Что в далекой перспективе грозит российскому Дальнему Востоку

Десять лет назад на улицах Владивостока постоянно проходили марши и демонстрации. Регион, известный как российский Дальний Восток, после распада Советского Союза пребывал в затяжном экономическом кризисе. Недовольство граждан нарастало. В конце концов демонстрации были жестко пресечены после того, как в город были переброшены спецподразделения полиции из самой Москвы, находящейся в 6 тысячах километров от Владивостока. Однако и 10 лет в регионе не утихает сопротивление российскому правительству.

На недавних губернаторских выборах дальневосточные избиратели отвергли кандидатуру Москвы. Подозрительное отношение к ставленникам Кремля сочетается у местных жителей с симпатиями к соседним государствам, таким, как Япония, Китай и Корея. Возникали даже призывы «отдать Владивосток Японии».

Подпись к изображению: фрагмент российской карты 1896 года, изданной по случаю визита Николая II в Японию и инспекционной поездки по строящейся Транссибирской железнодорожной магистрали (фото: Библиотека Стэнфордского университета)

Поскольку Владивосток является важнейшим российским морским портом на Тихом океане, в постсоветские годы единственным существенным источником прибыли здесь была перепродажа японских автомобилей. В 2008 году российское правительство приняло решение пресечь эту практику, введя суровые пошлины. Это стало поводом для новых демонстраций.

Местную полицию власти считают ненадежной. Но жестокое обращение с протестующими со стороны столичных правоохранителей только сильнее обозлило местных жителей. Интернет кипел гневными комментариями. Жители Дальнего Востока жаловались, что Москва относится к их региону как к колонии, и для них было бы лучше стать независимым государством. Такое уже было в истории: во время Гражданской войны здесь недолго просуществовала Дальневосточная республика, вскоре упраздненная.

В идеологии нынешних протестов также присутствовала символика независимой Дальневосточной республики. Среди плакатов в руках у демонстрантов можно было увидеть изображение тигра, символизирующего Дальний Восток, сражающегося с медведем — символом как России в целом, так и московского правительства. Некоторые протестующие высказывали и более радикальные идеи. Они ратовали за то, чтобы регион стал японским протекторатом, и выходили на митинги с японскими флагами и лозунгами «Владивосток — Японии!».

Однако, недовольство постепенно угасло. В ходе саммита Азиатско-Тихоокеанского сотрудничества в 2012 году Владивосток стараниями Владимира Путина был превращен в образцово-показательный город. Миллиард долларов были вложены в городскую инфраструктуру — в частности, в переоборудование бывшей советской военно-морской базы на острове Русский в университет. В сентябре этого года город снова оказался в центре мирового внимания. В рамках Восточного экономического форума Владивосток посетили руководитель КНР Си Цзиньпин, премьер-министр Японии Синдзо Абэ и президент Республики Корея Мун Чжэ Ин. Однако, в общественном мнении горожан, судя по результатам губернаторских выборов, по-прежнему присутствует отголосок идей независимости.

О том, насколько крепки связи региона с соседними государствами, свидетельствует постоянное присутствие в России — в первую очередь, на Дальнем Востоке — корейских рабочих. Подозрительное отношение к китайцам ощутимо в европейской части страны — но не Дальнем Востоке, где также вполне благожелательно относятся к корейцам (из обеих частей Кореи) и японцам. В контрасте с этим все инициативы Москвы в отношении Дальнего Востока, плохо проработанные и обреченные на провал (такие, как выделение земельных участков всем гражданам России, желающим переселиться в этот регион), вызывают у местных жителей отторжение.

Последствия могут оказаться самыми невероятными. В будущем вполне возможен сценарий, по которому, в случае серьезного социально-экономического и политического кризиса, когда у Москвы уже не будет возможности прислать на Дальний Восток правоохранительные силы и армию для поддержания своей власти над регионом, местные жители будут не против пойти своим собственным путем. Например, перейти под юрисдикцию Китая, учитывая то, какими темпами эта страна развивается и становится относительно демократичной.