Почему России, Турции и Ирану не удается достичь прорыва в Сирии

Очередной трехсторонний саммит Россия-Иран-Турция по сирийскому мирному урегулированию состоялся в Сочи 14 февраля. Он не принес каких-либо прорывов или неожиданностей, а лишь подтвердил имеющиеся трудности, вызовы и риски.

Незадолго до этого саммита произошло три важных события, которые в значительной степени повлияли на повестку дня встречи. Первым из них было неэффективное и неработающее соглашение между Россией и Турцией по поводу создания буферной зоны в Идлибе, достигнутое в сентябре прошлого года. Оно не привело к улучшению обстановки в этой сирийской провинции, и даже напротив: Идлиб был захвачен боевиками связанной с Аль-Каедой группировки «Хайят Тахрир аш-Шам», подчинившей себе умеренные оппозиционные  группировки. Это подорвало достигнутое соглашение, увеличив риск возникновения трений между Москвой и Анкарой.

Подпись к изображению: Президент Ирана Хасан Рухани, президент России Владимир Путин и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган встретились в Сочи 14 февраля 2019  года

Противодействие процессу политического урегулирования в Сирии

Вторым событием стало объявленное в декабре решение Вашингтона вывести свои войска из Сирии, которое добавило еще один уровень сложности в этот конфликт и создало неопределенность для России, Турции и Ирана в связи с дальнейшей судьбой сирийских курдов и территорий к востоку от Евфрата. Причем пока неизвестно, собираются ли на самом деле США уходить из Сирии, и если да, то каким образом.

Третьим событием можно назвать неспособность трех стран договориться о составе конституционного комитета, что в настоящее время рассматривается как основное препятствие, сдерживающее сирийский политический процесс.

Что касается ситуации в провинции Идлиб, сочинский саммит не добавил ясности. Россия продолжает настаивать на том, чтобы вся территория была возвращена под контроль правительства в Дамаске, что затрудняет переговоры для Турции.

В последние месяцы сирийские оппозиционные группировки в Идлибе, такие как Фронт национального освобождения, действующий при поддержке Турции, ослабли, что позволило «Хайят Тахрир аш-Шам» захватить контроль над провинцией. Другие вооруженные группировки – «Ахрар аш-Шам», «Сукур аш-Шам», «Нуреддин а-Зинки» – также потерпели поражение от «Хайят Тахрир аш-Шам» и были либо поглощены ей, либо вытеснены в северо-восточные районы провинции Алеппо, контролируемые Турцией.

В результате, соглашение между Россией и Турцией по провинции Идлиб, которое предусматривало использование Анкарой подконтрольных ей сил для обуздания джихадистов, не было выполнено. Хотя Москва настаивает на том, что остается привержена этому соглашению, она одновременно утверждает, что договоренность не может быть реализована, поскольку террористическая угроза достигла «тревожного уровня».

Наступление в Идлибе

В недавнем интервью официальный представитель российского правительства Дмитрий Песков прояснил некоторые детали относительно российско-турецких переговоров по Идлибу. По его словам, хотя военная операция является необходимой, пока остается неясным, кто именно ее проведет, Турция или «какие-то другие страны». Чтобы соглашение по Идлибу работало, сказал Песков, не должно быть никаких нападений на российскую военную базу Хмеймим, Алеппо или сирийскую армию. Таким образом, по всей вероятности, наступление в Идлибе является лишь вопросом времени, а его результатом неизбежно будет возвращение провинции под контроль сирийского правительства.

Между тем, после объявления Соединенными Штатами о выводе своих сил из Сирии, у Турции есть более приоритетный район, на котором необходимо сосредоточить свои основные усилия: территория к востоку от Евфрата и вдоль турецкой  границы, удерживаемая курдами.

Провинция Идлиб никогда не была главным приоритетом для Анкары, поскольку обстановка здесь была чревата повышенным риском напряженности в отношениях с Россией и требовала дополнительных военных усилий для противостояния террористам. В связи с этим, Турция легко переключилась на свой главный приоритет – курдский вопрос и судьба северо-восточных районов Сирии. Он непосредственно взаимоувязан с другими важнейшими целями Анкары, главной из которых является возвращение сирийских беженцев – а в настоящее время в Турции находится более 3,5 миллионов сирийцев – в подконтрольную ей зону безопасности на территории Сирии.

Однако, остается пока неясным, какие шаги Турция намерена предпринять к востоку от Евфрата. Американские вооруженные силы все еще на месте, и Вашингтон уже дал понять, что не оставит курдов без своей защиты, а также будет продолжать сдерживать Иран. Очевидно, что все вовлеченные стороны должны заключить сделку относительно районов, занятых сирийскими курдами, но какой должна быть эта сделка, чтобы она работала, остается лишь догадываться. Эта проблема является одной из самых сложных для всех участников.

Повышенная напряженность

На этом фоне Москва указала на потенциально важную роль Аданского соглашения, подписанного Сирией и Турцией в 1998 году, которое затрагивает вопросы безопасности, связанные с курдскими вооруженными движениями. Хотя Россия в целом поддерживает предложение Турции о создании 32-километровой полосы безопасности на севере Сирии, она настаивает, что Дамаск должен участвовать в обсуждении и реализации этой идеи, однако Анкара отвергает это предложение.

Хотя Анкара, Москва и Тегеран позитивно отнеслись к решению президента Трампа о выходе из Сирии, они по-прежнему выражают скептицизм по поводу того, как это решение будет реализовано. Эта непредсказуемость влияет на многие ключевые проблемы в Сирии, от курдского вопроса до судьбы территорий к востоку от Евфрата и влияния Ирана в стране.

Что касается конституционного комитета и политического процесса в целом, никакого прорыва в Сочи не произошло. Дамаск и сирийские оппозиционные группировки не склонны идти на компромисс, но оппозиция давно страдает из-за раздробленности, которая дополнительно усилилась в результате напряженности между Турцией и Саудовской Аравией, двумя основными спонсорами сирийских повстанческих группировок.

Отношения между Турцией и Саудовской Аравией зашли в тупик, особенно после гибели американского журналиста саудовского происхождения Джамаля Хашогги в саудовском консульстве в Стамбуле в прошлом году. Вдобавок, заявление о выводе войск США прежде всего выгодно Анкаре, которая может укрепить свое влияние на северо-востоке Сирии, что вызывает обеспокоенность в Эр-Рияде

Влияние Персидского залива

И Саудовская Аравия, и Объединенные Арабские Эмираты хотят иметь возможность сдерживать Иран и Турцию в Сирии. Недавние события, включая открытие посольства ОАЭ в Дамаске, бизнес-форум «Сирия-ОАЭ» в Абу-даби и визит главного советника президента Сирии Башара аль-Асада в Эр-Рияд в конце прошлого года, подчеркнули стремление стран персидского залива обеспечить свои интересы и влияние в Сирии.

Это может в конечном итоге оказать негативное влияние на сирийский политический процесс. Страны Персидского залива и Турция поддерживают различные группировки сирийской оппозиции, что может привести к углублению разногласий среди оппозиции и снизить вероятность соглашения между ними.

В то же время под вопросом остается роль США в Сирии и то, как она будет воплощать свое решение о выводе войск из страны. Это окажет значительное влияние на все важные проблемы, стоящие перед Сирией, от судьбы Идлиба до курдского вопроса и будущей роли Ирана.

 


Добавить комментарий