Благодаря торговой войне Вашингтона, российско-китайское партнерство выглядит прочным и долговечным

Даже несмотря на то, что экономика России медленно восстанавливается на фоне растущих цен на нефть, ее разворот к Востоку, по мнению большинства экспертов, будет продолжаться. Однако, хотя Китай уже стал основным торговым партнером России, и тем самым помог отчасти компенсировать негативное влияние геополитической неопределенности между Москвой и Западом, в последнее время Кремль явно стремится закрепиться в качестве незаменимого стратегического партнера для Пекина в условиях его торговой войны с Вашингтоном.

Трудно переоценить важность Китая для финансовой и экономической стабильности России, а также его роли идеального торгового партнера, особенно после присоединения Крыма и введения западных санкций, но в то же время, российско-китайское партнерство характеризуется углубляющейся асимметрией.

Хотя двусторонние связи кажутся крепкими и растущими, Россия не входит в первую десятку крупнейших импортеров китайских товаров и замыкает десятку крупнейших экспортеров в Китай. Более трех четвертей российского экспорта составляет сырье, в то время как Китай продает электронику и различные потребительские товары с высокой добавленной стоимостью.

Не удивительно, что такое положение волнует многих в Кремле, поскольку Россия выглядит как сырьевой придаток второстепенной важности по сравнению с другими партнерами Китая. Статистические данные, похоже, подтверждают наличие значительной асимметрии.

Несмотря на то, что Китай остается третьим по величине источником прямых иностранных инвестиций в мире, общий объем которых в 2017 году составлял 124,6 миллиардов долларов в год, данные Центрального банка России показывают, что прямые иностранные инвестиции Пекина в российскую экономику в период с 2011 по 2017 год лишь незначительно превышали 16 миллиардов долларов.

Несмотря на тесные политические связи между двумя странами, Китай по-прежнему исключительно осторожен в отношении российской экономики и инвестирует в основном в полезные ископаемые и энергетические ресурсы.

Хотя новый трубопровод «Сила Сибири» призван обеспечить ежегодные поставки природного газа в Китай в количестве 38 миллиардов кубометров, Китай уже импортирует более 90 миллиардов кубометров, причем большая часть сжиженного природного газа (СПГ) поступает из Австралии, стран АСЕАН и Катара. Таким образом, Россия не является монопольным экспортером энергоносителей в Китай, а интегрирована в сложную диверсифицированную структуру поставок.

Не удивительно, что многим в Москве такое неравенство в двусторонних отношениях между партнерами представляется несправедливым. В связи с этим, разворачивающийся торговый конфликт между Соединенными Штатами и Китаем может стать для России большим благом (как говорят, не было бы счастья, да несчастье помогло), которое поможет ей утвердиться в качестве самого надежного и даже незаменимого стратегического партнера Китая.

Хотя быстрая экономическая экспансия Китая и более тесная интеграция в мировые  торговые структуры на протяжении последних десятилетий принесли ему значительные дивиденды, Пекин также стал более уязвимым для геополитических угроз.

Возможная экономическая дестабилизация вследствие эскалации торговой войны или даже прямой конфронтации из-за растущего военного присутствия Китая в мировом океане могут нанести стране серьезный и долгосрочный экономический ущерб. Торговые войны способны оказать существенное негативное влияние на такие чувствительные отрасли, как сельское хозяйство и нефтехимическая промышленность, поэтому Россия может выступить в качестве естественной защиты для Китая.

Наличие надежного поставщика, способного противостоять давлению, связанному с международной конфронтацией, может иметь решающее значение для торговой и энергетической стратегии Пекина.

Так, например, Аденский залив и Малаккский пролив являются основными международными торговыми путями, которые играют критически важную роль для национальной безопасности Китая. Однако, эти маршруты, по мнению многих экспертов, являются чрезвычайно уязвимыми в геополитическом отношении. В отличие от поставок энергоносителей через эти «узкие места», российский экспорт не нуждается в морских путях, поэтому его важность в периоды возможных перебоев трудно переоценить.

Российский стиль политического руководства также более знаком и близок для Пекина. В связи с этим, ведение бизнеса с государственными корпорациями, такими как «Газпром», или такими частными компаниями, как «Сибур», где 10 процентов акций принадлежит фонду Шелкового пути, представляется более простым и надежным с точки зрения обеспечения стабильных поставок.

Поскольку торговые войны и таможенные тарифы, по всей видимости, превращаются в новую реальность в мировой торговле, существует высокая вероятность того, что надежность и верность своим партнерским обязательствам в трудные времена перевесит существующую экономическую асимметрию между Пекином и Москвой.

 

 


Добавить комментарий