Россия и Китай наводят мосты во всех смыслах

Недостроенный мост через реку Амур, разделяющую Россию и Китай, долгие годы стоял немым упрёком разгорающейся риторике о всё более тесных китайско-российских отношений.

Китай построил свою часть моста длиной 2,2 километра ещё в 2016 году, при этом гораздо более короткий участок, за строительство которого отвечает Россия, всё ещё не построен. И вот в этом году Россия взялась за его строительство, что позволяет надеяться на то, что первый всесезонный переход на всём протяжении 4200-километровой российско-китайской границы, наконец-то, будет завершён в этом году.

Если мост будет достроен, он может обрести новое метафорическое значение. Россия стала одним из крупнейших получателей китайских инвестиций в рамках инициативы «Один пояс – один путь» (ОПОП), что подчёркивает её важное значение в деле укрепления геополитических связей. По данным вашингтонского аналитического Центра стратегических и международных исследований, Россия получила порядка 46 миллиардов долларов китайских инвестиций в проекты ОПОП.

«Мы действительно ценим проект ОПОП, особенно в сегодняшнем расползающемся мире, ещё и потому, что он сближает» — говорит Кирилл Дмитриев, сопредседатель российско-китайского инвестиционного фонда, созданного в 2012 году как совместное предприятие российского и китайского фондов национального благосостояния, в чей расширяющийся инвестиционный портфель входит проект «Амурский мост».

«Мы полагаем, что Россия может играть большую роль и быть важнейшим связующим мостом в той части мира, где не хватает коммуникаций. Мы строим или планируем строить дороги, мосты, железнодорожные ветки и прочие объекты инфраструктуры» — говорит Дмитриев в интервью.

Российско-китайский инвестиционный фонд, изначально сформированный Российским фондом прямых инвестиций и Китайской инвестиционной корпорацией, для чего они выделили по 1 миллиарду долларов, на сегодняшний день инвестировал порядка 6 миллиардов долларов в 25 проектов и компаний в России, Китае и других странах, сообщает Дмитриев.

Среди соинвесторов фонда – суверенные фонды стран Ближнего Востока и Азии, китайские коммерческие банки, в том числе и Citic – Международная трастовая инвестиционная корпорация Китая, а также неназванный сингапурский инвестор.

«Я не хочу оглашать список названий, но в основном соинвесторами являются не европейские коммерческие банки» — добавляет он. Исключение западных интересов типично для развивающихся российско-китайских отношений.

Связи, которые проект ОПОП помогает укреплять, формируются во многом вопреки западным усилиям, нежели благодаря им.

Во многом это связано с собственной позицией Запада. США, Евросоюз и ряд других стран ввели в 2014 году санкции против России за приписываемое ей вторжение в Украину, при этом для инвесторов, не имеющих отношения к западным странам, российский рынок остался открытым.

Дружба, которую демонстрируют российский и китайский лидеры Владимир Путин и Си Цзиньпин, порой граничит с проявлением братских отношений. Так Путин сказал, что господин Си – единственный лидер иностранного государства, с которым он праздновал свой день рожденья за стаканом водки и тарелкой колбасы. Со своей стороны Си Цзиньпин назвал Путина «лучшим, ближайшим другом».

Таким образом, проекты, подобные Амурскому мосту, отображают глубину дружественных отношений. У Китая с Советским Союзом был короткий пограничный конфликт в 1969 году, с тех пор во взаимоотношениях России и Китая наблюдался холодок взаимных подозрений.

По словам российских официальных лиц, строящийся мост, рассчитанный на перевозку 21 миллиона тонн грузов в год, предназначен для того, чтобы облегчить российский экспорт полезных ископаемых в Китай и на 700 километров сократить ныне существующие маршруты. Планируется также строительство второго моста через другой участок Амура.

«Это достаточно крупный проект, способный значительно увеличить товарооборот между Россией и Китаем» — говорит Дмитриев.

При ежегодном росте в среднем на 19 процентов за последние десять лет к нынешнему времени объём двусторонней торговли России и Китая достиг уровня 84 миллиарда долларов США, что делает вполне обозримой целью планку в 100 миллиардов долларов в год к 2020 году при условии устойчивости текущего роста.

Дмитриев сейчас определяет для себя два устойчивых направления: одно это использование китайской валюты – юаня для реализации инвестиционных проектов ОПОП, а другое – реализация «Полярного Шёлкового пути» в Арктике, что подразумевает под собой увеличение судоходства по арктическим морям, всё более освобождающимся ото льда.

Причина стремления использовать юань проста.  «Если говорить начистоту, то, что творят Соединённые Штаты, многих заставляет задуматься о том, как бы полностью избавиться от использования американского доллара» — говорит он.

Первый инвестиционный проект планируется выполнить с использованием 10 миллиардов юаней (1,5 миллиарда долларов США), фонд создан совместно с Государственным банком развития Китая. Несмотря на то, что использование юаня жёстко регламентируется, обе стороны готовы приступить к инвестированию в ближайшее время.

Тем временем, благодаря таянию арктических льдов освобождается путь для экспорта сжиженного природного газа из Мурманска в Китай и Корею через Северный морской путь.

Однако Дмитриев очень амбициозен: «Мы ведём речь о миллиардах и миллиардах инвестиций в то, чтобы сделать Арктический Шёлковый путь реальностью, и мы движемся к этому полным ходом».


1 балл2 балл3 балла4 балла5 балла (5 голосов, среднее: 4,40 из 5)
Loading...Loading...




Комментарии запрещены.