Вывод американских войск из Сирии открывает новые возможности для Китая

Объявление о том, что Соединенные Штаты выводят свои оставшиеся войска из Сирии, имеет очевидные последствия для многих игроков, у которых имеются интересы в нынешней гражданской войне. Сообщения СМИ в основном сосредоточены на том, что это событие будет означать для курдов, и почувствует ли себя более раскованно Турция, или как Иран и Россия могут попытаться распространить свое влияние далее на Восток, на захваченные повстанцами территории, ранее отбитые у «исламского государства» ДАИШ. Однако, от их внимания практически ускользнуло, каким образом уход Америки из Сирии повлияет на другую великую державу, имеющую на Ближнем Востоке экономические интересы – Китай

Китай постепенно все глубже втягивается в сирийскую гражданскую войну, что противоречит его традиционной внешней политике. Пекин как правило избегает внешнего вмешательства и известен своей приверженностью нерушимости государственного суверенитета. Более активный подход в Сирии проявился еще в августе 2016 года, когда контр-адмирал НОАК Гуан Юфэй не только пообещал увеличить объем гуманитарной помощи, но и расширить военное сотрудничество между Дамаском и Пекином, фактически встав на сторону сирийского президента Башара аль-Асада и его союзников, России и Ирана.

Хотя масштабы китайско-сирийского сотрудничества до сих пор остаются неясными из-за решительного отрицания Пекином какого-либо активного военного присутствия, по некоторым сообщениям, оно заметно укрепилось, поскольку в 2017 году Китай предоставил в распоряжение сирийского правительства разведывательный персонал, стратегических советников и спецназ.

Китай также продемонстрировал свою заинтересованность в извлечении выгоды из экономических возможностей в послевоенной Сирии, которые Всемирный банк оценивает в 400 миллиардов долларов. Двести китайских компаний участвовали в 60-й Международной ярмарке в Дамаске в сентябре 2018 года, где они обещали сделки в самых разных сферах, начиная от производства автомобилей до развития мобильных больниц. А санкции Соединенных Штатов против режима Асада и ослабление влияния Запада в этом конфликте оставляют Китай вне конкуренции. Восстановление сирийской армии также позволит Китаю увеличить свой экспорт оружия.

Китайские экономические интересы в Сирии тесно связаны с геополитическими амбициями. Китай стремится повысить свой вес на мировой арене, играя активную роль в урегулировании международных конфликтах и послевоенном восстановлении экономики. Уход США из Сирии может позволить Пекину утвердить свою роль в качестве ключевого международного партнера в Сирии и, соответственно, расширить круг своих интересов на Ближнем Востоке, что будет способствовать реализации его потенциала растущей сверхдержавы, способной действовать далеко за пределами своей традиционной сферы влияния.

Скорее всего, Китай получит целый ряд новых экономических возможностей после вывода американских войск. Однако, у Китая есть в Сирии и контртеррористические интересы. Значительное присутствие здесь уйгуров, мусульманского меньшинства, проживающего в северо-восточной китайской провинции Синьцзян, вызывает серьезную обеспокоенность в Пекине. Особая тревога связана с перспективой возвращения части этих людей домой, что может привести к вспышке террористической активности уже на китайской земле.

Китайские уйгуры присоединились в Сирии к ряду террористических группировок, в том числе ДАИШ и сирийскому филиалу аль-Каеды, группировке «Джабхат аль-Нусра». Совместное обучение и боевые действия укрепили связи между ближневосточными джихадистами и членами уйгурских террористических группировок, которые могут угрожать Китаю, включая Восточно-Туркестанское исламское движение и Туркестанскую исламскую партию.

Возвращающиеся на родину боевики представляют угрозу для внутренней безопасности Китая, а те, кто остается за границей, могут наносить удары по объектам, строящимся в рамках инициативы «Один пояс, один путь» (ОПОП), направленной на развитие инфраструктуры по всей территории Азии. В течение последних нескольких лет в Мали, Таиланде и Пакистане произошли теракты, в которых погибли китайские граждане. В 2016 году Туркестанская исламская партия взяла на себя ответственность за нападение на посольство Китая в Бишкеке.

Дата вышеупомянутого беспрецедентного решения Пекина активно поддержать Асада имеет решающее значение для понимания мотивов и ключевых целей Китая. В конце 2015 года КПК приняла свой первый закон о борьбе с терроризмом, который позволяет Пекину проводить контр-террористические операции за рубежом. В конце 2017 года появились сообщения о первой переброске спецназа НОАК, «Ночных тигров», в порт Тартус.

Решение Китая встать на сторону Асада и его партнеров в Сирии следует интерпретировать как ставку на побеждающую сторону, которая поможет решить проблемы, связанные с воинствующими уйгурами. Этот шаг означает также провал попыток США привлечь Китай к сотрудничеству в борьбе с терроризмом. Более того, уход США из Сирии позволит Китаю использовать свою контр-террористическую политику как плацдарм для расширения влияния во всем регионе и за его пределами.

За последние два десятилетия Соединенные Штаты разрушили собственную репутацию, потратив триллионы долларов на войны на Ближнем Востоке, потеряв тысячи солдат и заслуженно столкнувшись с обвинениями в нарушении суверенитета ряда государств. В настоящее время Китай пытается позиционировать себя в качестве нейтрального игрока в регионе, следуя своему плану предоставления экономической помощи в обмен на доступ к природным ресурсам и стратегическим активам, включая порты и военные базы.

Расширение участия Китая в сирийском урегулировании происходит в удачный момент – Асад может рассматривать Пекин в качестве предпочтительной альтернативы странам Персидского залива как источника финансирования восстановления экономики. Китай может влить деньги в страну в обмен на контроль над стратегически важной инфраструктурой и значительное политическое влияние.

В июле 2018 года на Форуме китайско-арабского сотрудничества Пекин выделил 20 миллиардов долларов в виде займов арабским странам и почти 100 миллионов долларов в качестве гуманитарной помощи Сирии и Йемену. Компания Huawei заявила о своем намерении перестроить всю телекоммуникационную сеть Сирии. Китай может также дополнительно расширить свой транс-азиатский экономический коридор, включив Дамаск и сирийский порт Тартус в свою инициативу ОПОП.

Поддержав Асада, Китай сделал выбор в пользу партнерства с Россией и Ираном. Соединенные Штаты по своей же вине останутся не удел, будучи изолированы от восстановления сирийской экономики. Китай может извлечь большую выгоду из ухода США, и, похоже, уже сегодня активно продвигает свои интересы в Сирии.

Китай стремится заполнить вакуум влияния, оставленный Америкой. Создание международных институтов, таких как Шанхайская организация сотрудничества и Азиатский банк инфраструктурных инвестиций, ставят Пекин на передний край международной политики в качестве альтернативы НАТО и МВФ.

Вакуум, оставленный США, позволит Пекину включить еще одно государство, расположенное за пределами традиционной сферы влияния, в свою экономическую парадигму, одновременно расширив свою роль в превращении антитеррористической деятельности в один из важнейших элементов внешней политики.

 


Добавить комментарий