Завершение войны в Сирии знаменует зарождение нового ближневосточного порядка

С освобождением города Абу-Камаль на границе с Ираком, последнего сирийского населенного пункта, находившегося под контролем боевиков группировки ДАИШ, Сирийская арабская армия (САА) и ее союзники полностью выполнили задачу по ликвидации самопровозглашенного халифата и его контроля над сирийскими городами. ДАИШ возвращается к своему первоначальному статусу, то есть вновь становится просто террористической организацией без какой-либо собственной территории или города, провозглашаемого столицей.

or-39979

В эти дни, когда решается дальнейшая судьба Сирии, политические конференции о будущем региона проходят повсюду, от Сочи до Каира и Эр-Рияда. В Сочи Башар аль-Асад встретился с Владимиром Путиным, чтобы подтвердить союзнические отношения, а также лояльность Москвы сирийскому государству и сосредоточиться на политическом урегулировании конфликта. Президенты России и Сирии договорились о необходимости вовлечь максимально возможное число оппозиционных групп в процесс реформ. В этой связи, встреча между Рухани, Эрдоганом и Путиным также была направлена на создание условий для всеобъемлющего урегулирования с участием всех, кто согласился сложить оружие и вступить в переговоры с законным правительством в Дамаске.

Турция – страна, которая объединяет так называемую легитимную оппозицию, и политические шаги Эрдогана в последнее время подтвердили, что его стратегия в регионе основана на сближении с Россией путем полномасштабного сотрудничества с Москвой. Это почти беспрецедентная дипломатическая победа России, которая за два года сумела превратить потенциального противника в одного из главных гарантов мирного процесса в Сирии.

Тем временем, Эр-Рияд объединяет не столь умеренные оппозиционные группировки, которые очень близки к исламскому экстремизму, своего рода побочные продукты фронта Аль-Нусра (Аль-Каида) и ДАИШ, пытаясь сделать им «макияж» и придать более приличный имидж. Важно также отметить, что недавние встречи между королем Салманом и Владимиром Путиным, похоже, положили начало какому-то диалогу с представителем Москвы, присутствующим на конференции в Эр-Рияде.

Сначала Эрдоган, а затем король Салман и его сын Мухаммед, похоже, поняли, что военное поражение в Сирии уже совершенно неизбежно, и все недавние события связаны с последствиями, проистекающими из разгрома террористов. Турция может извлечь большие выгоды из альянса с Москвой, как в области энергетики, так и в связи с участием в реализации китайской инициативы «Один пояс, один путь» (ОПОП), призванной связать Восток и Запад Евразии по суше и морю. Кроме того, Анкара может принять участие в создании коридора Север-Юг, предусмотренного соглашением между Россией, Ираном, Азербайджаном и Турцией.

В свете всех этих событий, заслуживает внимания тот красноречивый факт, что российские самолеты теперь летают в Сирию над территорией Турции. Страна, входящая в НАТО, позволяет российской военной авиации пересекать свое воздушное пространство. Еще совсем недавно подобное было бы просто невозможно вообразить.

Для Саудовской Аравии ситуация развивается совершенно по-иному. Хотя встреча между королем Салманом и президентом Путиным представляет собой беспрецедентное продвижение, недавнее заявление наследного принца Мухаммеда о его намерениях противостоять росту влияния Ирана противоречит возможности установления мира в регионе.

Результатом сирийской войны стал по сути новый Ближний Восток, где такие игроки как Эр-Рияд, Тель-Авив и Вашингтон, прежние хозяева региона в глазах всего мира, оказались в большей или меньшей степени намеренно отрезанными от процесса принятия решений. Хотя можно утверждать, что Соединенные Штаты сыграли определенную роль в разгроме группировки ДАИШ, теперь, благодаря политике Трампа «Америка превыше всего», которая предусматривает отказ от любых прямых вмешательств в чужие конфликты, Эр-Рияд и Тель-Авив, судя по всему, не имеют ни малейшего намерения мириться с новой ролью Тегерана в регионе, несмотря на ее поддержку со стороны российской и турецкой дипломатии и даже военной силы.

Агрессия против сирийского государства изначально осуществлялась компактным фронтом в составе Соединенных Штатов Америки, Саудовской Аравии, Турции, Катара, Иордании, Израиля, Франции и Соединенного Королевства. Все они участвовали в вооружении, подготовке, финансировании, помощи и лечении раненых, способствуя победе десятков тысяч террористов, направленных в Сирию. Это была операция по дестабилизации, почти не имеющая прецедентов в истории. Уже в 2014 году, на вершине успеха ДАИШ, судьба Асада казалась окончательно решенной.

Согласно намерениям западных стратегов терроризма, Асад должен был быть изгнан в течение первых двенадцати месяцев конфликта. Недостатком положения была невозможность для НАТО по нескольким причинам пойти на прямое вмешательство, как это было сделано в свое время в Ливии, а также неготовность Америки идти на человеческие и финансовые издержки, связанные с еще одним конфликтом в регионе и его масштабной эскалацией, которая была бы неизбежна в случае вмешательства Ирана.

После неудачи со свержением Асада, следующим шагом западных политиков стало развертывание террористической организации ДАИШ для создания хаоса в стране и ее уничтожения. Эта поистине дьявольская сила возникла в результате незаконной оккупации Ирака Америкой в 2003 году.

Вмешательство России в сирийский конфликт в 2015 году по просьбе законного правительства в Дамаске, нарушило планы Запада и привело к практически неизбежному поражению группировки ДАИШ, а также к упрочению власти Асада. Между российским вмешательством и усилиями по балканизации Сирии за счет использования Сирийских демократических сил, произошли два события, определившие победу альянса Иран-Сирия-Россия в этом конфликте. Первое из них – победа Дональда Трампа на президентских выборах в США в ноябре 2016 года. Если оставить в стороне все негативные факторы, связанные с его президентством, следует подчеркнуть, что его победа обусловила отказ США от прямого военного вмешательства против Асада и России. В случае, если бы победила Клинтон, ситуация развивалась бы по совершенно иному сценарию. В прошлом госсекретарь США, Хиллари Клинтон готовилась к тому, чтобы спровоцировать региональный конфликт между великими державами, отдав приказ сбивать российские самолеты в сирийском небе, и тем самым, возможно, начать Третью мировую войну.

Другое событие, которое нарушило баланс сил в регионе, связано с событиями, произошедшими в Турции на протяжении последних двух лет. Важную роль здесь сыграли провалившийся государственный переворот, а также инцидент со сбитым над сирийской границей российским бомбардировщиком. А поворотным пунктом стало освобождение крупнейшего сирийского города Алеппо, которое свидетельствовало о явном военном поражении оппозиции, стремившейся свергнуть режим Башара аль-Асада. Эрдоган столкнулся с неизбежным выбором: либо продолжать поддерживать террористов и иметь дело с курдским анклавом на сирийской границе, либо достичь мирного решения с Российской Федерацией, чтобы сдержать курдскую угрозу и гарантировать сохранение целостности Сирии.

Эрдоган был вознагражден за свое выбор в пользу сближения с Россией и Ираном, поскольку сегодня Турция находится в лучшем положении, чем пару лет назад, и он может влиять на судьбу многих процессов на Ближнем Востоке. Кроме того, сложившаяся ситуация позволяет Эрдогану сосредоточиться на турецких национальных интересах, в частности, на курдах. Провал плана балканизации Сирии, включая попытку провозгласить независимость курдов в Ираке, привел лишь к завершению правления Барзани. Сторонники жесткой линии, приверженные идее смены режима в Дамаске, такие как международная коалиция во главе с представителями военно-промышленного комплекса США и Пентагона, всячески пытались саботировать борьбу Сирийской арабской Армии против ДАИШ вдоль русла Евфрата. Саудовская Аравия даже отважилась поддержать курдские движения непосредственно в Ираке, а Израиль стал единственной страной, официально поддержавшей референдум о курдской независимости.

Эта стратегия провалилась в связи с оппозицией Сирии, Ирака, Турции, и Ирана, которые с российской военной поддержкой укрепили единый фронт против саудовско-израильских неоконсерваторов-неолибералов. Во время всех этих резких перемен и потрясений, анти-асадовский фронт сумел оттолкнуть от себя даже такую страну как Катар, имеющую явные связи с движением «братьев-мусульман» и неолиберальной частью американского политического истеблишмента.

Хотя анти-асадовская пропанагда продолжается в таких государственных СМИ Катара как телеканал Аль-Джазира, ее конкретные последствия равны нулю. Более того, Катар, после кризиса с Саудовской Аравией, стремится расширить свою геополитическую позицию, напрямую взаимодействуя с Москвой (имеются данные о многочисленных контактах между семьей Аль-Тани и представителями Кремля) и Ираном, историческим врагом Саудовской Аравии.

Европейский компонент анти-асадовской коалиции находится в полном замешательстве. Французский президент Эммануэль Маркон ведет сложное посредничество между наследным принцем Салманом и Харири в попытке предотвратить дальнейшие саудовско-израильские политические катастрофы, которые рискуют окончательно толкнуть Ливан в иранскую сферу влияния. В Германии канцлер Ангела Меркель переживает длительную волну разнообразных вызовов, как со стороны глобалистов, так и со стороны приверженцев национально-консервативных движений, в преддверии очередных выборов. В Англии последствия и эффекты Брексита все еще весьма ощутимы. Правительство по-прежнему нестабильно, и все внимание приковано к сложным переговорам с Европейским Союзом.

Похоже, у Запада больше нет ни времени, ни ресурсов для инвестиций в Сирию. Фальсификация реальности продолжается через ведущие средства массовой информации, принадлежащие к глобальной неолиберальной элите, такие как CNN, Al Jazeera и Washington Post. Помимо обычной лжи, исходящей от телевидения и газет, у европейцев и американцев сегодня нет никаких других инструментов для воздействия на ситуацию.

Трамп, судя по всему, доволен тем, что смог вернуться домой после поездки в Азию, заручившись сотнями миллиардов долларов, добытых путем вымогательства у союзников, при этом не ввязавшись в какую-нибудь из бесконечных войн, которые даже Саудовская Аравия не может себе позволить, о чем свидетельствуют геноцид в Йемене и действия против Катара.

У администрации Трампа есть множество недостатков, а также глубокая ненависть к Ирану, но у нее нет ни возможности ни намерения поддерживать Израиль и Саудовскую Аравию в их попытках силой ограничить рост иранского влияния. Даже объединенные вооруженные силы Израиля и Саудовской Аравии не могли бы представлять серьезную угрозу для Хезболлы, не говоря уж о Исламской республике Иран.

То, что происходит сегодня на Ближнем Востоке – это практическая попытка восстановить региональный порядок. Встречи в Сочи между Турцией Россией и Ираном направлены именно на достижение такого результата. В этом сценарии весьма примечательно отсутствие Вашингтона, несмотря на попытки специального представителя Генерального секретаря ООН по Сирии Стаффана де Мистуры возродить ныне мертвую Женевскую конференцию.

Россия и ее союзники, перехватив военную инициативу, готовы вести дипломатические переговоры между правительством Асада и оппозиционными силами, которые будут идти под эгидой этой тройки, с участием Организации объединенных наций в роли скорее гаранта, чем участника, обладающего правом голоса. Тон задают Асад, Путин, Эрдоган и Рухани, даже несмотря на то, что эту новая реальность никогда не примут Мухаммед бин Салман, Нетаньяху, европейские правительства и скрытая политическая элита США, известная как «глубинное государство» и состоящая из неолибералов и неоконсерваторов.

Действия принца Мухаммеда внутри страны вместе с угрозами Нетаньяху в адрес Ирана и «Хезболлы» демонстрируют отказ смириться с поражением, а также, в случае с садовским наследным принцем, являются последней попыткой избежать потери контроля над страной. Для Израиля проблема значительно сложнее. Уже в 2006 году он был не в состоянии одержать победу над «Хезболлой», а сегодня это движение гораздо более развито, лучше обучено и способно нанести серьезный урон еврейскому государству. Саудовский и израильский военные министры более чем ясно осознают, что у них нет никакой возможности победить Иран или «Хезболлу», и что лишь прямое участие Вашингтона способно изменить ход событий. Однако, эта гипотеза также должна учитывать реальность, поскольку Москва сегодня сблизилась с Тегераном, а Трамп крайне негативно настроен по отношению к любым войнам с участием Соединенных Штатов. В этой ситуации, когда анти-асадовские силы погружены в хаос, Мухаммед бин Салман продолжает свою работу по лишению свободы всех, кто смеет возражать ему и по восстановлению казны, растраченной на войны на фоне обвала мировых цен на нефть.

Новый ближневосточный порядок совпадает с завершением конфликта в Сирии и намерением найти политическое решение конфликта путем умиротворения всех заинтересованных сторон. Это урегулирование набирает обороты и движется в сторону успеха, особенно в свете отказа Турции от участия в анти-асадовском фронте. Москва медленно заменяет Соединенные Штаты в качестве центра тяжести в регионе и за его пределами, разрешая конфликты и сопровождая постепенное завершение американского военного и экономического влияния в регионе.

В очередной раз стратегический треугольник, сформировавшийся между Ираном, Россией и Китаем одерживает победу, взяв на себя и успешно разрешив один из самых сложных конфликтов после окончания Второй мировой войны. Честь и слава Путину, Рухани и Си Цзиньпину, новым политическим гигантам XXI столетия.

 


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (4 голосов, среднее: 5,00 из 5)
Loading...Loading...

Понравилась статья?
Поделись с друзьями!

x

Приглашаем к сотрудничеству всех, кто хочет попробовать свои силы в переводе. Пишите.
Система Orphus: Если вы заметили ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl + Enter Система Orphus



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *