Китай и Россия не порвут друг с другом сколько-нибудь скоро

Две недели назад я был в Москве на конференции о будущем российско-американских отношений. Один из моих выводов из этой встречи заключался в том, что состояние двусторонних отношений довольно плохое, и лучшее, на что можно надеяться в ближайшие несколько лет, что они не ухудшатся еще больше.

Но не это главное, что я вынес из той поездки в Москву. Самый важный вывод заключается в том, что разрыва возникшей за последнее десятилетие связи между Россией и Китаем не стоит ждать сколько-нибудь скоро.

Причина того, почему это важно — очевидна. Если верить нынешней Стратегии национальной безопасности США, Соединенные Штаты придают приоритетное значение конфликту между великими державами. Как заявляет СНБ, «Китай и Россия бросают вызов американской мощи, ее влиянию и интересам, и пытаются подрывать американскую безопасность и процветание. Они полны решимости сделать экономику менее свободной и менее справедливой, увеличить свои вооруженные силы и контролировать информационные потоки, чтобы подавлять свое гражданское общество и расширять свое влияние». Если Россия и Китай объединятся, это, безусловно, повлияет на стратегическое мышление США.

Стратегия также гласит, что «будучи ранее отвергнутой как феномен прошлого века, конкуренция великих держав вернулась». Главным здесь является слово «конкуренция». Последнее десятилетие я не раз слышал от аналитиков международных отношений всех мастей о том, что союз Москвы и Пекина эфемерен. В конце концов, две страны граничат друг с другом. Они борются за влияние в Центральной Азии и на Дальнем Востоке. Население Китая и чрезмерный спрос на сырье делают малонаселенную Сибирь чрезвычайно интересным регионом для них. Поскольку Центральная Азия больше торгует с Китаем, влияние Пекина в регионе, естественно, будет расти. Логика геополитики предполагает, что по мере роста Китая Россия должна чувствовать себя неуверенно и развернуться к Соединенным Штатам.

Стоит также отметить, что российско-китайская Антанта не так глубока. Аня Мануэль из RiceHadleyGates писала об этом в сентябре в the Atlantic, «Кроме пиара, пока что мало признаков интенсивного сотрудничества между США и их военными союзниками в Европе и Японии».

«Однако Китай и Россия будут решительно поддерживать друг друга, если их загонят в угол», продолжает она, и здесь мы подходим к впечатляющей стратегической ошибке администрации Трампа. Политика администрации в отношении Китая была сформулирована четко и демонстрирует некоторую существенную враждебность по отношению к Пекину. Хотя в отношении Путина Трамп и не скупится на приятные первому комментарии, его формирующая внешнюю политику команда, похоже, настроена по-другому. Неудивительно, что и Путин, и президент Китая Си Цзиньпин смотрят на Трампа с гораздо большим подозрением, чем друг на друга. Президенту удалось укрепить хрупкий союз между Пекином и Москвой.

Кроме того, хотя Мануэль может быть и права в отношении отсутствия интеграции в сфере экономики и безопасности, их внешняя политика в последнее время кажется чрезвычайно скоординированной. В недавнем специальном отчете Национального бюро азиатских исследований отмечалось, что на Дальнем Востоке «движимые общей неудовлетворенностью реальными или предполагаемыми ограничениями Запада в своих геополитических амбициях, Китай и Россия неуклонно сходятся в своих позициях по ключевым региональным стратегическим вопросам. Хотя обе страны сохраняют независимые интересы, их базовые цели на Корейском полуострове, кажется, совпадают, и в большой степени усложняют для Соединенных Штатов преследование своих целей». Это совпадение российской и китайской позиций также весьма очевидно и в других местах, от Ирана до Венесуэлы.

Я хочу прояснить, чего я здесь не говорю. Я не говорю, что сотрудничество между Россией и Китаем меняет условия игры и требует усилий уровня холодной войны. Я также не говорю, что их союз постоянен — в их отношениях происходят постоянные трения. Я говорю о том, что их внешнеполитическое сотрудничество растет, а не сокращается, и что в будущем это осложнит для США их внешнюю политику. И аналитики внешней политики в Вашингтоне должны как можно скорее усвоить этот факт

Даниэль Дрезнер — профессор международной политики в Школе права и дипломатии Флетчера в Университете Тафтса и постоянный автор The Washington Post.


Добавить комментарий