Сирия: шансы на окончательное примирение никогда еще не были так велики

После затянувшейся паузы возобновлен процесс переговоров в Астане по урегулированию ситуации в Сирии. Тройка государств-гарантов — Россия, Турция и Иран — готовы провести новый раунд переговоров в казахской столице 28-29 ноября. Также ожидается присутствие делегаций сирийского правительства и оппозиции.

Немало воды утекло в Евфрате с тех пор, как в мае завершился последний, девятый раунд переговоров в Астане. Полгода — большой срок в политике, а особенно в ближневосточной политике. Но, как ни парадоксально, в то время как в целом на Ближнем Востоке царит неразбериха, надежды на мир в Сирии выросли. Хотя неясно, в каком формате будет проходить встреча, но наконец сложились благоприятные обстоятельства для ее проведения. И на это есть как минимум десять важных причин.

  1. Сирия сейчас переживает период относительного затишья. За последние месяцы там не происходило никаких крупных боев.
  2. Снова открыта сирийско-иорданская граница. Также не оправдались опасения, что в районе Голанских высот вспыхнут бои.
  3. Россия и Турция по-прежнему сохраняют взаимопонимание по вопросу Идлиба.
  4. Поставки в Сирию российских противоракетных комплексов С-300 серьезно остудили боевой пыл Израиля.
  5. Россия и Иран намерены в обозримом будущем сохранить свое военное присутствие в Сирии, в то время как США, напротив, не имеют достаточно политической воли или военных возможностей как-то повлиять на стратегические расчеты Москвы, Тегерана, Дамаска и Анкары.
  6. Важно, что Турция косвенным образом превратилась в союзника России и Ирана и все больше склоняется к соглашению, которое позволит президенту Башару аль-Ассаду остаться у власти.
  7. Главными игроками, способными влиять на происходящее в Сирии, являются Россия, Турция и Иран. У этих стран есть четкие стратегические цели и, более того, средства, чтобы достичь этих целей.
  8. В дополнение к этому, очевидно, что Россия, Иран и Турция все более решительно настроены лишить США какой-либо возможности участвовать в определении геостратегического будущего Сирии. Хотя у трех стран могут быть несовпадения в тактике, в целом, Турцию вполне устраивает российское и иранское присутствие, пока у нее сохраняется свобода действий в отношении курдских формирований, угрожающих ее безопасности. Немаловажно, что возобновление переговоров в Астане было анонсировано после того, как 19 ноября российский президент Владимир Путин посетил Турцию.
  9. Кризис в отношениях Турции и США не только сохраняется, но может и усугубиться в будущем. Расчеты администрации Трампа, что возобновление санкций против Ирана выдавит иранцев из Сирии, а может быть, даже и приведет к реальному краху иранского режима, в итоге оказались несбыточными мечтами. Фактически, результат оказался противоположным.

Иран начал интенсивнее сотрудничать с Россией и Турцией. Он укрепляет свои стратегические позиции в Сирии. Также становится очевидным, что новое багдадское правительство вряд ли будет действовать вопреки интересам Ирана, и Америка напрасно на это рассчитывает.

С другой стороны, тревожная ситуация на границе Израиля и сектора Газа (целиком вызванная поспешными и опрометчивыми действиями израильских сторонников жесткой политики), а также растущий хаос во внутренней политике Израиля теперь будет отнимать немало энергии и ресурсов у Беньямина Нетаньяху, мешая ему устраивать налеты на Сирию. Москва уже откровенно продемонстрировала холодное отношение к Нетаньяху, отказавшись согласовать его визит.

Аналогичным образом, ширящийся раскол альянса США и Саудовской Аравии в связи с убийством Хашогги может привести к чему угодно, но только не к тотальному отказу саудитов от участия в сирийском конфликте. ОАЭ уже начали налаживать контакты с сирийским правительством, что возможно только с одобрения саудовской верхушки.

Стоит также сказать, что так называемая сирийская оппозиция сейчас чувствует себя растерянной и брошенной. Ее прежние покровители — США, Турция, Саудовская Аравия и ОАЭ — либо зашли в тупик, либо сменили приоритеты. Теперь разгром сирийской оппозиции их нисколько не волнует.

В то же время, положительным фактором является назначение норвежского дипломата Гейра Педерсена на должность спецпосланника Генерального секретаря ООН в Сирии. Москва отнеслась к этому с одобрением, отметив, что в России Педерсена знают как «опытного и непредвзятого дипломата». Предшественник Педерсена, Стаффан де Мистура, многими в мире воспринимался как ставленник США. Однако, очевидно, что процесс переговоров в Астане, получивший новый импульс, не будет откладываться до момента, пока Педерсен вступит в должность.