Что говорят действия Китая в Антарктике о будущих проблемах освоения космического пространства

В своем вступительном слове, обращенном к XIX съезду Коммунистической партии Китая, президент Си Цзиньпин отметил, что Китай стремится стать к 2050 году могущественной страной, опираясь на модернизацию социализма. Важнейшим элементом великой китайской мечты Си Цзиньпина является «космическая мечта» – с помощью космических технологий превратить к 2045 году Китай в самую передовую страну планеты.

Дорожная карта, опубликованная Китайской аэрокосмической научно-технической корпорацией (CASTC), свидетельствует о том, что за период с 2020 по 2045 год Китай ставит целью достичь нескольких значительных прорывов в области космической техники, чтобы к 2035 году построить многоразовую ракету-носитель, а к 2040 – космический челнок с ядерной силовой установкой, который позволит увеличить полезную нагрузку и расширить присутствие человека в космосе.

Эти планы создания атомного космического флота осуществляются при поддержке Исследовательского института технологии ракетостроения КНР (CALT), который заявил в своем докладе, опубликованном на первой странице газеты People’s Daily, что это позволит Китаю к 2040 году начать разведку и добычу природных ресурсов, имеющихся в космосе. Доцент школы астронавтики Университета Бейхан Ван Чуньхуэй заявил: «Ядерные космические корабли предназначены для колонизации Солнечной системы и за ее пределами».

Поведение Китая в Антарктике может дать ценную информацию о том, как он будет вести себя в космическом пространстве, когда установит свое присутствие, например, на лунной поверхности. Антарктида –  самый холодный, сухой и ветреный континент на планете, который на протяжении последних ста лет посещался людьми исключительно для проведения научных исследований.

Однако, в последнее время Антарктика стала объектом повышенного внимания, поскольку страны ищут решения проблем нехватки ресурсов, изменений климата и продовольственной безопасности. Что общего между этими тремя сферами? Стратегический простор, способность решать проблемы нехватки ресурсов, энергии, а также способность добиться такого влияния, что мир не сможет противостоять китайской агрессии. Запад должен осознать эту угрозу сейчас и в будущем, а также выработать стратегию борьбы с ней.

Договор об Антарктике был подписан в 1961 году странами, имеющими территориальные претензии, такими как Аргентина, Австралия, Чили, Франция, Новая Зеландия, Норвегия и Великобритания, а также несколькими странами без территориальных претензий, в том числе США и  СССР. Этот международный договор определяет антарктический континент как сушу и ледяной шельф к югу от 60 градуса южной широты. Согласно положениям договора, все территориальные претензии считаются необоснованными, регион является демилитаризованным и безъядерным, а основная цель – совместные научные исследования. Дополнительные соглашения включают Конвенцию о сохранении морских живых ресурсов Антарктики (АНТКОМ, 1982 г.) для защиты морских ресурсов и Протокол об охране окружающей среды к Договору об Антарктике (1991 г.), известный как «Мадридский протокол», который запрещает разведку добычу полезных ископаемых. Никакие изменения в Договоре об Антарктике не могут вступить в силу до 2048 года без единодушного одобрения.

Экономические интересы в Антарктиде включают туризм, рыболовство, материально-техническое обеспечение экспедиций и потенциальное применение научных исследований. Например, вылов рыбы в море Росса и Южном ледовитом океане приносит примерно 13,6 миллионов долларов США в год. Впрочем, договор АНТКОМ строго запрещает чрезмерный вылов рыбы, который может повлиять на рыбные ресурсы других исключительных экономических зон. Страны стремятся к максимальному использованию экономических возможностей и привлекательности Антарктиды, но по-прежнему опасаются пускать туда крупных коммерческих операторов из-за стратегической важности региона и стремления сохранить политический контроль.

Хотя Китай ратифицировал конвенцию АНТКОМ в 2007  году, он явно не стремится к присоединению Гонконга. Некоторые эксперты утверждают, что речь идет о «дипломатическом обмане», поскольку Гонконг является базой транснациональной рыболовной компании Pacific Andes, которая вовлечена в масштабный незаконный вылов патагонского клыкача. Неучтенный промысел представляет собой не только угрозу безопасности для антарктического региона, но и наносит ущерб общему достоянию человечества, а также демонстрирует неблагоприятные намерения стратегического характера. Что касается проблем  глобальной продовольственной безопасности, то они, вероятно, усилятся, учитывая трудности с судебным преследованием и пресечением незаконных действий правонарушителей. Если страны, подписавшие договор, не имеют политической воли или желания предпринять реальные действия против этих правонарушителей, они должны стремиться использовать дипломатическую власть и политические средства для сдерживания нарушителей, и особенно Китая. Если этого не произойдет, и мир по-прежнему будет оставаться в стороне и молча наблюдать за действиями Китая, он, вероятно, продолжит хищническое использование ресурсов, в том числе и космических.

В связи с изменением климата, ростом глобального спроса, вызванным увеличением численности населения, мировым энергетическим кризисом и достижениями в области технологий и методов добычи, полезные ископаемые Антарктиды созрели для разработки. Исследования показывают, что Антарктида обладает значительными запасами минералов.

Ученые предполагают, что Китай является главным игроком в освоении природных богатств Антарктики, поскольку все четыре его антарктические базы расположены в районах, определяемых как стратегически важные и богатые ресурсами. По оценкам Полярного научно-исследовательского института Китая, на континенте имеется 500 миллиардов  тонн нефти и 300-500 миллиардов тонн природного газа, плюс немалые запасы углеводородов на шельфе в Южном ледовитом океане. Таким образом, по мере того, как мировые запасы будут истощаться, Антарктида превратится в глобальную сокровищницу природных ресурсов. Китай нацелен на добычу этих ресурсов, как на поверхности, так и под землей.

Действия Китая в последнее время вызывают обеспокоенность, особенно при анализе будущих тенденций, поскольку влияние Китая стремительно растет, как в Антарктиде, так и в космической сфере. Отсутствие четкой политики и сотрудничества с международными организациями, такими как АСЕАН, затрудняет координацию дипломатических мер, в то время как военная модернизация и экспансия Китая продолжаются.

Ввиду масштабных инвестиций, рост активности Китая в Антарктике связан с развитием спутниковой системы связи, размещением наземных станций BeiDou 2 (китайский эквивалент GPS), которые повышают точность и потенциал сопровождения ракет, синхронизацию и позиционирование. Кроме того, они задействованы в астрономической программе, включающей инфракрасные телескопы, способные обнаруживать вражеские спутники и беспилотники, а также фиксировать пуски ракет. Использование этого набора технологий означает, что в любом будущем конфликте нанесение удара по базам на Антарктиде может стать реальностью. С деятельностью Китая в Антарктике связан ряд других угроз, которые отразятся на международной безопасности: коммерческий туризм, биологическая разведка и необъявленные провокационные действия военного характера.

Некоторые из проблем Антарктики могут быть непосредственно перенесены в космическую среду, где Китай выражает намерение создать лунную исследовательскую базу для научных экспериментов. Китай рассматривает освоение космоса как часть своего национального развития. Его космическая спутниковая система BeiDou 2 нацелена на глобальное покрытие к 2020 году. Кроме того, Китай стремится в 2020-2022 гг. запустить на орбиту пилотируемую космическую станцию, а к 2050 году – космическую станцию на солнечной энергии, и все это будет защищать национальные интересы Китая.

Имеются признаки, что в Антарктиде может быть развернут сценарий по типу Южно-Китайского моря, где Китай движим ресурсным национализмом, который определяется как «анти-конкурентное поведение, направленное на ограничение международных поставок природных ресурсов». Опять же, здесь можно найти сходство с будущими угрозами в космическом пространстве.

Как и в случае с риторикой китайского правительства в отношении Антарктиды, чиновники из китайского проекта ракеты-носителя «Великий поход» подчеркивают важность того, чтобы они были «первыми в космосе, иначе США и Япония захватят лидерство и займут все стратегически важные места». Кроме того, чиновники из китайской программы лунных исследований заявляют, что «Луна могла бы служить новым и огромным источником энергии и ресурсов для человечества…и тот, кто первым покорит луну, получит наибольшую выгоду».

Китай продолжает связывать освоение космоса со своими экономическими целями, что делает околоземное пространство еще больше похожим на Антарктиду и Южно-Китайское море. Преднамеренный характер действий Китая должен служить для космических держав индикатором того, что без четких правил и постоянного диалога может возобладать менталитет «кто не успел – тот опоздал».


Добавить комментарий