Bloomberg: Нефтяное сотрудничество между Россией и Саудовской Аравией не будет продолжительным

Многих наблюдателей удивляет прочность саудовско-российского альянса, который стоит за предстоящим очередным сокращением квот на добычу нефти (или, вернее, за недавним скоординированным вербальным вмешательством с целью поднять цены на нефть).

Однако, здесь имеет место одно крайне неприятное обстоятельство: хотя наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бин Салман публично демонстрирует свои теплые отношения с российским президентом Владимиром Путиным, он не скрывает своих ожиданий, что Россия исчезнет с нефтяного рынка менее чем через 20 лет.

Тот факт, что это сотрудничество носит явно тактический характер, а не стратегический, имеет большое значение для будущего мирового рынка нефти. Анализ ситуации позволяет предположить, что скоро эти два крупных производителя утратят всякую заинтересованность в сделках по сокращению добычи, поскольку они вступают в схватку между собой за важные рынки Азии и одновременно пытаются не пустить туда Соединенные Штаты.

Соотношение разведанных запасов к годовому объему добычи, указывающее, на сколько лет хватит стране ее запасов нефти (объем добычи соответствует 2017 году)

В интервью информационному агентству Bloomberg в октябре нынешнего года Мухаммед бин Салман объяснил свое долгосрочное видение нефтяного рынка: даже если глобальный спрос на нефть начнет снижаться после 2030 года, «страны будут одна за одной выбывать из списка производителей нефти.

«Через девятнадцать лет Россия резко уменьшит объем добычи, если вообще не исчезнет с рынка со своими 10 миллионами баррелей в сутки, сказал он. – Поэтому, если сопоставить рост спроса и исчезновение ведущих поставщиков, можно прийти к выводу, что Саудовская Аравия в будущем должна увеличить объем поставок нефти».

Принц Мухаммед не уточнил, на чем основан его прогноз, но скорее всего, речь идет о статистике доказанных запасов ведущих производителей нефти.

Вообще, прогнозирование этого показателя является весьма сложным делом. На основе Статистического обзора мировой энергетики, опубликованного компанией ВР в 2018 году, в котором использованы данные официальных и некоторых независимых источников, можно заключить, что доказанные запасы нефти в России будут исчерпаны примерно через 26 лет при условии сохранения темпов добычи 2017 года, в то время как для Саудовской Аравии этот показатель составляет 61 год.

Однако, объем доказанных резервов не является наилучшим критерием. Этот показатель отражает только то, на какой объем добычи та или иная страна может рассчитывать с достаточной степени уверенности, в текущих экономических и технологических условиях. Однако, в наши дни практически постоянно совершаются новые открытия, стремительно меняется и совершенствуется технология добычи, а рыночные цены подвержены значительным колебаниям. Кроме того, официальные цифры порой могут быть чрезмерно оптимистичными.

Нередко бывает целесообразно обратиться к менее солидным источникам. Аналитическая компания Rystad Energy, штаб-квартира которой находится в Норвегии, имеет дело с четырьмя различными оценками запасов и ресурсов для каждой страны, в том числе, на внешнем пределе вероятности, с объемом резервов нефти в неразведанных месторождениях.

Используя комплексную оценку Rystad Energy, которая принимает в расчет многочисленные параметры, такие как доказанные нефтяные резервы, вероятные неразведанные резервы, средние условные извлекаемые ресурсы в незавершенных проектах, открытия и некоммерческие объемы, можно получить несколько иные цифры для России и Саудовской Аравии. Если темп добычи будет сохраняться на уровне 2017 года, в России она закончится через 28 лет, а в Саудовской Аравии – через 56.

Основываясь на существующих данных из различных источников, следует признать, что у саудовского наследного принца имеются веские причины полагать, что еще до того, как электрификация автомобильного транспорта и новые технологии, которые заменят нефть, приведут к снижению мирового спроса, некоторые из нынешних крупных производителей исчезнут с мирового рынка.

Первой, скорее всего, будет Мексика, а вторым, вероятно, Китай. В своем интервью Bloomberg Мохаммед бин Салман сказал, что в Китае добыча резко сократится через пять лет. Возможно, это даже слишком оптимистичная оценка, однако, если исходить из данных компании ВР, его запасов хватит всего на 18 лет. Существует также большая вероятность того, что Россия будет вынуждена покинуть этот рынок раньше, чем Саудовская Аравия.

Впрочем, далеко не факт, что обширные запасы являются преимуществом. Сохранение большого количества нефти в земле в преддверии почти неизбежной эпохи низкого спроса никак нельзя назвать оптимальной стратегией для Саудовской Аравии. Сокращение добычи имеет смысл только в тех случаях, когда оно приводит к значительному росту цены, но даже это в скором времени может утратить свое значение.

Дело в том, что уровень безубыточности, то есть цена нефти, необходимая для сбалансированного бюджета королевства, составляет на данный момент 74, 4 долларов за баррель, в то время как в 2014 году этот показатель составлял 105,7 долларов. Согласно некоторым прогнозам, к 2021 году он может опуститься до 55 долларов за баррель.

Россия, учитывая относительно небольшие резервы, должна более охотно идти на сокращение добычи, которое подстегивает цену, но это лишь тактический прием. Долгосрочной стратегией Москвы является использование идеологической гибкости и военной мощи для того, чтобы взять под контроль нефтяные запасы Венесуэлы и Ливии, где российские государственные компании могут рассчитывать на значительные уступки, поддерживая лидеров, наиболее остро нуждающихся в иностранной поддержке.

Оборотной стороной этой стратегии является снижение зависимости самой России от экспорта нефти. На сегодняшний день страна балансирует свой бюджет исходя из цены на нефть на уровне 50 долларов за баррель, и Министерство финансов планирует в дальнейшем снизить этот показатель.

В дополнение ко всему вышесказанному, ни Саудовская Аравия, ни Россия не заинтересованы в дальнейшем сокращении производства, поскольку это способствует росту добычи в США и превращению Америки в крайне опасного конкурента на мировых рынках. Данные компании Rystad Energy свидетельствуют о том, что Соединенные Штаты могут сохранять нынешние темпы добычи дольше, чем Россия. Поэтому, нет никаких оснований для того, чтобы помогать сланцевым производителям из США наращивать производство, повышая цену.

Россия и Саудовская Аравия уже сегодня активно соперничают между собой на таких крупных рынках как китайский, и российские отраслевые лидеры хотели бы распространить эту конкуренцию на другие части Азии. Исходя из этого, перспектива американского экспорта на те же рынки является весьма непривлекательной.

Другими словами, если оставить в стороне демонстративные жесты дружбы и солидарности между диктаторскими режимами, ни Россия, ни Саудовская Аравия не заинтересованы в долгосрочном сотрудничестве по сокращению добычи. В ближайшие годы обе страны захотят выкачать из своих недр как можно большее количество нефти.

Возможно, именно поэтому уже сейчас на повестке дня не стоит значительное сокращение добычи: снижение в общей сложности на один миллион баррелей в сутки от ОПЕК плюс Россия, которое будет обсуждаться на встрече ОПЕК в Вене, вряд ли приведет к каким-либо заметным результатам.