где он скрывался от преследования властей, чтобы придумать новые амбициозные планы. К середине сентября он почувствовал достаточно смелости, чтобы вновь проникнуть в Россию и начать борьбу. На этот раз он стал готовить своих помощников к захвату власти в стране фракцией большевиков. Эта операция была проведена 7 ноября по новому стилю, и в тот же день улицы Петрограда были завалены листовками, провозгласившими триумфальную победу нового ленинского советского  режима.

Впрочем, как известно, финансовые вопросы имеют такое обыкновение – преследовать великих людей в истории. Ленин доверился секретной службе, но немцы предали его. В конце 1917 года министр иностранных дел Германии Рихард фон Кюльман злорадствовал по поводу роли своей страны в ноябрьском большевистском перевороте в России. Берлин, говорил он, давно искал способ нанести решающий удар по восточному соседу. Задача состояла в том, чтобы найти человека, который смог бы выполнить такую работу. Немцы поддерживали целый ряд возможных кандидатов — от финских националистов до джихадистов в Средней Азии. «Лишь после того, как большевики стали получать он нас постоянный поток средств через различные каналы, – объяснял Кюльман в откровенной докладной записке, – они смогли создать свой главный печатный орган «Правда» для проведения энергичной пропаганды и существенно расширили изначально весьма незначительную общественную поддержку своей партии».

Банковские записи Ленина о его расходах велись достаточно скрупулезно. Он опровергал обвинения, утверждая, что решительно осадил всех агентов, которых присылали к нему немцы. Он настаивал (причем, обоснованно) на том, что его партия одержала победу, благодаря тому, что именно она сумела воплотить в своих лозунгах чаяния и надежды народа. Однако, тем не менее, наличные ему все же были необходимы. Летом 1917 года британцы подсчитали, что оплата пропагандистских усилий Ленина обойдется им в 2 миллиона фунтов стерлингов в месяц. Эта высокая цена должна была учитывать подлинную привлекательность идей большевизма, но даже Ленину было хорошо известно, что сами по себе газеты и листовки не печатаются и не распространяются.

Вот здесь, наконец, всплывают презервативы и свинцовые карандаши. Ленин не мог рисковать, принимая прямые взятки деньгами, однако Берлину было довольно легко снабдить своих агентов необходимыми товарами, а затем «забыть» предъявить счет. Товары экспортировались в Данию, что было вполне законно, затем упаковка менялась (незаконно), и товары перепродавались в страны, в которых был запрещен импорт из Германии. Часть прибыли попадала в казну большевиков через коммерческие фирмы в Стокгольме. Ключевую роль здесь сыграл Яков Фюрстенберг, управляющий скандинавской импортно-экспортной компании, директора которой, Александер Гельфанд и Георг Скларц, были известны как агенты Германии. Хотя Ленин публично  выражал презрение Гельфанду, Фюрстенберг был одним из его самых близких контактов и основным посредником в Северной Европе.

«Внедрение Ленина в Россию прошло успешно, – рапортовал своим хозяевам в апреле 1917 года глава немецкой шпионской сети в Стокгольме. – Он работает именно так, как мы хотели бы». Однако, в конечном итоге, именно Ленин, что называется, сорвал банк. Кайзер и его министры были сметены, а империя Ленина все набирала и набирала силу. Как он сам говорил много лет назад: «Иногда подлец может быть полезен нашей партии именно потому, что он подлец».

 


One Reply to “Как немецкие презервативы финансировали русскую революцию”

  1. Известный фейк. Деньги за карандаши (а не за презервативы) почему-то утекали в Стокгольм, а не оставались в России. Каждый раз эта история с Парвусом появляется в новых красках…

Добавить комментарий