Сирийские памятники древности постепенно возвращаются к жизни

В начале января сирийская Пещера первой крови была открыта для посещений туристов – напомним, семь лет назад доступ к этой достопримечательности был закрыт властями по соображениям безопасности. Согласно легендам, именно здесь жили первые сыновья Адама и Евы; народные предания гласят, что в этом месте Каин убил Авеля камнем. Не зная, как поступить с мёртвым телом – поскольку на Земле никто раньше не умирал – он веками носил его на плече.

Подпись к изображению: Посетители в Сирийском национальном музее

Пещера находится на горе Касьюн, которая возвышается над Дамаском. Отсюда, с высоты птичьего полёта, открывается вид на Вади-Бараду, долину в окрестностях сирийской столицы, где в 2017 году вооружённые мятежники перекрыли поступление питьевой воды в Дамаск.

«Я взволнован до дрожи», – признался 22-летний студент-медик из Университета Дамаска Наврас Фаххам, который одним из первых посетил вновь открывшуюся мечеть, расположенную неподалёку. Храм датируется XVI веком.

«Потребуется немало сил, чтобы вернуть этому месту прежний вид, – продолжил Фаххам. – Электричества по-прежнему нет, сюда трудно добраться из-за контрольно-пропускных пунктов. Фотографировать можно только внутри храма».

По словам хранителя мечети Мохаммада Махлафа, часть лестницы, состоящей из 600 ступеней, повреждена и нуждается в ремонте.

«Мы надеемся, что туристы вернутся. До войны сюда ежедневно приходили порядка 300 человек всех религий: мусульман, христиан, иудеев. Сегодня у нас побывало 15 туристов», – рассказал он. Нынешними посетителями являются сирийцы, а также иранцы, иракцы и ливанцы. Кроме того, здесь также появились русские.

Дамаск получил «тяжёлый удар», когда дорога на вершину горы Касьюн была закрыта, заметил Ахмад Мансур, член правления частной неправительственной организации «Общество друзей Дамаска», которая занимается сохранением и популяризацией истории и культуры сирийской столицы.

«Война в Сирии нанесла ущерб всему прекрасному, что есть в этой стране, не обошла памятники и святыни. Открытие Пещеры первой крови несколько добавило нам оптимизма. Теперь власти должны восстановить эти исторические достопримечательности», – заявил Мансур.

Открытие Национального музея

Открытие Пещеры первой крови произошло всего через несколько дней после того, как возобновил работу Национальный музей Дамаска, расположенный на берегу легендарной реки Барада. Музей был создан в 1919 году, после падения Османской империи; на нынешнее место его перенесли в 1936 году.

Национальный музей закрыли в 2012 году, его имущество было перевезено в более безопасное место из-за угрозы нападения исламистских боевиков – правда, Дамаск так и остался оплотом правительства на протяжении всего конфликта.

Новейшим поступлением в Национальный музей стал лев Аллат – 15-тонная статуя, когда-то находившаяся у ворот музея Пальмиры. Напомним, в 2015 году боевики ИГ (запрещённая в РФ организация) разграбили музей Пальмиры в центральной Сирии, забрав 200 ценнейших артефактов. Лев Аллат был взорван мятежниками в июне 2015 года, но группе сирийских археологов удалось собрать крошечные фрагменты статуи с улиц. Они были отправлены в Дамаск и аккуратно соединены вместе, в этом сирийским учёным помог польский эксперт из Варшавского университета.

«Важность Национального музея Дамаска не ограничивается его коллекциями», – заметил Фади Эсбер, редактор научного издания Dimashq Journal, посвящённого Дамаску XIX и XX веков.

«Музей использовался не только в образовательных целях – он также был важной частью первых попыток создания сирийско-арабской национальной идентичности после четырёх веков османского владычества. Музей был одним из проектов, созданных зарождающейся Арабской академией, которая стремилась вдохнуть жизнь в арабский язык и культуру, чтобы избавиться от тяжёлого турецкого наследия», – рассказал Эсбер.

«В то время Дамаск был очагом арабского самосознания и столицей независимого арабского королевства», – добавил он.

Когда в 2011 году в Сирии разразилась война, музей закрыл свои двери впервые за всю историю существования. При этом, отметил Эсбер, его роль в истории страны выросла ещё сильнее, поскольку музей стал прибежищем для сотен тысяч экспонатов, спасённых из тех районов Сирии, где война угрожала уничтожить древнюю цивилизационную историю – из Алеппо, Пальмиры, из долины реки Евфрат.

«Невоспетые герои – археологи, учёные, студенты и волонтёры – годами работали над каталогизацией и сохранением этих предметов, чтобы однажды их можно было вернуть на прежнее место или выставить на обозрение в музее в Дамаске», – подчеркнул Эсбер

Возможно, самую серьёзную жертву принёс Халид аль-Асаад, бывший главный археолог Пальмиры. Он был убит боевиками ИГ в возрасте 83 лет за отказ раскрыть местонахождение спрятанных древностей.

Паломники

Работа в Музее Пальмиры, который был разграблен ИГ, продвигается медленно. То же самое относится и к замку Фахр ад-Дин аль-Маани, крепости эпохи мамлюков с видом на этот древний город, который ИГ использовало для обороны от русской и сирийской армий. В восточной части Сирии в руинах лежит имеющий историческое значение мост Дейр-эз-Зора, разрушенный в результате боевых действий в 2014 году, как и уничтоженная ИГ церковь, построенная в память о геноциде армян.

Мечеть Халеда ибн аль-Валида в городе Хомс в настоящее время ремонтируется наряду с мечетью Омейядов в Алеппо. После завершения работ власти надеются возродить в Сирии туризм, эту некогда процветающую отрасль.

В 2010 году, за год до начала конфликта, страну ежегодно посещали 8,5 миллионов иностранных туристов, приносивших доход в размере 8,4 миллиарда долларов. Тогда туризм обеспечивал 14 процентов доходов страны; в отрасль были вовлечены 12 процентов занятого населения.

Во время войны были повреждены более 300 туристических объектов – особенно пострадали Алеппо и Пальмира. К 2015 году количество посетителей упало до 2 процентов от довоенного уровня. Когда сирийская столица подверглась артиллерийским обстрелам с территории своих окрестностей, иностранные туристы перестали приезжать.

Им на смену пришли иранцы, иракцы и ливанцы, многие из которых были шиитскими паломниками, посещавшими такие святыни, как мечеть Саида Зейнаб в Дамаске или мечеть Омейядов, в угловой части которой, как считается, находится отрубленная глава Хуссейна, сына четвертого праведного халифа Али ибн Абу Талиба. Деятельность этих храмов не прерывалась даже в самые тяжёлые годы войны.

Теперь, когда вокруг сирийской столицы смолкли орудия, власти надеются расширить религиозный туризм путём привлечения посетителей из стран Персидского залива, Азии и возможно, из Европейского союза. Особый интерес Сирии вызывают «нейтральные» или дружественные государства, такие как Южная Африка, Индия, Китай и Бразилия.

Небольшие отели Дамаска, наконец, возвращаются к приёму туристов, а не беженцев, заброшенных сюда войной. Министерство туризма сообщает, что в 2015-2016 годах город посетило 500 тысяч туристов. По оценкам, в этом году их число превысит миллион.

Пятизвёздочные отели оставались заполненными на протяжении всей войны, в них проживали дипломаты и сотрудники ООН. Так, во время самых тяжёлых боевых действий в отеле «Четыре сезона» не было свободных мест.

Правда, сказать о привлечении новых туристов значительно легче, чем сделать это, учитывая, что большинство рейсов международных авиакомпаний до сих пор не приземляются в аэропорту Дамаска; санкции сделали кредитные карты бесполезными в Сирии. На сегодняшний день туристы вынуждены перевозить мешки с наличными и добираться в страну на автомобилях из Бейрута.

Эти проблемы, дополненные постоянными перебоями электричества, очень мешают туристам приезжать сюда. Правда, это не относится к тем, кто путешествует по религиозным мотивам – это, например, шииты Ирана, Ирака и Ливана. Чтобы улучшить ситуацию, необходим серьёзный политический сдвиг на международной арене.

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0