Дефолты китайских компаний – первые «тревожные звоночки» для мировой экономики

В 2018 году Китай накрыла беспрецедентная волна корпоративных дефолтов, общая сумма которых составляет 18 миллиардов долларов. Напомним, в 2017 году этот показатель составлял 4 миллиарда. Похоже, экономический рост страны исчерпал свои возможности, хотя инвесторы этого пока не ощутили.

Является ли сложившаяся ситуация лишь верхушкой пресловутого айсберга? Велика вероятность того, что это действительно так. Развязанная президентом США Дональдом Трампом торговая война представляет серьёзную неприятность для китайского экспортного механизма и подрывает возможности компаний своевременно осуществлять платежи по облигациям. Надо отметить, это может создать проблемы для глобальных рынков, участники которых опасаются дальнейшего замедления второй по величине экономики.

С начала нынешнего года китайские компании просрочили почти 2 миллиарда долларов платежей по местным облигациям. Это может оказаться плохим предзнаменованием, учитывая, что в течение следующих 10 месяцев истекает срок погашения у облигаций ещё на 716 миллиардов. Не слишком радужная ситуация складывается и в отношении движения наличных средств. Дефицит кассовой наличности по отношению к выплатам по долгам сейчас достиг самой высокой отметки за последние шесть лет.

Главный вопрос 2019 года заключается в том, не запаздывают ли предпринимаемые Пекином стимулирующие меры. Например, показательной во многих отношениях является история China Minsheng Investment Group (CMIG).

Менее пяти лет назад расположенная в Шанхае CMIG преподносилась как будущий ответ Китая Goldman Sachs или JPMorgan Chase. Амбиции компании, казалось, являлись воплощением взглядов китайского президента Си Цзиньпина по поводу того, как самая многочисленная нация расправляет крылья во всём мире. Корпорация была основана в 2014 году Дуном Вэньбяо, который с тех пор убедил 59 негосударственных предприятий стать её акционерами; премьер-министр Ли Кэцян публично высказывал своё одобрение по поводу деятельности Дуна.

Время идёт, и ситуация усложняется. Ошибки в управлении столкнулись с попытками Си вытеснить излишки средств из финансовой системы. Меры, предпринимающиеся для противодействия теневым банкам, которые являются основным источником поддержки частного сектора, сказываются на компаниях, активно наращивающих долги. Добавьте к этому инициированную Трампом торговую войну, финансовый хаос, порождённый «брекситом», ужесточение политики Федеральной резервной системы, и получится почти «идеальный финансовый шторм».

К концу января CMIG не справилась со сложными обстоятельствами и пропустила платёж по облигациям. Аналогичная ситуация сложилась с угледобывающей компанией Wintime Energy, которая оказалась крупнейшим китайским неплательщиком в 2018 году. Это показательные примеры, поскольку Wintime Energy, CMIG и другие компании, которые сейчас находятся на краю пропасти, являются первыми «тревожными звоночками» для мировой экономики.

Снижение налогов

По мере замедления экономического роста страны правительство Си перешло в режим стимулирования. Снижение налогов, новые кредиты для бизнеса, вливание дополнительной ликвидности центральным банком, гигантские инфраструктурные проекты – и этот список можно продолжать. Тем не менее, резкое падение экспорта и угроза увеличения тарифов со стороны США создают постоянно усиливающиеся препятствия на пути Китая.

Ситуация усугубляется мероприятиями, направленными на сокращение доли заёмных средств, которые были запущены Си в 2016 году. Таким образом, компаниям, сталкивающимся с проблемами погашения кредитов, становится труднее привлекать новые средства. Отложенные последствия этого «закручивания гаек» снижают эффективность действий Народного банка Китая по ослаблению кризиса ликвидности.

«Прогноз негативный, учитывая снижение склонности к риску и огромный объём долгов, подлежащих погашению», – отметили в недавнем отчёте аналитики DBS Bank Натан Чоу и Юджин Лоу.

Есть два риска, которые стоит рассмотреть – один в краткосрочной перспективе, другой в долгосрочной.

Проблемой, требующей немедленного рассмотрения, является то, как рост китайских фондовых рынков на фоне многочисленных дефолтов влияет на мировые рынки. Вследствие того, что всеобщее внимание приковано к вызванной «брекситом» неразберихе, инвесторы могут недооценивать кредитные риски в странах еврозоны. В прошлом месяце Европейский центральный банк предупредил о возможных проблемах с долгами, скрывающимися у всех на виду.

Замедление глобального роста

Появились намёки на замедление экономического роста в США на фоне того, что долговая нагрузка страны достигла отметки в 22 триллиона долларов. Япония вновь находится на волосок от рецессии, в то время как снижение темпов роста в Китае ставит под угрозу экспортные показатели многих стран – от Южной Кореи до Австралии. Усиление нестабильности в Китае может навредить рынкам во всём мире. Такое уже случалось в 2015 году, когда спрос со стороны Поднебесной снизился. Удар окажется двойным, если созданный дефолтами «эффект домино» обрушится на кредитные рынки.

Долгосрочная угроза кроется в особенностях рисков, связанных с Китаем. Находясь у руля шесть с лишним лет, Си не демонстрировал особого расположения к замедлению роста ВВП. Несомненно, рост ВВП на 6,6 процента в 2018 году оказался значительно ниже показателя 2012 года, составлявшего 7,9 процента. Но любые серьёзные мероприятия по переориентированию страны с экспорта на внутренние инновации, переход от «дымящих труб» к сфере услуг потребуют замедления экономики.

Чем дольше рост ВВП будет превышать, скажем, 5 процентов, тем меньше глубинных преобразований будет проводить команда Си. Реорганизация китайской экономики и преодоление ее пагубной зависимости от заёмного капитала будут очень непростыми. Си слишком часто предпочитает стимулы, а не реформы. Долговые проблемы Китая продолжают нарастать. Это означает, что когда вторую экономику мира настигнет неизбежная расплата, последствия окажутся более масштабными и ошеломляющими, чем могли бы быть при другом подходе.

Си должен понять всё множество задач, стоящих перед ним. В то время как Пекин инвестирует триллионы долларов в программу «Сделано в Китае — 2025» и конкурирующий с Силиконовой долиной проект «Область большого залива», необходимо одновременно укреплять основы экономики. Сюда относится, помимо прочего, система контроля кредитных рисков, которая ограничивает возможности компаний к чрезмерным заимствованиям.

Правда, сказать легче, чем сделать – особенно в такое время, когда в новостных заголовках прочно обосновались дефолты и экономический мрак. Тем не менее, Китаю придётся заняться этим в предстоящем году. Главный вопрос заключается в том, какими окажутся последствия действий Пекина для мировых рынков.


Добавить комментарий