Чем объясняется молчание по поводу отказа ВМС США от использования боевых кораблей для решения задач ПРО

В июне начальник штаба Военно-морских сил США адмирал Джон Ричардсон во время выступления в Военно-морском колледже в Ньюпорте заявил, что ВМС должны отказаться от своей нынешней практики выделения нескольких боевых кораблей специально для обеспечения противоракетной обороны.

Ричардсон хотел, чтобы американские корабли ПРО прекратили патрулирование у берегов Японии и Европы из-за ограниченности их возможностей, и что эти задачи лучше возложить на имеющиеся наземные системы ПРО. Речь идет о таких системах как противоракетные комплексы Patriot, противоракетные комплексы для высотного перехвата ракет средней дальности THAAD и противоракетные системы Aegis Ashore.

Подпись к изображению: Одна из обсуждаемых альтернатив — противоракетный комплекс подвижного наземного базирования для высотного заатмосферного перехвата ракет средней дальности THAAD

На протяжении нескольких месяцев после поднявшейся в связи этим шумихи Ричардсон молчит, и вообще споры на эту тему затихли. «Я полагаю, что Пентагон заткнул рот начальнику штаба ВМС, поскольку он явно забежал вперед», – сказал в интервью Asia Times один эксперт по военно-морским проблемам.

Однако, многие согласны с Ричардсоном. Так, генерал-лейтенант ВВС Сэмюэл Гривз, директор Агентства по противоракетной обороне США, одобряет попытки адмирала привлечь внимание к тому, что эти патрулирование в интересах ПРО создает нежелательную «нагрузку на экипажи и военную технику ВМС США».

Между тем, имеются и некоторые осложнения. Хотя отказ от патрулирования может освободить боевые корабли ВМС США для обеспечения контроля над морем, вместо решения задач береговой обороны, существует опасение, что гиперзвуковые ракеты нового поколения могут представлять угрозу наземным системам ПРО, в частности, Aegis Ashore, в то время как американские корабли, оснащенные системами «Иджис», обладают такими преимуществами, как быстроходность и малозаметность для радаров, что, в результате, повышает их живучесть.

Поскольку Япония готова приобрести свою первую систему ПРО Aegis Ashore, и, возможно, другие системы, такие как THAAD, которые были ранее развернуты в Румынии и Южной Корее, вероятный отказ ВМС США от своей важной роли в сфере противоракетной обороны представляет собой кардинальную перемену.

Профессор Джеймс Холмс, заведующий кафедрой морской стратегии в Военно-морском колледже, надеется, что ВМС США «избавятся от этой миссии, или по крайней мере, она перестанет быть главной задачей кораблей в море».

«Можно предположить, что мы это сделаем, тем более что деньги на увеличение численности флота до 355 кораблей могут и не поступить. Нам придется выжимать как можно больше из имеющихся средств, – сказал Холмс изданию Asia Times. – Поэтому, когда вы отвлекаете боевой корабль на нужды противоракетной обороны, он перестает выполнять свои непосредственные задачи  эсминца, а именно, бороться с силами противника за превосходство на море и за счет этого превосходства обеспечивать эффективное военное присутствие США в стратегически важных регионах».

Гаррен Маллой, доцент кафедры международных отношений в университете Дайто Бунка в японском городе Сайтама, согласен с тем, что существует высокая вероятность такого развития событий, но по совершенно иной причине.

«Белый дом не видит особой необходимости в усилиях ВМС США в области противоракетной обороны, учитывая, что президент Дональд Трамп полагает, что проблема в основном уже решена, – считает эксперт. – Корабли ВМС США осуществляли патрулирование не столько для японцев, сколько для обороны материковой части США, то есть для перехвата или сдерживания северокорейских баллистических ракет, облетающих Японию. Именно в этом ключе Соединенные Штаты склонны рассматривать роль ВМС сил самообороны Японии».

Тем временем, как отметил Маллой, угрозы Трампа сократить военный контингент США в Японии не подтвердились. В то время как Япония вынуждена нести расходы на развертывание Aegis Ashore, два военных корабля с системами Aegis на борту, стоимостью около 2 миллиардов долларов каждый, продолжают выполнять исключительно задачи ПРО на море, хотя, по словам Холмса, «это мог бы делать один наземный объект ПРО».

Следовательно, наземные комплексы Aegis Ashore более целесообразны. Маллой полагает, что положение Японии не изменилось по сравнению с прошлым годом. Ее эсминцы с системами Aegis выполняют свои задачи, а система Aegis Ashore просто расширила бы потенциал Японии по сдерживанию ракетного удара. «Эти две задачи действительно были внесены в оборонный бюджет одновременно, почти ровно год назад», – сказал он.

Решение Японии о развертывании системы Aegis Ashore может восполнить любой пробел, созданный возможным прекращением патрулирования ВМС США. «Наземный вариант является более надежным, менее затратным с точки зрения материально-технического обеспечения, и, несмотря на свою исключительную дороговизну, он может оказаться более эффективным в том смысле, что обеспечит определенную степень уверенности японскому народу и правительству США, а также внесет элемент сомнения относительно эффективности северокорейских расчетов», – сказал Маллой, и добавил, что, к сожалению, эти системы не в состоянии охватить Окинаву.

«Стационарные объекты в Японии могут быть уязвимы, а корабли Aegis обеспечивают гибкую передовую оборону, прежде чем любая цель войдет в воздушное пространство Японии, хотя и с крайне ограниченным временем реагирования, – полагает Маллой. – Aegis Ashore дает большее время реагирования, но уже в японском воздушном пространстве.

В отличие от гневной  реакции Китая на размещение Южной Кореей батареи американских комплексов THAAD на своей территории, Холмс не ожидает подобной реакции Китая или России в данном случае. «Если Военно-морские силы США избавятся от функций ПРО, а Япония возьмет их на себя, будь то корабли с системами Aegis на борту или наземные комплексы Aegis Ashore, изменение структуры наших сил и средств как альянса, а следовательно и баланса сил, будет минимальным, – считает эксперт. – Пекин может гневно упрекать Токио в милитаризме, но это стандартная «плата за проезд».

А вот переоборудование японских эсминцев-вертолетоносцев под американские истребители F-35B, по мнению Холмса, вызовет гораздо более резкую реакцию Китая, поскольку это будет серьезным новшеством для послевоенной Японии.

Однако, Маллой ожидает, что Россия и Китай будут более встревожены, поскольку любое наращивание японского потенциала в области ПРО может обеспечить дополнительную асимметрию для ядерных сил США. «Ядерные силы Соединенных Штатов защищены от баллистических ракет японской системой, в то время как силы Китая и России потенциально открыты для атаки, – сказал Маллой. – Учитывая обеспокоенность Китая в связи с тем, что японские крылатые ракеты могут представлять угрозу для Военно-морского флота НОАК в Восточно-Китайском море или даже в Южно-Китайском море, это может произвести мультипликативный эффект».

Тем не менее, в условиях продолжающегося молчания о дальнейшем выполнении миссии ПРО кораблями ВМС США, эксперты не видят никаких попыток со стороны Японии создать новую систему ПРО или оборудовать боевой корабль. Впрочем, Япония продолжает разрабатывать новые и усовершенствованные сенсорные технологии, которые могут значительно улучшить общую эффективность систем перехвата в рамках ПРО.

«Хотя ведомство по материально-техническому обеспечению разрабатывает сенсорные технологии, которые могут использоваться для нужд противоракетной обороны, оно не занимается самими системами ПРО, которые могли бы заменить  нынешние американские системы», – сказал профессор Нарушиге Мичишита, директор программы морской безопасности при Национальном институте государственной политики в Токио.

Молчание по поводу этого возможного внезапного изменения в военной политике США в западной части Тихого океана вполне понятно: это чувствительная тема, как для Вашингтона, так и для Токио. Однако, администрация Трампа призвала своих союзников тратить больше на нужды собственной обороны и поддерживать американские войска, развернутые за рубежом.

Между тем, Токио необходимо действовать осторожно, учитывая вероятность того, что соседи могут воспринять изменения в области ПРО как свидетельство того, что Япония занимает все более агрессивную позицию в регионе.

Впрочем, Япония в этой ситуации находится в безвыходном положении. Дело в том, что если США откажутся от патрулирования, Китай и Северная Корея могут  счесть этот шаг не менее угрожающим, учитывая, что в результате резко расширятся возможности ВМС США.