Космическая гонка вооружений новой холодной войны

Мир находится в разгаре новой холодной войны между однополярными и многополярными силами, или, можно сказать, между существующим миропорядком во главе с США и формирующимся многополярным миром, возглавляемым Китаем. Однополярная гегемония США после завершения прошлой холодной войны, сложившаяся в девяностые годы, постепенно уступила место соперничеству нескольких наиболее влиятельных великих держав, оказывающих все большее влияние на международные отношения, которое ведет к постепенному устранению бесспорного американского превосходства.

Соединенные Штаты используют различные активные кинетические (вооруженные конфликты, повстанческие движения) и некинетические (санкции, информационные войны) средства для сохранения своего господства над миром. В результате возникло напряжение в отношениях с российскими, китайскими и иранскими соперниками, которое наиболее драматически проявляется на Украине, в Южно-Китайском море и на сирийских полях сражений. Такова общая обстановка новой холодной войны.

Некоторые наблюдатели придерживаются мнения, что США уже никогда не вернут тот практически полный контроль над международными делами, который они получили сразу после распада Советского Союза, а вместо этого станут «первыми среди равных» в необратимо приближающемся многополярном мире будущего.

В этих условиях Соединенные Штаты пытаются действовать с помощью комбинации киссинджеровской стратегии «теневого руководства» за счет привлечения заинтересованных сторон для участия в компаниях, представляющих общий интерес (например, привлечение Индии к сотрудничеству с Америкой в сдерживании Китая) и стратегии «управляемого хаоса» Збигнева Бжезинского, провоцируя гибридные войны в ключевых транзитных странах вдоль китайского Нового шелкового пути.

Независимо от того, следует ли считать, что однополярный мир еще можно спасти или что США просто пытаются оказывать влияние на формирующийся многополярный мировой порядок, вышеизложенное ситуационное описание грубо очерчивает общие контуры современных международных отношений.

Дело в том, что, сколь динамично ни развивалась бы обстановка на земле, поистине решающим фактором в новой холодной войне может оказаться то, что происходит в космосе.

Недавно обнародованное Россией создание гиперзвуковой ракетной технологии нейтрализовало десятилетия инвестиций США в противоракетную оборону и восстановило ядерный стратегический паритет, который Америка рискованно пыталась подорвать, чтобы шантажировать своих соперников, обладающих ядерным оружием, прежде всего Москву и Пекин.

Застигнутые врасплох, не в состоянии придумать, как можно изменить технологические инвестиции в этой сфере, чтобы адаптироваться к новой обстановке, Соединенные Штаты поняли, что единственный способ вернуть себе то, что они изначально считали своим преимуществом над другими странами, заключается в том, чтобы вывести холодную войну в космос путем создания так называемых «Космических сил».

Одной из многих целей создания нового рода войск, которое широко обсуждалось в прессе в течение последнего года, и наверняка дискутировалось в узком кругу военной бюрократии США на протяжении десятилетий, является реагирование на российские гиперзвуковые ракеты.

На сегодняшний день в мире практически не существует технологий, которые могли бы своевременно обнаружить эти ракеты, чтобы отреагировать на них, не говоря уж о перехвате, поэтому США заигрывают с созданием планетарной космической сенсорной сети, которая реально могла бы стать наиболее заметным элементом Космических сил. Из-за преимущественно оборонительной, или, по крайней мере, не наступательной функции этой системы, Соединенные Штаты будут изображать свое беспрецедентное военное проникновение в космос как «укрепление мира», а не его разрушение. В то же время, истинная цель заключается в обнаружении пусков гиперзвуковых ракет и последующей передаче информации предположительно автоматизированным ударным средствам космического базирования, таким как секретный экспериментальный орбитальный самолет Boeing X-37В, который будет частью стратегии «своевременного глобального удара» для немедленного реагирования на подобные сценарии. С точки зрения непрофессионала, общественный имидж этой программы мог бы выглядеть «оборонительным», в то время как тайная сторона была бы явно наступательной, или, по крайней мере, «средством ответного удара».

Если Соединенные Штаты получат возможность ответить на достижения России в сфере гиперзвуковых ракет, вышеупомянутое «супероружие» утратит свою прежнюю стратегическую миротворческую роль.

Теоретически, оно все же может восстановить стратегический баланс между Россией и США, существовавший до 2001 года, пока США не начали создавать односторонний «щит противоракетной обороны», что само по себе является огромным достижением, поскольку оно будет удерживать обычные силы США от агрессивных действий. Однако, так будет лишь до тех пор, пока Пентагон не переместит свою противоракетную инфраструктуру в космос и не укрепит ее до такой степени, что сможет сбивать российские гиперзвуковые ракеты.

Если это произойдет, тогда опасное положение вещей, которое Россия стремилась исправить с помощью этой технологии, вновь вернется, причем основное отличие будет заключаться в том, что теперь США будут полагаться на активы космического базирования, которые помогут нейтрализовать российский ядерный потенциал второго удара, и, таким образом, сделать Россию уязвимой перед ядерным шантажом. Тем не менее, Россия может разработать какие-то средства для решения этой проблемы.

Наиболее реалистичным вариантом, имеющимся в распоряжении Москвы, является продолжение инвестирования в гиперзвуковую ракетную технологию, параллельно с укреплением подводного компонента ядерной триады. Однако, в перспективе, Россия должна будет развернуть противоспутниковое оружие, такое как лазеры, ракеты и спутники-камикадзе, которые смогут вывести из строя американские датчики космического базирования в случае войны и ослепить их оружие ответного удара, такое как X-37B.

Разумеется, следует исходить из того, что США готовятся к подобным событиям и тайно планируют сделать вид, будто у России уже есть эта технология, чтобы «оправдать» свое активное развертывание такого же оружия под ложным предлогом, что это делается в оборонительных целях, в ответ на так называемую «российскую агрессию», хотя Москва неоднократно обещала не применять эту технологию первой.


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (3 голосов, среднее: 2,00 из 5)
Loading...Loading...




Комментарии запрещены.