На Ближнем Востоке Россия может иметь дело с кем угодно, не будучи в лучших друзьях ни с кем

В ходе нашумевшего скандала из-за покупки Турцией ракетной системы российского производства, Анкаре был предъявлен ультиматум — она должна выбрать между Соединенными Штатами и Россией. Но этот ультиматум пришел не из Москвы. Но этот ультиматум поступил не из Москвы.

На самом деле, ссора из-за С-400 является редким примером того, как союзника России вынуждают выбирать стороны. В наши дни Россия, похоже, предпочитает новую стратегию, позволяющую своим союзникам сохранять «множественную верность», не становясь ни с кем друзьями.

Это вице-президент США Майк Пенс в этом месяце предупредил Турцию, что та должна выбрать между отношениями с США или Россию. Турция завершила покупку С-400, системы, которая, как считают США, будет представлять угрозу их современным истребителям F-35. Если Турция продолжит процесс покупки С-400, то США угрожают исключить Турцию из программы F-35.

Россия, напротив, говорила мало, за исключением предположения о том, что сделка заключена.

Вместо этого Москва сосредоточилась на функциях влиятельного посредника. На прошлой неделе она выступила посредником Сирии с Турцией и Ираном в Казахстане, а также провела сделку по обмену двумя сирийскими пленными в обмен на останки израильского солдата, убитого во время вторжения в Ливан в 1982 году.

Обмен по договоренности, инициированный Россией и осуществленный с некоторым уровнем церемониальности, не остановил Россию от того, чтобы добавить свое имя в заявление, осуждающее аннексию Израилем Голанских высот.

Демонстрация беспристрастности предназначена для того чтобы дать понять что Россия может заключать договора, даже между врагами, не принимая никакой стороны.

Даже ее союз с Сирией не дает Дамаску карт-бланш. В преддверии последней конференции в Астане Башар Асад стремился к активизации действий в провинции Идлиб; правительственные силы обстреливали этот район и теперь власти хотят его вернуть. Но находясь в своей поездке в Китай на этих выходных Владимир Путин исключил наступление, подчеркнув, что Москва «и наши сирийские друзья» считают, что время неподходящее.

То же относится и к Ирану. Корпус стражей исламской революции и проиранские ополченцы действуют в Сирии и тесно сотрудничают с Россией, но Россия также деактивирует свои системы противовоздушной обороны вокруг Сирии, чтобы позволить израильским самолетам наносить удары по иранским объектам.

Когда в 2017 году король Саудовской Аравии Салман отправился в Москву, это был первый раз, когда саудовский монарх посетил Россию. Несколькими месяцами ранее лидер Ирана Хасан Рухани совершил свой официальный визит в Россию. Сейчас Россия стремится заключить сделки в сфере обороны с обоими региональными конкурентами.

Во всех этих случаях не помешали ни отношения этих стран с третьми странами, ни собственные связи России. Россия так же стремится работать с Израилем, который движется в ногу с Вашингтоном, и с Сирией, у которой десятилетиями нет хороших связей в США.

Эта стратегия «ненадежного друга» интригует и контрастирует с историческим желанием Соединенных Штатов быть стабильным партнером.

Одна из причин такого поведения — отсутствие выбора. Большинство стран, с которыми имеет дело Россия, являются проамериканскими и намерены оставаться такими. В случае более крупных стран, таких как Турция и Египет, Москва просто не может предложить достаточно, чтобы вывести их с орбиты Вашингтона. Заключение фрагментарных сделок дает хоть какой-то рычаг.

Для некоторых стран принятие московских инициатив может быть сигналом о независимости. Взять покупку Турцией С-400. Первоначально считалось, что Турция, являющаяся членом НАТО почти со времени основания организации, просто заигрывает с Москвой, чтобы заставить США предложить свою собственную систему ПРО «Пэтриот». Такое все еще возможно, хотя когда в конце прошлого года США наконец предложили «Пэтриоты», Эрдоган отклонил их.

Еще одна причина заключается в том, что мелкие сделки и сдвиги в альянсах не предполагают мести. Во время скандала S-400 Белый дом угрожал Турции санкциями в соответствии с малоизвестным законом, введенном два года назад. Закон о противодействии противникам Америки посредством санкций позволяет США применять санкции к странам, которые торгуют с российским ВПК. До сих пор он не использовался против каких-либо союзников, но крупная сделка может спровоцировать США.

Также имеет место вакуум власти. При президентстве Трампа США, похоже, не имеют четких намерений относительно региона, выводя из Сирии войска и сигнализируют о нежелании вмешиваться в дела вне страны. Две другие западные страны, которые традиционно играли определенную роль в регионе, либо озабочены внутренними делами, как это имеет место в случае с Британией, либо неспособны проецировать достаточную военную силу, чтобы заменить США, как в случае с Францией.

Учитывая такие большие и такие масштабные изменения в регионе, самая сильная позиция это не выбирать стороны. Москва грамотно играет эту роль, придерживаясь прагматичного подхода, и предпочитая непрочным союзам торговлю вооружениями и дипломатические отношения, заключая сделки и публично дистанцируясь от тесных ассоциаций.

Таким образом, у России свободные рууи, чтобы преследовать свои собственные интересы, оставаясь при этом в относительно хороших отношениях со всеми. На Ближнем Востоке, где альянсы изменчивы, быть нестабильным партнером очень полезно.

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0