Новое правительство Ирака ищет расположения Москвы

В политических кругах Ирака нарастает возбуждение на фоне сообщений в средствах массовой информации о возможном визите в страну президента России Владимира Путина. Эта перспектива обозначилась после визита в Багдад посланника РФ на Ближнем Востоке Михаила Богданова, в ходе которого состоялась его встреча с новым премьер-министром Ирака Адилем Абдул-Махди.

Спустя три дня министр иностранных дел России Сергей Лавров встретился с новым президентом Ирака Бахрамом Салихом в Риме, где передал ему приглашение в Москву.

Подпись к изображению: Российский министр иностранных дел Сергей Лавров пожимает руку своему иракскому коллеге Ибрагиму аль-Джаафари после совместной пресс-конференции по итогам их встречи в Москве 23 октября 2017 года

Российский президент пользуется популярностью в Ираке, причем среди различных религиозных направлений и этнических групп. Так, шииты обожают его за то, что он пришел на помощь президенту Сирии Башару аль-Асаду. Они увидели в нем естественного союзника в войне против террористической организации ДАИШ после того, как в сентябре 2015 года Путин отдал приказ об ударе крылатыми ракетами из Каспийского моря по объектам ДАИШ на территории Сирии.

Кроме того, Кремль поддерживает прекрасные отношения с сирийскими курдами, особенно с правящей династией Барзани, чьи старейшины либо проводили годы своего изгнания в Москве, либо получали от России оружие и финансирование.

Среди иракских суннитов исключительно сильны антиамериканские настроения после вторжения США в их страну в 2003 году, которое завершилось свержением и последующей казнью Саддама Хуссейна.

Именно при Саддаме Хуссейне российско-иракские отношения достигли своего апогея, особенно после второй войны в Персидском заливе. Когда в марте 2003 года началась третья война, Путин все еще был новичком среди политических тяжеловесов, поскольку на тот момент он руководил страной всего немногим более двух лет. С тех пор он превратился в одного из самых влиятельных государственных деятелей мира, который активно продвигает стратегические интересы России в странах, которые прежде были колониями Франции, Великобритании и Америки.

Хотя с момента свержения Саддама Хуссейна прошло уже почти 16 лет, культ сильного лидера, «твердой руки», до сих пор не рассеялся в иракском обществе, будь то Саддам или Путин. В последние годы фотографии российского президента появились в Ираке на стеклах автомобилей, витринах магазинов, а также на заставках мобильных телефонов, рядом с сирийским президентом Асадом, иранским президентом Хасаном Рухани и такими шиитскими лидерами как Муктада ас-Садр или Хасан Насралла из Ливана. В шиитских районах иракской столицы его часто называют «Абу аль-Путин», имея в виду зятя пророка Мухаммеда, который пользуется особым уважением у мусульман-шиитов.

Российские войска часто обеспечивали поддержку с воздуха для шиитских бойцов на полях сражений в Сирии, после вступления Москвы в войну против ДАИШ в 2015 году. Путин стал настоящим героем среди бойцов народного ополчения и других шиитских военизированных формирований в Сирии.

В довершение ко всему, немаловажное значение имеет тот факт, что премьер-министр Ирака Адиль Абдул-Махди в прошлом был коммунистом, в студенческие годы в колледже изучал марксистскую литературу и находился под впечатлением от Советского Союза.

Двусторонние отношения имеют огромное значение, как для Багдада, так и для Москвы. Видя в Дональде Трампе крайне нерешительного и ненадежного союзника, иракцы всех политических взглядов и убеждений обращают свои взгляды к Путину.

Хотя Багдад был ключевым партнером международной коалиции во главе с США против группировки ДАИШ и пользовался поддержкой западной авиации, в политических кругах существует обеспокоенность по поводу того, что эта поддержка может иссякнуть, особенно в контексте неизбежного роста влияния Ирана. Вернувшись к политике максимального давления на Тегеран, Вашингтон освободил Багдад от санкций на импорт необходимого количества иранской нефти, однако срок действия этого освобождения истекает на следующей неделе. В связи с этим, иракские политики стремятся застраховать свои ставки за счет укрепления отношений с восточной державой.

В течение последних нескольких месяцев правления администрации Обамы, Россия передала иракской армии 20 военных вертолетов Ми-28НЭ, а затем еще 48 ударных вертолетов Ми-28Н. Путин в полной мере извлек выгоду из избирательной лихорадки, охватившей в то время Америку, когда Вашингтон был слишком занят, чтобы бросить вызов его инициативам в Ираке. Иракские генералы обратили внимание на эти вертолеты в марте, когда они успешно разрушили линии обороны ДАИШ у города Пальмира.

Солдаты контртеррористических подразделений иракской армии обучаются применять высокоточные снайперские винтовки ОРСИС Т5000, также поступающие из России. Ирак уже намекал на желание получить зенитно-ракетный комплекс С-400, недавно появившийся в Сирии. В сентябре прошлого года заместитель начальника Генерального штаба ВС России посещал Багдад для переговоров со своими сирийскими и иранскими коллегами.

Соединенные Штаты, которые израсходовали миллиарды долларов, чтобы закрепиться в Ираке, не присутствовали на этих переговорах и не приглашались принять в них участие, хотя темой дискуссий была борьба против терроризма.

Что касается сотрудничества между двумя странами, Михаил Богданов сказал Адилю Абдул-Махди в ноябре, что еще очень многое предстоит сделать, пообещав широких спектр военных, экономических и технологических соглашений. Товарооборот российско-иракской торговли в настоящее время достиг 1,4 миллиарда долларов в год, в то время как в 2016 году этот показатель составлял 900 миллионов долларов.

Ожидается, что в марте следующего года в Багдаде соберется двусторонняя комиссия по торговому, научному и технологическому сотрудничеству. Две крупные российские энергетические компании, «Лукойл» и «Газпром», уже работают на юге Ирака. «Газпром» построил завод по комплексной подготовке газа на иракском месторождении Бадра еще в декабре 2017 года, поскольку иракские власти надеются начать добычу природного газа. В настоящее время Ирак вынужден импортировать этот ресурс.

Иракская нефть из города Киркук отправляется в турецкий порт Джейхан, откуда она попадает на мировой рынок по трубопроводу, принадлежащему российской корпорации «Роснефть».

Кроме того, Ирак рассчитывает на российскую помощь в решении проблемы хронической нехватки электроэнергии, которая спровоцировала прошлым летом крупные антиправительственные демонстрации в городе Басра.