Смещение баланса силы в китайско-российском альянсе обострило геополитические проблемы, стоящие перед Индией

Тупиковая ситуация на грани военного столкновения, сложившаяся на днях на плато Докалам, на индийско-китайской границе, серьезно омрачает предстоящий 3-5 сентября 9-й саммит группы БРИКС в Китае. Отчасти проблема была снята, когда Индия объявила о соглашении по поводу «скорейшего отвода пограничных сил от места столкновения», в то время как китайская сторона, ранее обрушившая на Индию шквал угроз и язвительных замечаний, умышленно вуалирует свое отступление, пытаясь скрыть затруднительное положение.

33

Однако, продемонстрировав столь явно свое уродливое истинное лицо, Китай разрушил двусторонние отношения с Индией. Хотя премьер-министр Нарендра Моди заверил китайского президента Си Цзиньпина на июльской встрече большой двадцатки в Гамбурге, что Индия внесет свой позитивный вклад в саммит БРИКС, авторитет этого форума уже существенно ослаблен не только действиями Китая в Докаламе, но и другими проявлениями доминирования со стороны Пекина.

Члены группы БРИКС стремятся к более демократическому международному правлению, многополярности, устранению гегемонии Запада, сопутствующей реформе глобальных политических и финансовых институтов, отказу от двойных стандартов, уважению национального суверенитета и норм международного права, расширению сотрудничества в рамках «Юг-Юг» под эгидой ООН. Однако, агрессивное поведение Китая ставит эти долгосрочные планы и мечты под угрозу.

Будучи авторитарным государством, открыто выступающим против демократии и плюрализма и вынашивающим в период президентства Си Цзиньпина планы централизации власти и подавления инакомыслия внутри страны, Китай вряд ли может стать флагманом для усиления демократии в международном управлении. Благодаря растущей экономической и военной мощи, Китай все более явно демонстрирует свои гегемонистские амбиции в Азии, несмотря на то, что группа БРИКС сама противостоит гегемонии Запада.

Китай больше не говорит о многополярности мира, поскольку теперь он стремится достичь равенства с Соединенными Штатами и, возможно, заключить с Вашингтоном договоренность о «Большой двойке». Пекин нарушает суверенитет других стран, основываясь на фиктивных «исторических» территориальных претензиях, отвергаемых международными трибуналами. Он открыто запугивает соседей и вводит санкции против тех, кто сопротивляется его политическим и территориальным посягательствам. Его исключительно амбициозная инициатива «Один пояс, один путь (ОПОП) – фактически односторонний, а не согласованный с партнерами план. В настоящее время в этом мега-проекте ярко раскрывается колониальный стиль внешней политики Китая, его эксплуататорские и безнравственные методы в отношениях с развивающимися странами.

Китай проигнорировал суверенитет Индии над территорией, оказавшейся под оккупацией Пакистана, в одностороннем порядке объявив о создании Китайско-Пакистанского экономического коридора (КПЭК), тем самым вынудив Индию дистанцироваться от детища Си Цзиньпина, инициативы ОПОП. Кроме того, Пекин создает диссонанс между индийско-китайским сотрудничеством в рамках БРИКС и взаимоотношениями за пределами группы. Потенциал инициированного БРИКС Нового банка развития и Многонационального соглашения о пуле условных валютных резервов бледнеют в сравнении с масштабами китайского проекта ОПОП.

Китай практикует двойные стандарты в отношении терроризма, прикрывая Пакистан, своего «стратегического союзника» (или вассала) в ООН. Так, Пекин неоднократно предотвращал провозглашение Махмуда Азхара международным террористом и восхвалял важную роль Пакистана в борьбе против терроризма, которую можно заметить, по всей вероятности, только в китайские приборы ночного видения. Его постоянные обширные претензии на территорию Индии никоим образом не способствуют лучшему взаимопониманию в рамках БРИКС.

Китай выступает против постоянного членства Индии Совете Безопасности ООН и ее вступления в Группу ядерных поставщиков (ГЯП), что противоречит идее усиления влияния группы БРИКС на международной арене. Ничтожный уровень индийского экспорта в Китай и огромный дефицит торгового баланса не могут быть устранены благодаря общему членству двух стран в БРИКС.

Москва в свое время концептуализировала трехсторонний диалог Россия-Индия-Китай, чтобы противостоять одностороннему превосходству Америки после окончания холодной войны, в результате чего в конечном итоге появилась группа БРИКС. Феноменальный экономический взлет Китая, последующий сдвиг баланса сил в российско-китайском альянсе в пользу Пекина и появление у последнего амбиций супердержавы, обострили проблему, стоящую перед Индией, особенно после недавнего столкновения в Докаламе. На предыдущих саммитах БРИКС Китай помешал Индии потребовать поддержки в связи с ее жизненно важными проблемами, включая терроризм. По мнению политических аналитиков, задача Индии на ближайшем саммите в Сямэне будет состоять в том, чтобы ясно сформулировать проблемы, и тем самым не допустить, чтобы Китай мог использовать форум БРИКС для дальнейшего укрепления своего мультиконтинентального лидерства.

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0