Пепе Эскорар: чего ждать от супер-группы «The Sanctioned»?

Были времена, в разгар холодной войны шестидесятых и семидесятых годов, когда планетой фактически управляли супер-группы – от Cream и Led Zeppelin до Yes и Emerson, Lake & Palmer.

Добро пожаловать, друзья, на шоу, которое продолжается вечно — геополитический ремикс эпохи пост-правды! Встречайте «The Sanctioned» – многонациональную супер-группу, в которой играют только звезды звезды: Владимир Путин (Россия), Си Цзиньпин (Китай), Хасан Рухани (Иран) и Реджеп Тайип Эрдоган (Турция). Всей рок-вселенной известно, что «The Sanctioned» находятся под постоянной угрозой того, что их затмит своими бесконечными многослойными санкциями бесспорный мастер сольных партий Дональд Трамп (США).

Два истинных виртуоза наслаждаются идеально синхронным исполнением. Путин лишь иногда может позволить себе удовольствие поразить публику коротким соло в стиле Джимми Пейджа (как в той истории с ракетами, запущенными с Каспия по объектам группировки ДАИШ в Сирии). А вообще он больше похож на Кита Эмерсона, с его рок-адаптацией «Картинок с выставки» русского классического композитора Мусоргского. Си Цзиньпин любит концептуальные оркестровые композиции в духе Pink Floyd (в форме глобальных инициатив Нового Шелкового Пути). Рухани больше всего подошел бы образ Джека Брюса в Cream, с его тонкими нюансами, вплетающимися в безупречную музыку. И, наконец, Эрдоган, которого явно непреодолимо влекут эпатажные музыкальные выходки Роберта Планта.

Что же касается Трампа, он не Дилан – и, разумеется, не Роджер Уотерс. Он больше похож на Теда Ньюджента с некоторыми оттенками Black Sabbath.

Итак, чего же ждать от The Sanctioned? Чего-то ужасного, как Deep Purple без Иэна Гиллана и Ричи Блэкмора или, напротив, эпического, как бессмертный хит «Fanfare for the Common Man» группы ELP? Второй геополитический сценарий выглядит следующим образом.

Дуэт Путин-Си Цзиньпин – российско-китайское стратегическое партнерство – предлагают Эрдогану членство в БРИКС и Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Имеются сообщения о том, что турецкий президент уже озвучил свой интерес к обоим интеграционным объединениям.

Турция выходит из НАТО. Турецкие военные, разумеется, будут крайне недовольны, но Эрдоган, после провалившейся попытки государственного переворота в 2016 году, о которой его предупредила российская  разведка, теперь контролирует военных.

Пекин и Москва предлагают целый ряд торговых соглашений. Министр иностранных дел России Сергей Лавров уже предложил использовать для взаимных расчетов национальные валюты. Эрдоган, со своей стороны, также заявил, что Турция готова  начать использовать местные валюты в торговле с Россией, Китаем, Ираном и Европейским Союзом.

После того как Турция реструктуризирует свою задолженность, номинированную в долларах, Китай скупает турецкую лиру на иностранных валютных рынках, что для Народного банка Китая не составит никакого труда. Анкара, со своей стороны, планирует выпустить облигации в китайских юанях. Китайский Промышленно-коммерческий банк ICBC уже объявил о выделении Турции кредита на сумму 3,6 миллиарда долларов на развитие энергетики и транспорта.

В противовес вашингтонскому консенсусу, Эрдоган прекрасно понимает, что Турция не может «переписать учебник по кризис-менеджменту для развивающихся рынков», отказавшись от мер жесткой экономии, предлагаемых МВФ. Ответ будет заключаться в том, что в дальнейшем Турция будет все больше полагаться на Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ).

Затем большая часть описанного сценария – ШОС, БРИКС плюс, АБИИ, торговля национальными валютами в обход доллара – повторится с Ираном, как в те дни, когда Pink Floyd выступали по всему миру на бис со своим шедевром Dark Side of the Moon.

Новый альбом The Sanctioned (в 180-граммовом виниле плюс все прочие форматы/платформы) под названием Eurasian Integration, несомненно, ожидает мульти-платиновый статус и бешеная популярность от Измира и Хамадана до Чунцина и Владивостока.

Евразийская интеграция сделает Иран еще более важным узлом проекта «Нового Шелкового Пути», или инициативы «Один пояс, один путь» (ОПОП), в сочетании с новым стимулом взаимодействия между Россией и Ираном – недавно подписанной исторической конвенцией о статусе Каспийского моря.

Кроме того, по торговому коридору Китай-Казахстан-Иран уже ходят грузовые поезда, курсирующие по маршруту до иранского порта на Каспийском море Бендер-э-Энзели.

Еще один ключевой трек нового альбома построен на Соглашении о валютных резервах БРИКС, достигнутом в ходе недавнего саммита. Этот механизм дедолларизации экономики будет расширяться по мере того, как БРИКС будет превращаться в БРИКС плюс.

После подписания временного соглашения три месяца  назад, Иран уже на пути к полномасштабному соглашению о свободной торговле с Евразийским экономическим союзом, которое запланировано на начало 2020 года. Турция, как ожидается, последует примеру Ирана.

По мере того, как компании из Европейского Союза будут покидать Иран, оказавшийся под американскими санкциями, китайским и российским компаниям придется перейти на повышенные обороты. В связи с отказом Конгресса США в продаже Турции истребителей F-35 из-за того, что Анкара покупает российские системы противовоздушной обороны С-400, Boeing и Airbus неизбежно потеряют свою долю турецкого рынка, уступив ее российским реактивным самолетам Иркут МС-21 и Ил-96-400М.

Кроме того, наряду с ростом объемов торговли между Ираном и Турции, нельзя забывать и об успешном завершении «Турецкого потока», газопровода, ставшего символом российско-турецкого стратегического партнерства в области энергетики.

Эрдоган прекрасно знает, что географическое положение делает Турцию важнейшим стратегическим связующим звеном между Востоком и Западом. Знает он и то, в чем на самом деле состоит его «вина» перед Соединенными Штатами: покупка систем С-400, отказ от одержимости американским лозунгом «Асад должен уйти», продвижение проекта «Турецкий поток», а также отказ Анкары подчиниться санкциям Вашингтона и прекратить закупать иранскую нефть.

Эрдоган уже произвел все необходимые расчеты и понял, что при прочих равных, участие в проектах ОПОП в сочетании с более тесным взаимодействием с АБИИ и ЕАЭС может оказаться более выгодным, чем токсичный коктейль из чрезмерно разросшегося НАТО, безнадежных попыток вступить в Евросоюз и неолиберальной жесткой экономии МВФ.

Этим отчасти объясняется резкий отказ Анкары от американских казначейских облигаций, количество которых в резервах Турции уменьшилось на 50 процентов с конца 2017 года. Тем временем Москва и Пекин (за которыми на некотором расстоянии следуют Нью-Дели и сама Анкара) продолжают наращивать золотые резервы в ожидании дополнительных бонусов евразийской интеграции.

Очень хороший термометр популярности Эрдогана можно  найти в Фатихе, благочестивом  рабочем районе на европейском берегу Стамбула. Фатих отражает огромную популярность Эрдогана во всей Анатолии. Несмотря на все свои печально известные нелиберальные черты характера, программа  развития Эрдогана – это не только больше мечетей и торговых центров. Правящая партия АКП с годами сумела создать довольно приличную всеобщую систему здравоохранения, включая модернизацию государственных больниц, а также усовершенствовать государственную пенсионную систему. Теперь наступило время снова решительно идти до конца – как в национальном, так и в глобальном аспекте.

Между тем, Россия будет продолжать развивать свою сложнейшую стратегию в черноморском регионе. Благодаря своим молниеносным действиям, Путин уже изменил геополитический и геоэкономический облик Черного моря. Графическим символом этого нового облика стал великолепный мост, ведущий через Керченский пролив в Крым – инженерный шедевр, открытый всего три месяца  назад.

Мультиинструментальные импровизации Путина отличаются одновременно непредсказуемостью и универсальностью. Эрдоган получает зенитно-ракетные комплексы С-400, атомные электростанции и «Турецкий поток», что также приносит пользу обширным районам Южной Европы. Рухани и страны Центральной Азии получают Каспийскую конвенцию и перспективу успешного осуществления целого ряда энергетических проектов. Дамаск и Тегеран, за которыми на некотором расстоянии следует Анкара, увидели, наконец, свет в конце туннеля бесконечной войны в Сирии.

Поскольку Эрдоган понемногу переводит резервы Турции в китайские юани, обеспеченные золотом, Турция может извлечь немалые выгоды из более активного взаимодействия с галактикой ОПОП/ЕАЭС/ШОС в самых разных сферах, от электроники и ядерных технологий до самых современных вооружений. А дальнейшее укрепление связей может повлечь за собой, например, транзит китайских товаров через российские порты в Краснодарском крае и Крыму в турецкие черноморские порты.

Черное море во всех практических аспектах конфигурируется как российско-турецкое «Средиземное» море, в то время как Каспий превратился в центральноазиатское «Средиземное море», куда закрыт доступ НАТО.

Помимо прочего, в супер-группе The Sanctioned недавно выступил гость, эмир Катара шейх Тамим аль-Тани, сыгравший первую партию в предоставлении Анкаре 15-миллиардного кредита. И это после того, как Катар восстановил хорошие отношения с Ираном, включая энергетическое сотрудничество на общем для двух стран месторождении Южный Парс, крупнейшем месторождении природного газа на планете.

Крайне важно не упускать из внимания тот факт, что если по каким-то причинам исчезнет Объединенное командование турецко-катарскими силами, будет открыт путь для совместного вторжения Саудовской Аравии и ОАЭ в Катар с самыми серьезными последствиями. Речь идет о двойной конфискации катарского Суверенного фонда благополучия и Норд-Доум, во имя спасения терпящей бедствие программы Дома  Саудов Vision-2030.

Что можно сейчас утверждать с уверенностью, так это то, что группа The Sanctioned сталкивается с реальной угрозой, что хит-альбом Eurasian Integration, опустится  на самое дно чартов, а одновременно новые маршруты ОПОП и ЕАЭС в Европу через турецкий перекресток окажутся частично заблокированными, или по крайней мере, подвергнутся серьезным  разрушениям.

 


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (Голосов нет)
Loading...Loading...




Комментарии запрещены.