Российская нефтяная индустрия доказывает свою жизнестойкость

Как барометр доверия к российской нефтегазовой отрасли, оглушительно грохочущая производственная линия «Волжского трубного завода», принадлежащего Трубной металлургической компании (ТМК), рассказывает оптимистическую историю.

Печи, станки и конвейеры работают на полную мощность, каждые 60 секунд выбрасывая раскаленные добела плети труб, которые вскоре погрузятся в российскую землю в поисках новых запасов углеводородов.

Несмотря на американские и европейские санкции, а также все возрастающие технические требования, которые, по мнению некоторых аналитиков, превышают возможности российских производителей, нефтегазовая индустрия страны переживает бум, оседлав рост цен на нефть и слабый рубль и будучи вдохновленной первыми успехами на почти нетронутых просторах Арктики.

«Производство бесшовных труб работает на полную мощность. Что касается метража, мы достигли предела возможностей, – сказал исполнительный директор завода Сергей Четвериков. – Существует огромный спрос на тонкостенные трубы, обсадные трубы для скважин, применяемые в нефтяной и газовой промышленности.

Бесшовные трубы ТМК, изготовленные путем пробивания отверстия в перегретом стальном стержне, являются главным продуктом отрасли, используемым для создания шахт, уходящих глубоко под землю к нефтяным и газовым месторождениям.

Три четверти труб, изготовленных на «Волжском трубном заводе», расположенном на Волге, в южной части среднерусской равнины, находят применение внутри страны, как правило, в течение шести месяцев после того, как покинут ворота предприятия.

Судя по всему, они на самом деле используются весьма эффективно. В прошлом месяце инвесторы вывели показатель нефтегазового индекса Московской фондовой биржи на самый высокий уровень, а уровень добычи нефти и газа в стране приближается к рекордно высоким отметкам.

В прошлом месяце французская компания Total купила 10-процентную долю в проекте по производству СПГ в российской Арктике стоимостью в 25,5 миллиарда долларов, а Mubadala Petroleum из Объединенных арабских эмиратов приобрела 44-процентную долю в российском нефтяном месторождении, не считая десятка различных соглашений между государственными корпорациями «Роснефть» и «Газпром» и различными транснациональными компаниями.

«Этот проект вписывается в наше стратегическое партнерство с компанией «Новатэк», а также в наши постоянные усилия по разработке колоссальных запасов природного г аза на российском Крайнем Севере», – сказал глава компании Total Патрик Пуайен.

Три года назад картина была совершенно иной. Западные санкции, введенные в 2014 году в ответ на присоединение Крыма, отрезали многие российские энергетические компании от источников долгосрочного международного кредита, а также наложили запрет на поставки технологий и ноу-хау в сфере добычи сланцевого газа. Те же ограничения касаются всех проектов по добыче нефти и газа на арктическом шельфе.

В то же время мировые цены на нефть стремительно падали, опустившись в начале 2016 года ниже уровня в 30 долларов за баррель, что было проблематично даже для российских производителей с их низкой себестоимостью добычи.

Однако, российские государственные банки взяли на себя те функции, которые ранее выполняли международные кредиторы, а китайский капитал спас несколько крупных проектов. Кроме того, в некоторых случаях российские компании вынуждены были осуществлять в одиночку те проекты, которые изначально были предназначены для совместного освоения с западными отраслевыми гигантами.

«На мой взгляд, способность российской индустрии сохранять стабильность добычи была сильно недооценена рынком, – сказал Игорь Сечин, глава корпорации «Роснефть», крупнейшего производителя нефти в стране. – В целом, инвестиции в нефтяной сектор России в рублевом эквиваленте в условиях кризиса лишь возрастали, как и темпы добычи».

«Роснефть», крупнейшая нефтяная компания страны, недавно объявила о семикратном увеличении в первом квартале нынешнего года чистой прибыли, достигшей 1,5 миллиардов долларов. Тем временем, ее конкурент, частная компания «Лукойл», сообщила о 75-процентном взлете прибыли еще в прошлом году. «Газпром», крупнейший производитель газа, сообщил об 11-процентном долларов росте прибыли, достигшей 372 миллиардов рублей (около 5,93 миллиарда), а объем выручки при этом составил рекордные 3,14 триллиона рублей.

Большая часть этого финансового бума объясняется результатами сделки, заключенной в декабре 2016 года между Россией и ОПЕК, и направленной на сокращение нефтедобычи на 1,8 миллиона баррелей в сутки, которая позволила восстановить цены после исторических минимумов.

Динамика на валютных рынках также способствовала развитию индустрии. Раньше курс рубля поднимался, когда цены на нефть росли, однако, государственная политика и опасения по поводу дополнительных американских санкций привели к тому, что с января обменный курс рубля к американскому доллару снизился, увеличив рублевые доходы российских производителей с каждого барреля нефти.

Подпись к изображению: Динамика объема добычи нефти в России на фоне экономических санкций (в метрических тоннах)

Представители Лукойла заявили, что в ближайшие годы компания намерена выкупить собственные акции на сумму 3 миллиарда долларов, а в пошлом месяце «Роснефть» объявила о первой программе выкупа в объеме 2 миллиардов долларов до 2020 года. Кроме того, поступали сообщения о намерении корпорации использовать свою сверхприбыль для сокращения задолженности, составляющей 7,9 миллиардов долларов, примерно на 22 процента.

«Мы ожидаем, что операционные денежные потоки крупнейших российских нефтяных и газовых компаний продемонстрируют в 2018 году значительный рост, что укрепит их и без того прочные позиции по ликвидности и станет результатом сочетания возросших цен на нефть, слабого рубля и благоприятной системы внутреннего налогообложения для экспорта нефти, – говорится в недавней записке рейтингового агентства Moody’s. – Стабильные темпы добычи и относительно более высокие цены станут основными факторами повышения кредитоспособности по всему сектору».

Поскольку цена на смесь Brent в мае достигла отметки в 80 долларов за баррель, ограничение добычи, согласованное с картелем ОПЕК, в настоящее время оказалось под вопросом: Москва и Эр-Рияд проведут в нынешнем месяце переговоры с другими участниками соглашения по поводу уменьшения объема сокращений до 1 миллиона баррелей в сутки. Эта новость уже привела к снижению цены приблизительно до 75 долларов США. Российские компании с одобрением восприняли этот шаг, поскольку теперь у них появилась возможность нарастить объем добычи.

«На основе наших контактов с другими производителями, можно утверждать, что если последует решение о прекращении это сделки, оно будет принято при непременном условии обеспечения баланса между спросом и предложением, и не приведет к обвалу рынка», – заявил министр энергетики России Александр Новак.

Медленное наращивание добычи при сохранении стабильной цены на нефть является ключевым приоритетом для Александра Новака и его коллег по кабинету. На долю энергоносителей приходится сегодня 66 процентов российского экспорта, а сложная сеть налогов, пошлин и стимулирующих мер распространяется на всю отрасль.

«С учетом того, что в нынешнем году федеральный бюджет сверстан исходя из цены на нефть на уровне 54 доллара за баррель, если средняя цена за 2018 год составит 75 долларов за баррель, это приведет к профициту в объеме 30 миллиардов долларов», –  заявил Крис Уифер, эксперт из консалтинговой компании Macro Advisory, специализирующейся на российском рынке.

«Сейчас имеется высокий спрос на дополнительное количество труб и других, более сложных в технологическом отношении продуктов, – сказал Четвериков из ТМК, чьи трубы изготавливаются по заказу для конкретных проектов по бурению. – У нас есть долгосрочные инвестиционные планы по созданию новых мощностей, а также новых исследований и разработок».

В то время как нефтегазовая индустрия внутри страны переживает период бурного развития, зарубежные предприятия российских компаний находятся в более сложных условиях.

Решение президента Соединенных Штатов Дональда Трампа о выходе из международного соглашения, которое привело к смягчению санкций в отношении Ирана, и введении ограничений в отношении компаний, сотрудничающих с этой страной, заставило компанию «Лукойл» приостановить свое внедрение в нефтяную индустрию Ирана, а также может осложнить подобные планы других российских игроков, таких как «Татнефть» и «Транснефть».

В Венесуэле, резко упавший объем добычи представляет собой угрозу для российской «Роснефти», которая инвестировала миллиарды долларов в различные проекты в этой стране, и которой принадлежит доля в 1,6 миллиарда долларов в государственной нефтедобывающей компании PDVSA.

В ежегодном отчете «Роснефти», опубликованном в 2018 году, говорится, что компания лишь к 2020 году примет «окончательное инвестиционное решение» о том, следует ли инвестировать в два новых газовых месторождения, приобретенные компанией в прошлом сентябре.

Корпорация «Роснефть», в которой контрольный пакет принадлежит российскому правительству, также сталкивается с потенциальными рисками в полуавтономном иракском районе Курдистана, где она потратила 1,8 миллиарда долларов на поддержание поставок нефти и предполагала вложить еще 400 миллионов в разработку новых месторождений.

Это намерение возмутило федеральное правительство в Багдаде, которое настаивает на том, что все нефтяные сделки на территории страны должны быть согласованы с ним. «Контракты, заключенные между «Роснефтью» и региональным правительством Курдистана нарушают нашу конституцию. Только правительство в Багдаде имеет право подписывать подобные документы, и поэтому мы считаем их незаконными», – заявил в пошлом месяце посол Ирака в России Хайдар Мансур Хади.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (3 голосов, среднее: 4,67 из 5)
Loading...Loading...




Комментарии запрещены.