Аншлюс сегодня! Ангела Меркель, ЕС и Великая немецкая сфера взаимного процветания

Источник перевод для mixednews – josser

Говорят, Ленин однажды сказал: «Нельзя упускать хороший кризис».

Этот, по-видимому, знаменитый совет крепко запал в душу федерального канцлера Германии фрау Ангелы Меркель.

И то, лишь в известной степени, потому что, фрау Меркель пошла на шаг дальше Ленина, или кого угодно, стоявшего у истоков избитой цитаты. Она создаёт кризис из кризиса.

Основной упор радикальных политических предложений, поступающих теперь из Берлина, делается на перспективу сверх-Европы, сплочённой, высокоцентрализованной европейской федеральной общности с восседающей в центре Германией.

Некоторые интерпретации рисуют другую картину – что фрау Меркель планирует выбросить за борт весь лишний багаж, под которым понимаются государства, считающиеся обременёнными непомерными долгами и, соответственно, – угрозой еврозоне.

Эта знаменитая двухскоростная Европа, которая не выходит из моды уже много лет. Её неизменно извлекают на божий свет, когда горизонты Европы застилают тучи какого-нибудь кризиса, искусственного или нет. В этом смысле текущие события исключением не являются.

Тем не менее, будем ясны: Германия (и в силу естественного продолжения, Франция) даже отдалённо не заинтересована в сжатии Европы.

Как и Бильдербергская группа и Трёхсторонняя комиссия, которые решают между собой задачи управления институтами Европейского Союза и большинством правительств  государств-участников. Не для того они потратили все эти годы, строя европейское сверхгосударство, чтобы теперь зарубить его.

Путём (намеренной) утечки информации из Министерства иностранных дел Германии был создан ажиотаж вокруг досье, из содержания которого большинством обозревателей были сделаны неверные выводы.

Суть документа заключается в проекте Европейского валютного фонда (по образу и подобию МВФ). Этот орган был бы уполномочен (опять же совсем как МВФ) отстранять от управления избранные администрации тех стран, которые в результате экономического кризиса оказались в затруднительной ситуации.

И не по одной только иронии судьбы мы только что стали свидетелями именно этого сценария, разыгранного в режиме реального времени в Греции и Италии.

Я уже писал, что узурпация избираемой власти в Италии была генеральной репетицией переворотов, направленных на аналогичное изгнание и других правительств.

Испания попадает в ту же категорию потому, что хотя испанцы, в отличие от греков и итальянцев, имели возможность голосовать, результаты выборов, в сущности, были не более, чем подтверждением политики и стратегии, уже принятой в Брюсселе и Франкфурте (место на хождения штаб-квартиры ЕЦБ; прим. mixednews).

Будущее ЕС будет всецело зависеть от немецкого предложения по вопросу внутреннего Союза стабильности. Когда японцы перед Второй мировой войной и в её ходе захватили бо́льшую часть Юго-Восточной Азии, у них была похожая идея.

Синтоистскую фашистскую хунту подстёгивал голод по материальным ресурсам, который испытывала Япония. Для того, чтобы сделать империю более приемлемой в глазах только что покорённых подданных народов, в Токио состряпали «Великую восточноазиатскую сферу взаимного процветания».

Союз стабильности будет работать подобным же образом. Членство будет ограничено стержневыми государствами, считающимися надёжными в финансово-экономическом плане. «Недееспособные» будут направляться в палату № 6 на продолжительное время до полного выздоровления экономики под руководством (кнутом) ЕВФ.

Их не выбросят на периферию и не оставят там, хотя они могут обнаружить сложности с восстановлением остатков своей прежней демократии.

Следующий шаг – полностью раскрывшийся политический союз, к которому могут стремиться «недееспособные», чьё состояние будет признано удовлетворительным. Вся финансовая и экономическая политика с этого момента будет определяться Европейским советом, Европейским центральным банком, а теперь ещё и Европейским валютным фондом.

Это станет величайшей сдачей суверенитетов государствами-участниками после начала ими марша к европейскому единству в 1950-е годы.

Сообщение МИД ФРГ выстраивает чёткую последовательность действий в направлении политического союза после учреждения Фонда стабильности. Когда именно это открытым текстом говорит канцлер Меркель, можно считать самим собой разумеющимся, что указанный документ – не какой-то там отвлечённый зондаж почвы. Это обдуманная и принятая немецким правительством политика.

Имея за спиной время, лично проведённое за работой на стройплощадке европейского единства (автор Ричард Котрелл – бывший член Европейского парламента, входивший во фракцию консерваторов; прим. mixednews), я могу указать на абсолютное правило, гласящее, что всякий раз, когда есть некий величественный план нового массового отказа от суверенитетов в пользу централизованных учреждений ЕС, он всегда выполняется.

Вот важные вехи последних двух десятилетий.

Маастрихтский договор, заложивший еврозону и главные столпы союза с весьма широкими полномочиями (1992); Амстердамский договор (1997), изменивший Маастрихтский договор увеличением компетенции союза в области правосудия (прежде находившегося в исключительном ведении государств-членов), безопасности и общей внешней политики; Ниццкий договор (2001), заключённый по вопросу расширения путём включения (колонизации) стран бывшего советского блока в Восточной Европе; и недавний Лиссабонский договор (2007), оформивший всеобъемлющую наднациональную природу ЕС.

Брюссель никогда не принимает «нет» за ответ. Упрямые ирландцы своими голосами отвергли Ниццкий договор, как чересчур ущемляющий их государственный суверенитет. Годом позже их вынудили проголосовать снова, и на этот раз они всё поняли правильно. В 2005 году голосовавшие граждане Франции и Нидерландов отвергли проект связующей Европейской конституции. Спустя два года Лиссабонский договор отвоевал обратно большую часть оставленной территории.

Неприязнь к демократии внутри структур ЕС очень сильна. Это распространяется и на образующие союз государства, которые каждый раз избегают народных референдумов, заявляя, что самих выборов вполне достаточно.

Берлинский документ даёт просто удивительный совет, заключающийся в том, что радикальные перемены, которые неизбежно потребуются для создания ЕВФ и Союза стабильности, в любом случае следует оградить от прямой подотчётности европейскому электорату.

Теперь поднимает голову проблема Британии. Референдум по вопросу членства в ЕС, будь он проведён на Прибрежном острове, выльется в гулкое «нет», прокатившееся эхом от полюса до полюса. То, что Европа никогда не могла найти общий язык с бриттами – ещё слабо сказано. Пара минут за барной стойкой любого паба, посвящённых данному вопросу, вскоре лишат вас всяких иллюзий на этот счёт.

Поэтому понятно, что канцлер Германии во что бы ни стало хочет не допустить проведения референдума Дэвидом Кэмероном. Непонятно только её беспокойство в свете того, что тот уже похоронил эту тему.

Первым серьёзным испытанием для правительства Великобритании после того как члены парламента, еле волоча ноги, вернулись со своих летних отпусков, стал нешуточный бунт среди евроскептически настроенных консерваторов-заднескамеечников (связанные партийной дисциплиной рядовые депутаты; прим. mixednews), требующих «еврореферендума».

Чтобы не расколоть Консервативную партию, Кэмерон уже много раз уходил от прямого ответа. Однако его младшие партнёры по коалиции, либеральные демократы, стоят на  гипертрофированно восторженных проевропейских позициях. Так он принял на себя риск окончательного решения «европейского вопроса».

С немалой ловкостью он дал возможность голосованию палаты пройти в полном составе.   Вопросы потенциального референдума должны были быть такими: просто остаться в союзе (да или нет), либо пересмотреть условия членства в нём.

Ни один из них не будет поставлен, потому что никакого референдума не будет вообще. Правительство, тем не менее, проиграло бы, если не объединение оппозиционных социалистов с главной фракцией консервативно-либеральной коалиции. Это последнее, что будет слышно о том, что есть сказать по этой теме у народа Британии.

В конце концов, премьер-министр в соответствии с конституцией проконсультировался по данному предмету с парламентом, а парламент избирается народным голосованием. И он победил с большим перевесом.

А вот и кульминация: Союз стабильности – детище актива лиц, близких к великому бильдербергеру Джорджу Соросу. Именно Сорос был валютным спекулянтом, «сломавшим» Банк Англии и вынудившим Королевство выйти из предшествовавшего еврозоне механизма валютных курсов (ERM) в 1992 году. Тогда он лихо выиграл пари на миллиард долларов.

Новый Прометей вооружён новым огнём. Но теперь его извращённая цель состоит в том, чтобы затащить Британию обратно в еврозону, и, по моему мнению, она может оказаться достижимой. Вообще-то, быть может, она уже достигнута.

Так называемый кризис еврозоны – это всего лишь продолжение американских горок субстандартных и «токсичных» кредитных деривативов, начавшихся в 2008-2009 гг. Как ни больно мне согласиться с Сильвио Берлускони, я вынужден признать, что он полностью прав, когда говорит о сегодняшней Италии, риторически вопрошая: «Кризис? Какой кризис?»

«Кризис» еврозоны разразился во всей своей силе после ежегодного бильдербергского конклава в Сент-Морице в июне этого года. Применяем Бритву Оккама. Если после ежегодного корпоратива мировой правящей клики неожиданно происходит неблагоприятное событие, можно быть абсолютно уверенным в том, что между ними существует прямая связь.

На встрече был бывший гуру Тони Блэра Питер Мендельсон, как всегда без устали скаливший зубы всем этим толстосумам. Так же был министр финансов Британии «Бой Джордж» Осборн. Он привёл с собой более чем своеобразного консерватора-заднескамеечника Роя Стюарта, писателя со страстью к пешим переходам по дикой местности, бывшего солдата и чиновника Форин-офис. Это неожиданная честь для человека, который немногим более года в политике. В кулуарах Вестминстера его уже окрестили «Государственным секретарём Бильдерберга».

Не вызывает сомнений то, что немецкое предложение наряду с неотложным «британским вопросом» и путями его разрешения было одной из важнейших тем обмена мнениями в Сент-Морице.

Союз стабильности, без сомнений, должен стать самым большим решением, которое вообще может принять Кэмерон. Соединённое Королевство, считающее себя важнейшим мировым финансовым центром, не может позволить себе полную изоляцию от Великой германо-европейской сферы сопроцветания.

Как и не может оно в него легко войти, таща с собой багаж фунта стерлингов, поскольку Союз станет исключительно территорией евро.

Скорее рано, чем поздно тот же самый неумолимый вопрос встанет перед Швейцарией, однако это тема совсем другого разговора.

Так или иначе, дело решится. Для Великобритании невозможна сама мысль очутиться между небом и землёй в одной компании со всеми этими чахнущими в блоке интенсивной терапии странами. Это будет означать возврат к Континентальной системе, придуманной Наполеоном для того, чтобы выставить британцев из Европы.

В том горькая пилюля для внутреннего употребления. Вряд ли англичан обрадует перспектива оказаться втянутыми в гигантский аншлюс с экономическим сверхгосударством, в котором доминирует Германия.

Стоящий перед английскими политиками вопрос заключается в том, смогут ли они позволить себе остаться на скамейке запасных независимо от того, что будут требовать от них настроения британцев.

Фунт стерлингов и евро уже почти два года дрейфуют в зоне паритета. Если бы они держались на равных на протяжении сколь-нибудь существенного промежутка времени, то существующее положение дел могло бы адаптироваться к слиянию.

Указанное могло бы быть безопасной стыковочной процедурой, которая в то же время может стать искрой, способной воспламенить множество изнуряющих внутренних политических дебатов. Но в равной степени вполне возможно и даже весьма вероятно, что Сорос и его дружки из Бильдербергского клуба и Трёхсторонней комиссии подумывают об окончательном обвале фунта.

Правдоподобны оба сценария, но как мне видится с учётом последних событий в Европе, за линию поведения будет избран последний вариант.

Вне сомнений, нет случайного стечения обстоятельств в том, что немецкие предложения всплыли тогда, когда были опрокинуты два правительства (а по сути, считая Испанию, которой навязали досрочные выборы, – три).

Экономика Великобритании сталкивается с большими трудностями, а программа экономии, разработанная «Боем Джорджем» Осборном лишь усугубит ситуацию.

Нет ли в том, после Сент-Морица, умысла? Это куда более похоже на старый стиль работы Сороса, не так ли?

Пора подавать штормовое предупреждение.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *