Эксперт патологий человеческой натуры

Источник перевод для mixednews – Cowanchee

Стивен Пинкер был 15-летним анархистом. Он считал, что людям не нужна полиция, чтобы поддерживать мир. А правительства являются причинами тех самых проблем, которые они призваны решать.

Это был 1969 год, говорит доктор Пинкер, в настоящее время – 57-летний психолог из Гарварда. «Если вы не были анархистом»,  говорит он, «вы не могли рассчитывать на свидание».

За обеденным столом он часто спорил со своими родителями о природе человека. «Они говорили, «Что произойдёт, если у нас не будет полиции?»» вспоминает он. «Я сказал им: «А что мы будем делать? Мы будем грабить банки? Конечно же нет. Полиция не делает никакой разницы»».

Это происходило в Монреале, «городе, который гордился своей цивилизованностью и низким уровнем преступности», говорит он. Но однажды, 17 октября 1969, полицейские и пожарные в его городе отправились на забастовку, и у него появился шанс проверить свои первые гипотезы относительно человеческой природы.

«Было такое впечатление, что Ад разверзся на Земле», вспоминает доктор Пинкер. «В течение нескольких часов появились мародёры. Начались бунты. Был случай поджога. Произошло два убийства. И все это случилось в течение утра, когда они объявили забастовку».

60-е годы изменили жизнь многих людей, и в случае доктора Пинкера, вдобавок возбудили его любопытство относительно того, как же работает человек. Это любопытство переросло в карьеру ведущего эксперта-лингвиста, и затем в карьеру ведущего адвоката эволюционной психологии.  В серии своих книг-бестселлеров он доказывает, что наши ментальные способности – от эмоций до принятия решений и визуального распознавания – были выкованы естественным отбором.

Он также стал последовательным критиком тех, кто отрицает глубокие эволюционные следы в нашем разуме – социальных инженеров, которые верят, что могут перепрограммировать своих детей по своему желанию, модернистских архитекторов, которые верят, что могут перестроить современные города в утопии. Даже сейчас в 21 веке, утверждает доктор Пинкер, мы игнорируем наши созданные эволюцией мозги к нашей же собственной беде.

С учётом такого послужного списка, новейшая книга доктора Пинкера, опубликованная в октябре этого года, поразила некоторых критиков как поворот ножа в ране. В книге «The Better Angels of Our Nature» (издательство Викинг), он исследует один из самых древних аспектов нашей жизни: насилие.

На протяжении 802 страниц он доказывает, что уровень насилия значительно упал на протяжении многих тысячелетий – рассматриваем ли мы уровни убийств, военные потери в процентах от национальных популяций, или иные параметры.

Это может казаться противоречащим эволюционной психологии, которая часто рассматривается как защитник врождённого поведения образца Каменного Века, но доктор Пинкер считает, что подобное мнение – это следствие непонимания науки. Наш развитый мозг, утверждает он, способен на широкий спектр реакций на своё окружение. В подходящих условиях, он позволяет нам жить во всё большем и большем мире.

«The Better Angels of Our Nature» полно сочных деталей, которые ожидали читатели доктора Пинкера. Он преподносит восхитительно жуткие подробности относительно отрезания носов и пыток еретиков. Подобно другим его популярным книгам, начиная с «Language Instinct» (1994), это — отголоски его первой работы, опубликованной в конце 1970 годов – эзотерических очерков из его дипломной работы в Гарвардском университете, с названиями вроде «Представление и Манипуляция трёхмерным пространством в ментальных образах».

Стивен Пинкер прибыл в Гарвард после окончания Университета МкГилла в 1976 году. В те времена он был убеждён, что карьера в психологии позволит ему ставить большие вопросы относительно человеческого ума и отвечать на них со всей научной суровостью. «Это была восхитительная возможность для меня понять человеческую природу», говорит он.

Но он быстро обнаружил, что подобные исследования вынуждены будут подождать. «Вы не можете защитить докторскую диссертацию по человеческой природе», говорит он. «Так что я занялся изучением меньших проблем – повседневных академических вопросов».

Он начал с изучения того, как мы представляем вещи в наших головах, исследуя стратегии, которые применяют люди, чтобы упорядочить поток визуальной информации, непрерывно затопляющей наш мозг. В ходе работы над своей диссертацией он обнаружил, что многие учёные также борются с этой проблемой визуального познания.

«Вокруг меня было много людей, изучающих эти вопросы, и они справлялись с этой работой гораздо лучше, чем это мог сделать я», говорит он. Так что он занялся другой проблемой.

Область, на которой он остановился, была лингвистикой, и она оказалась захватывающей. Для доктора Пинкера это внезапно оказалось «окном в человеческую природу». Лингвисты уже давно ведут дебаты, является ли язык навыком, который мы развиваем с помощью всего нашего разума, или мы имеем внутренние структуры специально предназначенные для этого.

Доктор Пинкер посвятил большую часть своего исследования языка такой казалось бы безобидной вещи как неправильные глаголы. В то время как мы образуем большинство глагольных спряжений, пользуясь несколькими нехитрыми правилами, мы также имеем и несколько весьма специфических. К примеру, вместо того, чтобы просто превратить глагол «Speak» (говорить) в «Speaked» (ошибочная форма прошедшего времени, «говорил»), мы используем форму «Spoke» (форма, принятая в английском языке, «говорил»; прим. mixednews).

Будучи молодым профессором Массачусетского Технологического Института, он внимательно изучал расшифровки стенограмм детской речи, в поисках паттернов ошибок, которые они совершают, осваивая глаголы. По результатам этого исследования, он предположил, что наш мозг содержит две различные системы, которые ответственны за язык. Одна из них комбинирует элементы языка, чтобы выстроить смысл высказывания; другая подобна ментальному словарю, который мы храним в нашей памяти.

Это исследование убедило доктора Пинкера, что язык имеет глубокие биологические корни. Некоторые лингвисты доказывают, что язык развился просто как побочный продукт всё усложняющейся структуры мозга, но он отверг эту идею. «Язык настолько интегрирован в то, что делает человека человеком», говорит он, «что мне кажется невозможным, чтобы это было простой случайностью».

Вместо этого он заключил, что язык являлся адаптацией, выведенной естественным отбором. Язык развивался подобно глазу или руке, благодаря тому влиянию, которое он оказывал на успех продолжения рода. В 1990 году Стивен Пинкер опубликовал доклад, названный «Естественный язык и Естественный отбор» вместе со своим студентом Полем Блумом. Этот доклад имел весьма большое влияние.

Он стал основой его прорывной книги «Инстинкт Языка», которая быстро стала бестселлером, и позднее заслужила своё место в списке 100 важнейших научных книг 20 века по версии журнала «American Scientist».

Доктор Пинкер использовал успех этой книги, чтобы расширить поле своих исследований. «Это дало мне свободу, чтобы вернуться к тем куда более крупным вопросам, на основании которых я мог что-то узнать о реальных людях», говорит он.

На протяжении 17 лет спектр его работ переключался между обобщающими книгами относительно человеческой природы, такими как «Как работает ум» (1997) и «Чистый лист» (2002), и книгами, посвящёнными его научной работе о неправильных глаголах, такими как «Слова и Правила» (1999). Он пишет книги в своей квартире, которую он делит со своей женой, романисткой Ребеккой Голдстейн, в доме на Кэйп Код.

Как публичный интеллектуал, доктор Пинкер участвовал в серии важных дебатов относительно эволюционной психологии. В 1997 году гарвардский палеонтолог Стивен Джей Гоулд обвинил его и других эволюционных психологов в том, что они видят отточенную адаптацию в каждом проявлении человеческого бытия.

Эволюционная психология, писал доктор Гоулд, «может быть достаточно полезной, если её сторонники променяют свою склонность к культизму и ультра-дарвинистскую лояльность на здоровую порцию скромности».

Доктор Пинкер ответил так круто, как только мог. Он заявил, что доктор Гоулд «перемешивает вещи до такой степени, что начинает казаться, будто бы у его оппонентов есть рога, а сам он имеет нимб над головой».

Позднее поднялся вопрос о женском и мужском уме. В 2005 году Лоуренс Саммерс, впоследствии президент Гарварда,  вызвал большой шум своими рассуждениями на тему того, что в науке малое количество женщин с учёными степенями и на инженерных позициях вызвано «проблемами внутренних способностей».

Доктор Пинкер (который переехал из МИТ в Гарвард в 2003 году) пришёл на защиту доктора Саммерса, которая закончилась обширными дебатами с коллегой, гарвардским психологом Элизабет Спелк.

Доктор Пинкер утверждал, что существует небольшие, но важные биологические различия в том, как работают мужской и женский ум. Доктор Спелк утверждала, что эти различия являются незначительными, и что эволюционная психология не играет никакой роли в данных дебатах.

«Типы деятельности, которой занимаются люди в наши дни, типы выбора, который они делают, радикально отличаются от всего, с чем кто-либо сталкивался во времена плейстоцена», заявила доктор Спелк на закрытии дебатов. «И нам совершенно не ясно как на протяжении истории развивались мотивы людей, которые затем транслировались в современный контекст».

В некотором роде «The Better Angels of Our Nature» это ответ на критику подобного рода. Доктор Пинкер говорит, что идея для этой книги берёт своё начало во времени его дебатов с доктором Спелк, когда он случайно наткнулся на графики исторических уровней насилия. В Англии например, уровень убийств сейчас составляет считанные проценты от уровня 1400 года.

В 2006 году доктору Пинкеру было предложено написать эссе на тему «Что вызывает у вас оптимизм?» Его ответ был: «Снижение насилия».

Реакция на его эссе была быстрой и неожиданной. «На меня посыпались отклики исследователей из областей науки, с которыми я был едва знаком, которые говорили «Существует гораздо больше свидетельств данной тенденции, чем вы представляете»», говорит доктор Пинкер.

Исследователи присылали ему свидетельства, что насилие снижается во многих других областях и формах, от уровня смертности до уровня насилия над детьми. «Я подумал: «Это похоже на заговор». Это превосходило мои самые смелые ожидания. И я понял, что об этом надо написать книгу».

Доктор Пинкер посчитал себя обязанным вывести эти паттерны и найти им объяснение. В процессе он также хотел опровергнуть многие стереотипы относительно эволюционной психологии.

«Существует распространённая критика эволюционной психологии, которая заключается в том, что она является фаталистичной, и предрекает нам вечную борьбу», говорит он. «Зачем вообще пытаться двигаться в сторону мира, если мы всего лишь кровожадные обезьяны-убийцы, и насилие в наших генах?»

Вместо этого, доктор Пинкер доказывает, что эволюционная психология предлагает наилучшее объяснение, почему вещи меняются к лучшему, и как сделать их ещё лучше.

«Better Angels» впечатлила многих экспертов в области исторических насильственных трендов.

«Большим достижением Стивена Пинкера является то, что он сумел вплести эти тенденции в гораздо более крупный паттерн снижающегося насилия, большей эмпатии, и всестороннего процесса роста цивилизованности», говорит Нильс Петтер Глейдитч, профессор Института исследования мира в Осло, Норвегия.

Уровень человеческого насилия начал падать тысячи лет назад с формированием первых государств, утверждает доктор Пинкер. В качестве подтверждения он указывает на археологические исследования и наблюдения за негосударственными сообществами наших дней. С рождением первых государств уровни насилия начинают падать, и с тех пор продолжают падать скачкообразно.

Доктор Пинкер признаёт, что в эти результаты возможно трудно поверить, но он считает, что причина этого скрывается скорее в психологии, нежели в данных. Эмоциональный заряд в историях насилия – в ночных новостях или в сериале «Закон и Порядок» — может отвлекать нас от долговременной тенденции снижения.

Он также признаёт, разумеется, что прошедший век стал свидетелем двух чудовищно разрушительных мировых войн. Но по его словам, они не опровергают его аргументы. Статистические исследования войн показали большую долю случайности во времени их возникновения и их масштабах. 20 век по его словам, стал жертвой особенно плохой удачи.

Доктор Пинкер нашёл объяснение общему снижению уровня насилия в корреляции исторического процесса с развитием нашего ума. Наши предки имели способность к насилию, но это была всего лишь одна способность среди многих. «Человеческая природа сложна», говорит он. «Даже если мы имеем склонность к насилию, мы также имеем склонность к эмпатии, сотрудничеству, и самоконтролю».

Какая склонность выйдет на первый план – зависит от нашего социального окружения. В ранних сообществах, отсутствие государственной структуры пришпоривало насилие. Жажда справедливости могла быть удовлетворена только местью. Психологические исследования показывают, что люди склонны переоценивать свои собственные обиды, и недооценивать обиды других; эта причуда восприятия порождает спиральные круги кровопролития.

Но в процессе того как расцвет цивилизации постепенно менял коренные правила общества, насилие начало угасать. Ранние государства были жестокими и деспотичными, но они сумели ограничить возможности для бесконечной вендетты.

Сейчас, когда люди используют силу языка, чтобы генерировать новые идеи, эти идеи имеют возможность распространяться. «Если вы дадите людям письменность, плохие идеи могут быть атакованы, а эксперименты проверены, и уроки накоплены», говорит доктор Пинкер.

И эти идеи помогают снижать уровень насилия ещё дальше. Идеи о равноправии привели к тому, что женщины в наше время обретают силу на большей части планеты, и «женщины статистически гораздо более мирны, нежели мужчины», говорит доктор Пинкер.

Рецензии на новую книгу были по большей части полны энтузиазма, хотя и весьма смешанны. В «Нью-Йоркере» Элизабет Колберт назвала книгу «смущающей», «раздражающей» и «подозрительной».

«Ненависть, безумие и жестокость никуда не исчезли», заключает она, «они и не собираются этого делать».

Ответ доктора Пинкера был равно уничижительным. «Ни один честный рецензент не предположил бы, что в этом и заключается основное послание книги», написал он на своём веб сайте.

Не смотря на то, что насилие безусловно снизилось, говорит он, оно может подняться снова. Но понимая причины снижения, человечество может работать над упрочением мира. Он поддерживает новую книгу «Выигрывая Войну против Войны», написанную политологом Джошуа Голдстейном, который доказывает, что слоган «Если вы хотите мира, сражайтесь за справедливость» — это исключительно ошибочный совет.

Если вы хотите мира, говорит доктор Голдстейн, работайте для мира. Доктор Пинкер с ним согласен.

«Это психологически верно, учитывая обширное количество корыстных целей у людей», говорит он. «В любом диспуте каждая сторона думает, что она права, а люди с другой стороны стола — демоны».

Мораль его собственной книги может быть такова: «Если вы хотите мира, понимайте психологию».

 


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



  1. REVZ:

    Автор не видит всей картины. Насилие не угасло, оно просто переместилось в экономическое русло. ( более выгодное).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *