Президент Путин готовится к новой холодной войне

Сразу после официальной инаугурации президент России Владимир Путин, как ожидается, объявит состав нового правительства, и это будет настоящая бомба. Новый кабинет наверняка будет Ставкой верховного главнокомандующего, то есть военным штабом.

Подпись к изображению: Владимир Путин инспектирует строительство Крымского моста через Керченский пролив, март 2018  года

В контексте бесконечной саги о вмешательстве России в американскую политику, шарады об отравлении Скрипалей, (которая, кстати, полностью исчезла из новостей в западных странах) и серьезной эскалации в Сирии в противовес попыткам России, Ирана и Турции развивать мирный процесс в Астане – такое решение является почти неизбежным вариантом для Кремля.

Еще четыре года назад Евгений Крутиков, обозреватель газеты «Взгляд» и бывший офицер, рассказал, что представляют собой красные линии Москвы, обозначенные для США и НАТО: Украина, Грузия, Финляндия и Швеция, «недружественные действия Литвы и Польши» против Калининградского анклава и навигация в Балтийском море, а также, что не менее важно, Арктика, «почти идеальная общедоступная баз для нанесения первого удара, как с помощью ядерного, так и высокоточного стратегического неядерного оружия».

Впрочем, сейчас существует еще одна, абсолютная красная линия в Сирии, которую недавно очертило российское Министерство обороны: любое нападение на российские объекты или персонал повлечет за собой катастрофические последствия.

Еще более важным является тот факт, что передовые ракетные технологии, о которых говорил Путин в своей знаменитой речи 1 марта, представляют серьезную угрозу для военно-морской империи США.

В соответствии с докладом, опубликованным на прошлой неделе Стокгольмским международным институтом исследования проблем мира (SIPRI), военные расходы Москвы сократились в 2017 году до 66,3 миллиардов долларов. Это стало первым снижением оборонного бюджета почти за двадцать лет.

Целесообразно сравнить эти цифры с суммарным объемом военных расходов НАТО в том же 2017 году: 201 миллиард долларов. И это без учета военных расходов США, относительно стабильных уже второй год подряд и составляющих колоссальные 610 миллиардов долларов. Впрочем, эксперты SIPRI утверждают, что Америка неизбежно будет наращивать военные расходы в связи с «модернизацией обычных и ядерных вооружений».

Тем не менее, в  настоящее время многократное расхождение между военными бюджетами России и НАТО/США уже не определяет в полной мере баланс сил. Гораздо более важным является тот факт, что Москва способна серийно производить гиперзвуковые ракеты – быстрые и недорогие – вместо того, чтобы, подобно Пентагону, строить многомиллиардные авианосцы.

Евразийцы против атлантистов

Российские аналитики подтвердили в интервью Asia Times, что формирующаяся Ставка – тесно сплоченный коллектив, призванный вырабатывать прагматичные  и эффективные решения в условиях экономической войны  на всех фронтах. Это подразумевает чрезвычайно тесную координацию между Кремлем, Министерством обороны, Генеральным Штабом, всеми органами аппарата безопасности и военно-промышленным комплексом России.

Сергей Собянин, в  настоящее время занимающий пост мэра Москвы, имеет хорошие шансы стать следующим премьер-министром. Идеальным кандидатом для военно-промышленного комплекса был бы нынешний министр обороны Сергей Шойгу или даже нынешний вице-премьер Дмитрий Рогозин. Но Путин почти наверняка выберет Собянина, руководствуясь соображениями внутренней конкуренции. Решающим фактором являются американские санкции. В 2014 году под их действие попал Рогозин. Как Шойгу, так и Собянин пока не являются объектами санкций.

Исходя из этих анализа многочисленных факторов, можно заключить, что шансы нынешнего премьер-министра Дмитрия Медведева заметно слабеют. Не секрет, что в высших кругах российской власти уже более десяти лет бушует эпическая битва между поборниками национального суверенитета и евразийского пути развития, поддерживающими Путина, и сторонниками атлантической интеграции, стоящими за Медведевым.

Евразийское движение выступает за многополярный мир и евразийскую интеграцию (Новый Шелковый путь, Евразийский экономический союз). В свою очередь, крыло атлантистов ратует за то, чтобы Россия добивалась принятия в западные структуры в качестве равного партнера, что на сегодняшний день является, скорее всего, крайне маловероятной перспективой.

Сторонники атлантической доктрины полностью контролируют российский банковский и финансовый секторы, включая Центробанк. В сущности, российская экономика управляется, как многие говорят, вашингтонским консенсусом. С точки зрения их идеологических противников, защищающих евразийскую идею, это самая большая угроза для стабильной националистической государственной системы во главе с чрезвычайно популярным президентом Путиным.

Публично Путин постоянно выражает поддержку Центральному банку и экономической команде, связанной с Медведевым. Однако, это не следует принимать за чистую монету. Аналитики рассказали корреспонденту Asia Times о недавнем шквале серьезной критики в их адрес, прошедшем одновременно на всех российских телеканалах.

Таким образом, окончательным индикатором политического курса после провозглашения Ставки будет дальнейшая тактика Кремля в отношении Центрального банка России и других союзников Медведева в экономическом блоке. Обозреватели высказывают догадки о том, начнутся ли политические преследования в отношении этих поборников интеграции с Западом.

Параллельно с заметным ужесточением геополитического курса Москвы, евразийская интеграция стала одним из главных приоритетов международной политики России, о чем свидетельствует недавняя дискуссия в клубе «Валдай», состоявшаяся в конце апреля в Шанхае. Она была посвящена координации китайской и российской стратегий формирования «Большой Евразии».

Разумеется, этот процесс включает обход американского доллара в двусторонней торговле, укрепление Шанхайской организации сотрудничества и дальнейшее упрочение симбиоза Китая как потребителя и России как производителя товаров.

Например, аналитики Сергей Караганов и Ю Бин занимают общую позицию в отношении того, что Караганов определяет как «одностороннюю войну Запада против Китая и России». Постепенно формируется консенсус, в соответствии с которым решающим периодом для формирования нового мирового порядка станут ближайшие 10-15 лет.

Практически в то же время представители не менее стран встретились в Крыму, чтобы принять участие в четвертом международном экономическом форуме. Разумеется, к нему было приковано пристальное внимание западных корпоративных СМИ.

Ялтинский международный экономический форум – одна из крупнейших деловых площадок в России, наряду с Восточным экономическим форумом во Владивостоке и Санкт-Петербургским международным экономическим форумом, который состоится в конце мая.

Еще в феврале 1945 года Уинстон Черчилль, Франклин Рузвельт и Иосиф Сталин встретились в Ялте, чтобы обсудить дальнейшие перспективы послевоенного мира. Результаты ялтинской конференции имели огромное значение, но в то же время она ознаменовала начало холодной войны. Сегодня Россия возрождает статус Крыма как центра дискуссий о глобальном  сотрудничестве, дополняя этот статус новым международным аэропортом, в который было вложено несколько миллиардов долларов, а также 19-километровым мостом через Керченский пролив, движение по которому откроется в конце мая, на шесть месяцев раньше запланированного срока.

Собственно, в этом и заключается пресловутая «российская агрессия», против которой Запад неустанно ведет борьбу на всех фронтах.

 


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (1 голосов, среднее: 1,00 из 5)
Loading...Loading...




Комментарии запрещены.