Стратегия Москвы: побеждать всегда и везде

В последние недели на Ближнем Востоке и в Северной Африке произошли важные события, которые подчёркивают, что всеобъемлющая политическая перестройка региона идёт полным ходом. Шиитские государства продолжают укреплять свои дипломатические отношения – после визита в Багдад Рухани премьер-министр Ирака Адиль Абдул-Махди, в свою очередь, встретился в Тегеране с высшими представителями правительства и религиозной иерархии. Были опубликованы многочисленные заявления, два из которых, в частности, свидетельствуют о высоком уровне сотрудничества между этими странами, а также демонстрируют, что шиитская ось находится в полном расцвете – и это несёт значительные перспективы для региона. Помимо прочего, Абдул-Махди в очередной раз подтвердил, что Ирак не позволит превратить себя в плацдарм для нападения на Иран: «Иракская земля не будет использоваться иностранными войсками для каких бы то ни было атак против Ирана. Наш намерения состоят в том, чтобы экспортировать электроэнергию и газ в другие страны региона».

Учитывая, что эти страны были смертельными врагами во времена Саддама Хусейна, их сближение является неким геополитическим чудом, которое во многом стало возможным благодаря участию России в делах региона. Коалиция «4 + 1» (Россия, Иран, Ирак, Сирия плюс Хизбалла) и антитеррористический центр в Багдаде возникли в результате стремления Москвы координировать действия всех союзных партий и выступать единым фронтом. Военная поддержка, оказанная Россией Сирии, Ираку и Хизболле (наряду с экономической помощью со стороны Китая), позволила Ирану начать трансформацию региона таким образом, чтобы шиитская ось могла эффективно противодействовать дестабилизирующему хаосу, который сеют три других игрока – США, Саудовская Аравия и Израиль.

Один из пробелов в шиитской оси, которые необходимо заполнить, находится в Ливане, который уже длительное время переживает внутренний конфликт между многочисленными религиозными и политическими течениями в стране. Решение Вашингтона признать Голанские высоты частью Израиля подтолкнуло ливанского президента Мишеля Ауна совершить важный символический визит в Москву для встречи с президентом Путиным.

В очередной раз получается так, что дестабилизирующие усилия саудовцев, израильтян и американцев приводят к неожиданным последствиям в виде укрепления шиитской оси. Похоже, это трио до сих пор не понимает, что такие действия, как убийство Хашогги, использование гражданских самолётов в качестве прикрытия при проведении бомбардировок в Сирии, признание оккупированных Голанских высот частью Израиля, вызывают эффект, противоположный желаемому. Так, поставка систем С-300 в Сирию после уничтожения российского самолёта-разведчика произошла из-за того, что Тель-Авив не смог продумать и просчитать возможную реакцию России.

Не может не удивлять разносторонний подход российской дипломатии – от развёртывания систем С-300 в Сирии и размещения бомбардировщиков в Иране до быстрых встреч с Нетаньяху в Москве и Мухаммедом ибн Салманом на полях G20. Способность Российской Федерации выступать посредником и присутствовать практически во всех конфликтах на планете восстанавливает международный авторитет страны, необходимый для противодействия агрессивности Соединённых Штатов.

Главная особенность российского подхода к отношению с другими странами состоит в стремлении находить области, представляющие общий интерес, а также способствовании налаживанию торговых отношений или обмену информацией.

В качестве очередного военно-экономического примера можно привести ещё одну линию – на этот раз не шиитскую и не саудовско-израильско-американскую, а турецко-катарскую. В сирийском вопросе позиция Эрдогана была прямо противоположной взглядам Путина и Асада. Решительные военные действия и квалифицированная дипломатия, а также переговоры в Астане с участием Ирана, Турции и России вынудили Анкару и Доху перейти к открытым действиям по защите исламистских такфиритов и преступников в Идлибе.

Напомним, между Катаром и Турцией существуют развитые двусторонние связи; кроме того, Доха находится в открытом конфликте с саудовско-израильской осью, с перспективой выхода из ОПЕК в течение нескольких недель. Сложившаяся ситуация позволила Москве начать серию переговоров с Дохой по вопросам, связанным со сжиженным природным газом (СПГ), учитывая что эти два игрока контролируют большую часть СПГ на планете. На сегодняшний день очевидно, что турецко-катарская ось также находится под серьёзным влиянием Москвы, принимая во внимание возможные военные соглашения между Турцией и Россией (продажа С-400), а также экономические и энергетические соглашения между Москвой и Дохой.

Действия Америки в регионе создают вероятность объединения катарско-турецкого фронта с шиитской осью, опять же, благодаря умелой дипломатической работе Москвы. Недавняя продажа ядерных технологий Саудовской Аравии наряду с выходом из иранского ядерного соглашения породили обеспокоенность и недоумение в регионе, в том числе и среди союзников Вашингтона. Акт признания оккупированных Голанских высот частью Израиля сплотил арабский мир так, как немногие другие события последних лет. В дополнение к этому, открытое недовольство Трампа по поводу поддержания ОПЕК высоких цен на нефть заставили Эр-Рияд задаться вопросом, а не пора ли начинать продавать нефть в какой-либо валюте, отличной от доллара. Правда, эту информацию быстро опровергли, но она уже прозвучала в СМИ. Подобное решение имело бы серьёзные последствия для нефтедоллара, нанеся сильный удар по финансовой и экономической мощи Соединённых Штатов.

Если шиитская ось под защитой России укрепится на всём Ближнем Востоке, саудовско-израильско-американская триада утратит былой потенциал и распадётся. Это заметно на примере Ливии, где Хафтар сделал очередной шаг к объединению страны благодаря поддержке Саудовской Аравии, Объединённых Арабских Эмиратов, Франции и России, в то время как покинутого итальянцами и американцами Фаиза аль-Сарраджа ожидает окончательное поражение.

В сегодняшнем мире продолжается многополярная трансформация, в ходе которой всё более заметной становится искусная уравновешивающая роль, которую играет Россия на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Недавний визит министра иностранных дел Венесуэлы в Сирию показывает, что фронт, противостоящий империалистической агрессии США, не ограничивается Ближним Востоком – страны, находящиеся в прямом или косвенном конфликте с Вашингтоном, собираются под одним и тем же российско-китайским «защитным зонтом».

Проводимая Трампом политика («Америка прежде всего») в сочетании с убеждённостью в американской исключительности превращает международные отношения в двуполярную, а не многополярную систему, подталкивая Китай, Россию и все остальные страны, выступающие против США, объединиться, чтобы коллективно противостоять диктату Вашингтона.


Добавить комментарий