Россия и Израиль: взаимовыгодная дружба

Стремясь обеспечить свою безопасность от Ирана и предотвратить конфронтацию с Россией в Сирии, Израиль установил весьма эффективный механизм постоянной связи и координации действий с российским политическим руководством и военным командованием в Сирии. Несмотря на нанесение Израилем более ста ударов по ее иранским партнерам в Сирии, Москва ни разу не ответила и не критиковала Израиль, даже в тех случаях, когда уничтожались российские вооружения, поставляемые Ирану.

Действительно, премьер-министр Нетаньяху праздновал День Победы вместе с Владимиром Путиным, даже когда военно-воздушные силы Израиля превращали в пыль иранские объекты на территории Сирии. Более того, на следующий день Москва отказалась от своей прежней угрозы продать или развернуть в Сирии свои зенитно-ракетные комплексы С-300, которая вызвала крайнюю обеспокоенность в Израиле. Таким образом, это решение означало, что Москва фактически удовлетворяет желание Израиля, оставляя сирийские и иранские силы беззащитными против будущих израильских и западных ударов с воздуха.

Еще более поразительными являются сообщения о том, что 8 мая Россия предупредила Иран о том, что не следует провоцировать Израиль, выпуская ракеты по его территории. Иран, по всей видимости, проигнорировал эти предупреждения, чем и спровоцировал мощный ответный удар Израиля 9 мая.

Молчание России в отношении этих рейдов и другие проявления растущей двусторонней координации представляют собой поистине беспрецедентные шаги с обеих сторон. Мы также видим, что эта координация является взаимовыгодной. У России развязаны руки для действий в Сирии. Израиль располагает каналом связи, по которому он может общаться с российским военным командованием и передавать свои предупреждения Ирану. Между тем Иран, несмотря на партнерство с Россией в Сирии, явно не может рассчитывать на поддержку со стороны России в случае более масштабной антиизраильской кампании.

Как же мы можем объяснить мотивы обеих сторон? Что касается России, можно выделить семь мотивов для улучшения отношений с Израилем. У Путина, похоже, имеются личные хорошие чувства к Израилю и евреям, и российская политика формально избегает антисемитизма, хотя в обществе он все еще существует и иногда используется для внутренних целей.

Во-вторых, российская элита уважает военно-экономическое развитие Израиля и знает, что он может являться каналом к Вашингтону.

В-третьих, между двумя странами существуют процветающие торговые и инвестиционные отношения, до такой степени, что Израиль в прошлом даже продавал оружие России.

В-четвертых, Израиль уважает российские красные линии и избегает действий, которые могли бы спровоцировать Россию, а если он вынужден предпринять подобные шаги, Израиль всегда заблаговременно информирует Москву. Так, например, Израиль не присоединился к антироссийским санкциям и воздержался от продажи Украине оружия после 2014 года. Путин и его окружение, похоже, ценят сдержанность Израиля, поскольку российский президент всегда демонстрирует уважение по отношению к Израилю и его интересам.

В-пятых, Москва знает из истории, что войны против Израиля заканчиваются плохо для арабских стран и возвращают Соединенные Штаты обратно на Ближний Восток, поэтому она стремится избежать провокационных шагов в этом направлении, что подтверждают недавние предупреждения Ирану.

В-шестых, существует мнение, что российская эмиграция девяностых годов в Израиль, в некотором смысле, «наши люди». Москва хочет сохранить эту связь и понимает, как много Советский Союз потерял из-за своей неуклюжей политики.

В-седьмых, для ближневосточной политики Москвы крайне важно, чтобы она могла откровенно говорить со всеми сторонами и не отождествляться чрезмерно с интересами какого-либо одного государства. Разумеется, это правило относится и к Израилю в силу многих нерешенных вопросов региональной безопасности.

Израиль в свою очередь получает надежный канал связи с Ираном и Сирией, а также экономические выгоды от торговых связей с Россией. Это также обеспечивает дополнительную общую свободу маневра во внешней политике, поскольку Израиль в меньшей степени ограничен обязательствами следовать курсом США. Следовательно, Израиль получил свободу действий для защиты своих интересов против Ирана, причем практически безнаказанно.

Что касается негативной стороны, эти теплые отношения между Москвой и Иерусалимом отражают продолжающуюся эрозию позиций США на Ближнем Востоке. Кроме того, они не могут сдержать иранских лидеров от продолжения их «крестового похода» против Израиля, Запада и суннитского ислама, хотя тактически это может служить сдерживающим фактором.

Учитывая нынешние условия в регионе, вполне можно предположить, что нынешняя координация действий между двумя странами будет продолжаться и даже углубляться, поскольку ни одна из сторон не желает эскалации конфликта на Ближнем Востоке. Их совместное давление потенциально является сильной картой Израиля против Ирана.

Хотя Тегеран может быть ограничен в стратегическом отношении, он, скорее всего, будет искать другие возможности для атаки на интересы Израиля, включая терроризм. Российско-израильская координация всего лишь отбросила змею иранской воинственности, но конечно же, не убила ее.

Автор, Стивен Бланк – старший научный сотрудник Совета по внешней политике США, специализируется на геополитике бывшего Советского Союза, России и Евразии. В прошлом – профессор Института стратегических исследований Военного колледжа Армии США.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...




Комментарии запрещены.