Новая «Великая стратегия» Соединённых Штатов

В Соединенных Штатах широко распространено мнение, что со времени окончания холодной войны у страны больше нет «Великой стратегии».

Великая стратегия (англ. «Grand Strategy» прим. mixednews) это видение мира, которое некто стремится насаждать, и которое любая власть в мире должна уважать. Так что даже если битва проиграна, то бои продолжаются на других фронтах и в итоге приводят к триумфу. В конце Второй мировой войны Вашингтон решил следовать указаниям посла Джорджа Кинана в его знаменитой дипломатической телеграмме. В ней предлагалось продвигать идею советского экспансионизма, с тем чтобы таким образом оправдывать сдерживание СССР. И действительно, хотя США проиграли войны в Корее и во Вьетнаме, но в итоге стали триумфаторами.

За последние восемнадцать лет Вашингтон смог постепенно выстроить новые цели и тактики, с помощью которых будут достигнуты эти цели.

1991-2001 годы: период неопределенности

Когда 25 декабря 1991 года распался Советский Союз, Буш старший посчитал что у них больше нет конкурентов. Победоносный президент демобилизовал миллион солдат и воображал процветающий мир без войн. Он либерализовал финансовые потоки, чтобы капиталисты могли становиться еще богаче, и что, как он считал, обогатит его сограждан.

Однако капитализм — это не политический проект, а средство зарабатывания денег. Поэтому крупный американский бизнес (не федеральная власть) объединился с Коммунистической партией Китая. Они переместили свои предприятия с Запада в Китай, где рабочие были необразованы, однако их зарплата была в 20 раз ниже. Длительный процесс деиндустриализации Запада начался.

Чтобы управлять своими транснациональными делами, Большой капитал переместил свои активы в страны с низкими ставками налогообложения, поняв, что так можно избежать и своих социальных обязанностей. Эти страны, чьи налоговые льготы и полномочия необходимы для международной торговли, внезапно оказались накрыты гигантской волной фискальной оптимизации, даже одной большой мошеннической схемой, где без лишнего шума получали от нее профит. Царствование финансов над экономикой началось.

Военная стратегия

В 2001 году министр обороны и постоянный член «Преемственности правительства» Дональд Рамсфелд создал Управление трансформации сил, которое он передал адмиралу Артуру Чебровски. Этот человек уже компьютеризировал армию и теперь был назначен изменить миссию армии.

Без Советского Союза мир стал однополярным, то есть больше не управлялся Советом Безопасности (ООН), а только Соединенными Штатами. Чтобы сохранить доминирующее положение, нужно было «кое-что потерять, чтобы приобрести больше», другими словами, разделить человечество на две части. На одой стороны стабильные страны, т.е. члены G8 — в том числе Россия — и их союзники, и на другой — остальной мир, который рассматривался просто как резервуар природных ресурсов. Вашингтон больше не считал доступ к этим ресурсам жизненно важным для себя, но намеревался сделать их доступными для стабильных государств только с разрешения США. С этого момента было необходимо превентивно уничтожать все государственные структуры на этих резервуарах природных ресурсов, чтобы никто не мог бросить вызов главной мировой силе, или обойтись без нее.

С тех пор эта стратегия непрерывно реализуется.  Это началось на Ближнем Востоке (Афганистан, Ирак, Ливан, Ливия, Сирия, Йемен). Однако вопреки объявленному госсекретарем Хиллари Клинтон Развороту к Азии, стратегия не распространилась дальше, на Дальний Восток вследствие военного развития Китая, а продолжилась в бассейне Карибского моря (Венесуэла, Никарагуа).

Дипломатическая стратегия

В 2012 году президент Барак Обама подхватил лейтмотив Республиканской партии и сделал добычу нефти и газа путем гидроразрыва пласта национальным приоритетом. В течение нескольких лет Соединенные Штаты увеличили свои инвестиции и стали крупнейшим в мире производителем углеводородов, полностью изменив парадигмы международных отношений. В 2018 году экс-директор поставщика нефтяного оборудования Sentry International Майк Помпео стал директором ЦРУ, а затем госсекретарем. Он создал Бюро энергетических ресурсов (БЭР), которое передал Фрэнсису Фаннону. Бюро является эквивалентом того, чем было Управление трансформации сил для Пентагона. Он внедрил политику, которая была полностью сосредоточена на установлении контроля над мировым рынком углеводородов. Для этого он придумал альянс нового типа, такой как Свободный и Открытый Индо-Тихоокеанский регион. Это уже не было созданием военных блоков, таких как Четырехсторонний диалог по вопросам безопасности (Quads), а организация этих альянсов вокруг задачи экономического роста на основе гарантированного доступа к источникам энергии.

Эта концепция была интегрирована в стратегию Рамсфелда/Чебровского. Это уже не было просто захватом углеводородов у остального мира (Вашингтону они были уже совершенно не нужны) — целью было определять, кому позволено их использовать для собственного развития, и кого лишить. Это полная противоположность доктрине сокращения запасов нефти, продвигаемой Рокфеллерами и Римским клубом с 1960-х годов, а затем Группой развития национальной энергетической политики Дика Чейни. С тех пор США решили, что нефть не только не исчезает, но что даже при роста спроса на нефть у человечества хватит запасов еще как минимум на столетие.

Используя множество предлогов, Помпео блокировал Ирану доступ к мировому рынку, затем сделал это для Венесуэлы, и наконец оставил на востоке Сирии войска США, чтобы никто не мог разрабатывать открытые там нефтерождения. Одновременно с этим он усиливает давление на Европейский Союз, чтобы тот отказался от российского газопровода Северный поток-2, а также оказывает давление на Турцию, чтобы она отказалась от Турецкого потока.

Коммерческая стратегия

В 2017-м президент Дональд Трамп попытался вернуть некоторые рабочие места, которые были перенесены из Соединенных Штатов в Азию и Европейский Союз. Послушав совета левого экономиста Питера Наварро, он положил конец Транстихоокеанскому партнерству и пересмотрел Североамериканское соглашение о свободной торговле. В то же время он установил запретительные таможенные пошлины на немецкие автомобили и большинство китайских товаров. Он завершил их фискальной реформой, которая поощрила возвращение капитала. Эта политика уже позволила перебалансировать торговлю и перезапустила рынок труда.

Военная, экономическая и дипломатическая системы в настоящее время завершены. Каждая глава перекликается с другими. Каждый знает, что ему делать.

Главная сила этой новой Великой стратегии заключается в том, что она не была понята элитами остального мира. Поэтому Вашингтон сохраняет эффект неожиданности, подкрепленный преднамеренно хаотичными сообщениями Дональда Трампа. Если мы посмотрим на факты вместо президентских твитов, то отметим прогресс Соединенных Штатов после двойного периода неопределенности при президентах Клинтоне и Обаме.


Добавить комментарий