Соединенным Штатам нужно продолжать диалог на уровне военных ведомств с главным стратегическим соперником, Китаем

Новая Стратегия национальной безопасности Соединенных Штатов, опубликованная в 2017 году, исходит из возобновления соперничества между великими державами и называет Китай главным стратегическим соперником Америки.

Идет ли речь об этнических чистках в Синьцзян-уйгурском автономном районе, наращивании военной мощи и угрозе независимости Тайваня, нарушении Пекином своих обязательств как участником Всемирной торговой организации (ВТО), или «незаконном» захвате канадских заложников, Соединенные Штаты всякий раз ясно дают понять, что не намерены отступать перед лицом возмутительного поведения Китая.

Подпись к изображению: Личный состав Армии США и китайской НОАК присутствует на совместном мероприятии по ликвидации последствий стихийных бедствий в окрестностях Нанкина, Китай, 17 ноября 2018 года

Вместо этого, США повсеместно дают отпор тому, что официальные лица в Вашингтоне называют «злонамеренным влиянием» Пекина. Стратегия национальной безопасности придает особое значение стратегической конкуренции, а нынешний исполняющий обязанности министра обороны Патрик Шанахан отмечает, что три его главных приоритета – это «Китай, Китай и Китай». Каковы же последствия этой тенденции для развития контактов между военными США и Китаем на уровне военных ведомств?

В ежегодном отчете Конгрессу о ситуации в военной сфере и в области безопасности, касающейся Китайской народной Республики, отмечается, что регулярные контакты между военными двух стран предназначены для «устранения и снижения рисков», а также «выявления и развития возможных направлений сотрудничества».

Несмотря на то, что в настоящее время Соединенные Штаты в меньшей степени сосредоточены на взаимодействии и развитии отношений, и, напротив, уделяют основное внимание соперничеству и сдерживанию Народно-освободительной армии Китая, возможно, является целесообразным сохранить каналы взаимодействия на высоком уровне, отказавшись при этом от контактов, которые носят преимущественно символический характер.

Ранее многосторонние военные учения рассматривались в качестве инструмента для приобщения командования и личного состава НОАК к международным стандартам и «правилам дорожного движения». К сожалению, Китай, пользуясь всеми преимуществами и престижем участия в подобных мероприятиях, продолжал воинственно и агрессивно относиться к своим соседям по Индо-Тихоокеанскому  региону.

Так, в нарушение Декларации о поведениях сторон от 2012 года, Пекин продолжал строительство искусственных островов в Южно-Китайском море и последующую милитаризацию этих островов, несмотря на обещание, данное в 2015 году президентом Си Цзиньпином президенту США Бараку Обаме, не поступать подобным образом. Это обусловило целесообразность отмены приглашения Народно-освободительной армии на совместные учения RIMPAC («Тихоокеанский рубеж») 2018 года.

Продолжающееся терроризирование Китаем воздушных и морских платформ США, действующих в международном воздушном пространстве и международной акватории, означает, что приглашение НОАК для участия в многосторонних совместных военных учениях, по всей видимости, в обозримом будущем даже не будет рассматриваться.

Американская сторона могла бы получить немалые преимущества от продолжения диалогов на высоком уровне, поскольку они могли бы привести к усилению потребности Китая в соблюдении Кодекса поведения при незапланированных контактах на море. Кроме того, Соединенные Штаты могли бы добиться распространения аналогичных договоренностей на воздушное пространство.

В рамках этих контактов, Соединенные Штаты могли бы поддерживать диалог с Китаем о «правилах дорожного движения» в киберпространстве, в том числе о предотвращении нецелевого использования критически важных объектов инфраструктуры, а также о согласованном механизме идентификации объектов в киберпространстве, с тем чтобы третьи стороны не могли разжечь «цифровой конфликт» между двумя сторонами.

Дискуссии по ограничению стратегических дестабилизирующих систем, таких как противоспутниковые вооружения и гиперзвуковые глайдерные летательные аппараты, могли бы снизить вероятность дорогостоящей гонки вооружений и в дальнейшем предотвратить попадание подобных вооружений в третьи страны.

В последнее время Народно-освободительная армия Китая неоднократно направляла свои лазеры против американских летательных аппаратов – и это еще одна тема для обсуждения. Наконец, обе стороны могли бы заняться чем-то позитивным, например, обсудить, как организовать операцию по борьбе со вспышкой эпидемии вируса Эбола в Африке, или как согласовать совместные меры реагирования на супер-тайфуны и цунами в Индо-Тихоокеанском регионе.


Добавить комментарий