Этот спад не окончится до 2031-го

Источник перевод для mixednews – molten

14.12.2011

Германия только что приняла новую денежную систему, и Европа наводняется дешёвыми немецкими деньгами. Греция подписала с Италией и Францией монетарный союз, но изо всех сил пытается удержать их вместе.

Финансовые рынки были дерегулированы. Новые технологии преобразовали производство и коммуникации, позволяя пересылать деньги за границу со скоростью молнии.

А новая, могущественная промышленная держава наводнила мир дешёвыми промышленными товарами, разорив старые индустрии.

Когда всё это развалилось в одном могучем и всеобъемлющем крахе, то это было вполне ожидаемо.

Пророчество для Лондона, Нью-Йорка или Берлина на 2012-й? Не совсем. Это про Вену в 1873-м. В тот год, в год одного из самых масштабных крахов всех времён, австрийские рынки спровоцировали крахи по всей Европе, сопровождавшиеся такими же стремительными крахами в Нью-Йорке. Это был старт, как её потом назовут историки, Долгой депрессии — длительный период нестабильности, безработицы и спада, который длился целых 23 года, и закончился только в 1896 году.

Параллели того эпизода истории с нашим временем удивительны. Объединение Германии и принятие золотого стандарта привело к буму в этой стране, и дешёвые немецкие деньги наводнили Европу. Греция только что вступила в Латинский валютный союз в злополучной попытке объединить валюты по всей Европе. Банковский сектор был дерегулирован, что отасти стало причиной того, почему так много немецких денег было вложено в Венскую биржу. Телеграф предоставил быстрые коммуникации, став причиной распространения европейского краха на Нью-Йорк. Тогда США стали индустриальной державой, преобразив мировую экономику, так же, как Китай в настоящее время.

Все эти факторы сложились вместе, и создали огромнейший пузырь, за которым последовал ещё более эпичный крах. Спад, который последовал за этим, длился более двух десятилетий. Если спад 2008-го похож на тот, прошлый, то продлится он до 2031 года.

Правда, исторические параллели никогда не бывают точными. Мы не воспроизведём долгую депрессию 1873-1896 годов в точности, как и не обязательно наш спад будет таким же долгим. Однако та депрессия может предоставить больше полезного, чем депрессия 1930-х. И нам следует выучить 5 ключевых уроков, которые она преподносит.

Во-первых, депрессии могут длиться очень долго, и когда их истоки кроются в долговом пузыре, то измеряться они должны не годами, а десятилетиями. На протяжении века депрессии были сравнительно короткими и острыми эпизодами. Это как предпочтение выдрать зуб долгой хронической боли — болезненно, но довольно быстро. Но это не обязательно должно быть правило. В Британии, например, это уже самый долгий спад со времён начала ведения записей, в том смысле, что валовый продукт всё ещё ниже пиков 2008-го. Он более прочен, чем депрессия 1930-х годов. Это так же верно и для многих других стран. Если (как это скорее всего и произойдёт), Европа, а возможно, и США, в 2012-м соскользнут назад в рецессию, то для всех станет очевидно, что мы наблюдаем нечто гораздо более протяжённое, чем говорят нам традиционные экономические учебники.

Во-вторых, эта депрессия является структурной. Долгая депрессия 19-го века имеет свои корни в финансовых спекуляциях, технологических переменах, и включением в глобальную экономику нового мощного игрока. Наша нынешняя депрессия так же имеет свои корни в трёх крупных кризисах, сложившихся в единое целое в одно время. У нас долговой пузырь, который нарастал свыше трёх десятилетий, и зрелищно лопнувший в 2008-м. В долгосрочной перспективе доллар в качестве резервной валюты и якоря для мировой экономики теряет свои позиции, но пока ещё нет явных признаков того, что его заменит. И евро — крупнейший экономический блок, создавший наиболее неблагополучную денежно-кредитную систему в человеческой истории, и угрожающий финансовым крахом беспрецедентных масштабов.

В-третьих, она нестабильна. Долгая депрессия 19 века являлась длительным периодом низких темпов роста по сравнению с тем, что было до неё, и что было после. Например, Германия подрастала на 4.4 процента ежегодно с 1850 по 1873 годы, и на 4.1. процента с 1896 по 1913-й. Но в годы Долгой депрессии, рост её был лишь 2 процента в год. То же самое было и у других стран. Рынки оставались нестабильными, продолжались то взлёты, то падения. Они росли несистематически, так же, как иногда это происходит в Японии в её сейчас уже втором десятилетии спада. Но рост никогда не бывает устойчивым.

В-четвертых, по-прежнему происходят и хорошие вещи. Не всё так плохо и уныло. При Долгой депрессии многие страны, в общем, не пострадали. Были созданы новые технологии и виды промышленности. Был изобретён телефон, и были внедрены новые производства, основанные на бензиновом двигателе и электричестве. Люди, которые поступали мудро, продолжали зарабатывать состояния, и рабочие во многих индустриях жили припеваючи. В целом, однако, времена были тяжёлые. Так же и вы — действуйте осторожно.

В-пятых, решить проблему будет нелегко. Параллели с 1930-ми опасны, поскольку убеждают политиков и банкиров, что если подбодрить спрос, то всё снова будет в порядке. Но это не так.

Да, спрос важен. Но не стоит его ожидать, пока все три структурные проблемы не будут разрешены. Долги должны быть выплачены до приемлемых уровней, должна быть создана новая резервная валюта, а евро должен быть выведен из своего жалкого положения. Ни одна из этих задач не является лёгкой, и ни одну из них нельзя будет решить быстро.

Глобальная экономика в итоге вернётся в нормальное русло роста. Но возвращение будет долгим и трудным, и отнимет много сил.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *