Почему экономический рост на уровне 6,7 процентов является плохой новостью для Китая

Пять лет спустя после того, как президент Китая Си Цзиньпин пообещал, что рыночные силы будут играть в стране «решающую роль», пришло время разобраться, понимает ли Пекин, что это значит. С тех пор как Си Цзиньпин захватил все руководящие должности, финансовая пресса широко пропагандирует соблазнительные перспективы: самый сильный за многие десятилетия китайский лидер устранит все недостатки. В конце каждого Всекитайского собрания народных представителей многочисленные заголовки в СМИ объявляют о ликвидации кредитных и долговых пузырей.

По их утверждениям, Си Цзиньпин готов смириться с некоторым снижением роста ВВП, что является необходимой предпосылкой для масштабных экономических  реформ. Когда этого не произошло в 2013  году, средства массовой информации заявили, что все намечено на 2014 год. Затем обещания переносились на 2015, 2016 и 2017 годы. И вот, наступило лето 2018 года, и инвесторы снова шумят в ожидании – Пекин наращивает объемы кредитования, чтобы поддержать быстрый рост экономики.

В то же время, вышеупомянутые рыночные силы обваливают цены на акции в Шанхае и Шэньчжэне, что абсолютно не устраивает Пекин. Развязанная Дональдом Трампом торговая война также может привнести слишком много рыночной  реальности. В совокупности эти два фактора могут уменьшить решимость Пекина по поводу экономических реформ.

В последнее время Пекин предпринял ряд шагов, направленных  на предотвращение слишком сильного замедления экономического  роста: снижение налогов, расходы на инфраструктуру, новые бизнес-кредиты. Народный банк Китая представляет коммерческим банкам около 75 миллиардов долларов, чтобы увеличить денежную массу и подстегнуть деловую активность.

Таким образом, совершенно очевидно, что китайский авторитарный лидер Си Цзиньпин страдает той же слабостью к 6,5-процентному росту, что и его предшественники.

Недавнее 13-процентное падение акций в Шанхае, как и 16-процентное в Шэньчжэне – тревожный знак. Так же, как и 5-процентное снижение обменного курса юаня. Это сигнал о том, что, несмотря на быстрый экономический рост и глобальные амбиции Китая, фундаментальные экономические факторы не готовы для качественных преобразований в экономике. Китай будет готов к ним еще менее, если Си Цзиньпин продолжит свою стратегию стимулирования любой ценой, которая привела крупнейшую экономику Азии к тому напряженному состоянию, в котором она сегодня находится. Это предвещает тревожные события в год 40-летия китайских рыночных реформ.

В 1978 году, когда Дэн Сяопин стал лидером страны, Китай начал свой путь от экономического упадка к многолетнему бурному  росту, позволившему опередить по объему ВВП Японию. Дэн Сяопин отказался от маоистского эгалитаризма и ввел элементы рыночной экономики. Он провел деколлективизацию сельского хозяйства, ослабил контроль над ценами, позволил предпринимателям открыть частный бизнес, приветствовал иностранные инвестиции и создал почву для того, чтобы Китай превратился в глобальный индустриальный центр.

Си Цзиньпин обещал ускорить и расширить рыночную революцию, начатую Дэн Сяопином, однако, по мнению многих наблюдателей, не выполняет своих обещаний. Вот как описывает ситуацию эксперт по Китаю Билл Бишоп из интернет-издания Axios: «Некоторые эксперты теперь говорят, что при Си Цзиньпине экономические реформы умерли. Тем временем, он сам и его партия, разумеется, утверждают, что и реформа и «открытие» экономики движутся быстрыми темпами. Кто же прав?» Что ж, если судить не по словам, а по поступкам, придется признать, что правда за скептиками.

Для сегодняшнего Китая быстрый рост ВВП – плохая  новость. Это признак того, что Си Цзиньпин по-прежнему сосредоточен на внешней стороне, на имидже, а не на дальнейшем продвижении реформ Дэн Сяопина. С 2013 года, когда Си Цзиньпин официально занял пост президента, Лоуренс Соммерс и другие выдающиеся экономисты подчеркивают риск, связанный со статистическим принципом «регрессии к среднему». С одной стороны, это означает, что рост, построенный на кредитовании, в какой-то момент неминуемо прекратится.

И как только технократы займутся оздоровлением экономики, рост ВВП резко замедлится. Только после того как этот показатель опустится ниже 5 процентов, можно будет сказать, что Си Цзиньпин вернулся к политике рыночных реформ Дэн Сяопина.

К сожалению, Си Цзиньпин ставит телегу впереди лошади. Экономическая мощь начинается внутри страны. Инициативы «Один пояс, один путь» и Азиатский банк инфраструктурных инвестиций говорят о грандиозных масштабах глобальных амбиций китайского лидера. Но нынешняя экономическая экспансия Китая покоится на слабых основах.

Теневые банки продолжают усиливать дисбаланс. Государственные предприятия, которые служат обогащению многих коммунистических заправил, по-прежнему доминируют в экономике. Местные органы власти по-прежнему берут кредиты с целью подстегнуть рост и угодить ближнему окружению Си Цзиньпина.

Народный банк Китая вновь начинает безудержное кредитование, несмотря на стремительные темпы экономического роста. В то же время, снижение курса юаня увеличивает риск корпоративных дефолтов по долгам в долларах США и вероятность того, что Трамп обрушится с критикой на Пекин за манипуляции с национальной валютой.

Разумеется, торговая война Трампа является внешней угрозой, которая Пекину вовсе не нужна. Но темпы роста во втором квартале на уровне 6,7 процента должны были бы внушить окружению Си Цзинпина, что необходимо срочно наводить порядок в экономике. А они вместо этого усиливают меры стимулирования. Дэн Сяопин, должно быть, переворачивается в гробу.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...




Комментарии запрещены.