Наследные принцы стран ОПЕК борются за политическое выживание

Кажется, что в последнее время ещё сильнее ухудшаются и без того напряжённые отношения между американскими законодателями и двумя наиболее преданными ближневосточными сторонниками президента Трампа, наследным принцем Саудовской Аравии Мохаммедом бен Салманом и шейхом Абу-Даби Мухаммедом бен Заидом. Так, неоднократно сообщалось о том, что всё большее число конгрессменов США склоняются к принятию резолюции, которая положит конец участию Соединённых Штатов в йеменской гражданской войне. Подобное решение станет прямым вызовом президенту Трампу, которому в таком случае придётся задуматься об использовании президентского вето. Возможно, ближневосточной стратегии Трампа и не достаёт ясности, но нельзя отрицать, что оба эти наследных принца имеют решающее значение для поддержания его влияния в регионе.

При нынешнем президенте враждебность между республиканцами и демократами в Конгрессе США вспыхнула с новой силой. Очередным очагом этой напряжённости стала систематическая поддержка со стороны администрации Трампа возглавляемой Саудовской Аравией военной коалиции, борющейся против повстанцев-хуситов в Йемене. Напомним, в прошлом месяце Сенатом была принята резолюция (56 голосов «за», 41 – «против»), осуждающая Белый дом и Саудовскую Аравию после убийства журналиста Джамаля Хашогги. Как сообщают американские СМИ, теперь группа конгрессменов рассматривает вопрос о повторном внесении упомянутой резолюции, теперь уже обе палаты.

Представляется, что американская общественность, в основном, выступает против военного участия США в Йемене, обвиняя Саудовскую Аравию и в частности, лично Мохаммеда бен Салмана в разразившемся кризисе. Таким образом, на сегодняшний день позиция Конгресса США, похоже, отражает общественное мнение. Подготавливаемая резолюция введёт ограничения на объём и виды американской деятельности в Йемене. Некоторые сенаторы, например, Майкл Ли из штата Юта, заявляют, что решение поддержать коалицию, которое было принято президентами Обамой и Трампом, никогда не одобрялось Конгрессом. Кажется, подобный подход разделяют теперь также некоторые республиканцы.

Если говорить о Ближнем Востоке в более широком плане, то стратегия Трампа не вызывает уверенности у этих арабских лидеров, оказавшихся в центре нынешней борьбы. Сохраняющаяся угроза полного вывода американских войск из Сирии и соответствующего прекращения поддержки курдских сил приводит в ужас обоих наследных принцев.

Для этих молодых лидеров, которые в настоящее время активно участвуют в преобразовании общества и экономики своих стран, не составляет секрета, что поддержка Вашингтоном своих ключевых союзников может прекратиться одним сообщением в «Твиттере». Помощь Трампа основывается на эмоциональном, а не рациональном подходе – по крайней мере, именно так кажется со стороны. Эр-Рияд и Абу-Даби всё сильнее беспокоятся по поводу того, что позиция США колеблется, и даже госсекретарь Майк Помпео оказался не в состоянии подавить эти растущие опасения. Не способствует успокоению также непрекращающийся поток «твитов» Трампа, направленных против нефтяной стратегии ОПЕК и Саудовской Аравии.

Наиболее заметным признаком того, что оба принца рассматривают возможность уменьшения своей всеобъемлющей поддержки Вашингтона, является тот факт, что ни один из них не бывал в США в течение заметного периода времени. Что касается наследного принца Саудовской Аравии Мохаммеда бен Салмана, то для него поездка в Соединённые Штаты очевидно несёт как юридический, так и политический риск. Он столкнётся с угрозой судебных разбирательств в отношении убийства Хашогги и политического давления в отношении йеменской войны.

Обоих лидеров также беспокоят результаты расследования Мюллера. В настоящее время Мюллер по-прежнему сосредоточен на возможном вмешательстве в американские выборы, причём «под прицелом» находятся как Саудовская Аравия, так и ОАЭ. Анализируются связи окружения Трампа с аналитическими центрами и финансовыми группами Саудовской Аравии. Катар, в настоящее время ставший изгоем в Совете сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), также оказался в зоне пристального внимания. Уже установлено наличие связей между арабскими правителями и доверенными лицами Трампа, такими как Джаред Кушнер. Тщательным образом изучаются встречи между Мухаммедом бен Заидом, Кушнером и эмиссаром ОАЭ Джорджем Надером. Эти встречи были даже соотнесены с Россией через Эрика Принса и генерального директора Российского фонда прямых инвестиций Кирилла Дмитриева.

Если эти арабские принцы столкнутся с усилением давления со стороны американского Конгресса или по итогам расследования Мюллера, следует ожидать появления серьёзной трещины между США и ССАГПЗ. Это отразится не только на геополитических и военных операциях США и их европейских союзников, но также резко негативно скажется на позиции ОПЕК в отношении США.

В настоящее время ОПЕК сталкивается с антикартельным законодательством, в то время как Трамп пишет в «Твиттере» о необходимости снижения цен на нефть и увеличения добычи. До сих пор ОПЕК старательно игнорировала выпады Трампа. Однако если Вашингтон начнёт непосредственно угрожать двум влиятельнейшим силам картеля, следует ожидать полномасштабного пересмотра позиций.

Надо отметить, в геополитической линии Саудовской Аравии уже наметился восточный уклон. Политическая буря в Вашингтоне только подтолкнёт эти державы Персидского залива ещё ближе к Москве и Пекину. Воздерживаясь от сближения с Россией или Китаем, Эр-Рияд и Абу-Даби рискуют своей мощью и своим будущим. Не примыкая к этим странам, арабские принцы могут поставить себя в уязвимое положение, если в США разыграется гроза. Похоже, что в случае обострения этого конфликта на нефтяных рынках фундаментальные факторы отойдут на второй план, уступив место геополитике. Политическое выживание двух принцев, несомненно, станет определяющим фактором в нефтяных стратегиях ОПЕК.


Добавить комментарий