В качестве предупреждения России и Китаю Трамп использует доктрину Монро

Доктрина Монро представляет собой символ почти 200-летней давности, который напоминает о «дипломатии канонерок», проводимой Вашингтоном в Центральной и Южной Америке, а также на Карибах. Доктрина была озвучена в 1823 году президентом Джеймсом Монро, и в историю она вошла под его именем. Суть этой концепции сводится к принципу «Америка для американцев» – как утверждается, Соединённые Штаты имеют право вмешиваться в дела любого государства южнее своих границ, не давая другим державам распространять своё влияние в регионе.

В первых годах XIX столетия в качестве предупреждения доктрина была доведена до сведения европейских стран, которые, надо полагать, хищно поглядывали в сторону Нового света.

Позднее президент Теодор Рузвельт, действуя под лозунгом «не повышай голос, но держи в руках большую дубинку», расширил доктрину Монро – он твёрдо заявил о том, что именно Соединённые Штаты должны позаботиться о том, чтобы латиноамериканские государства «уважительно относились к своим обязательствам перед иностранцами». Под «иностранцами», как и следовало ожидать, понимались граждане США и американские корпорации наподобие United Fruit, которая являлась крупнейшим экспортёром выращенных в Латинской Америке фруктов в США и Европу.

Разумеется, латиноамериканские страны, от Мексики до Чили, с давних пор подвергают эту доктрину самой суровой критике, ведь исторически она давала Вашингтону «зелёный свет» для вмешательства (в том числе военного характера) в дела любого суверенного государства к югу от реки Рио-Гранде. Исходя из этого, когда в 2013 году Джон Керри заявил, что доктрина Монро утратила свою актуальность, мир отнёсся к его словам с большим вниманием.

Однако, как выяснилось позднее, доктрина так и не была отправлена на «свалку истории». В сентябре прошлого года нынешний американский президент Дональд Трамп обозначил это вполне чётко в своей речи на Генеральной Ассамблее ООН.

«Со времён президента Монро официальная политика нашей страны состоит в том, что мы считаем неприемлемым вмешательство иностранных государств в происходящее в Западном полушарии», – заявил Трамп.

На сей раз отсылка к доктрине была воспринята как послание России и Китаю, которых предостерегли от участия в делах стран, которые США когда-то обозначили как свой «задний двор». Это особенно относится к богатой нефтью Венесуэле, Кубе и Никарагуа, названных Трампом «тройкой тираний».

«Сегодня мы с гордостью и во всеуслышание заявляем о том, что доктрина Монро здравствует и поныне», – объявил в апреле советник Трампа по национальной безопасности Джон Болтон, выступая в Майами перед ветеранами операции в Заливе свиней.

Многие латиноамериканцы полагают, что возвращение к доктрине Монро несёт угрозу не только для левых режимов. И действительно, Белый дом применяет масштабные экономические и финансовые санкции для нажима на любые государства, отказывающиеся «сотрудничать» с Вашингтоном.

В качестве недавнего примера можно привести Мексику, которая под угрозой введения жёстких тарифов на импортируемые в США товары решила отправить войска к своей южной границе для остановки потока центральноамериканских мигрантов.

Санкции, нацеленные на перекрывание «экономического воздуха» венесуэльскому президенту Николасу Мадуро и его кубинским союзникам, не принесли столь же значительных успехов, но достаточно больно ударили по стране.

Бывший чилийский посол в США Хуан Габриэль Вальдес назвал происходящее опасной для всего региона тенденцией.

«Выросли целые поколения, которые никогда не сталкивались с тем, что в США правит популистский президент, заявляющий о праве своей страны вмешиваться в дела латиноамериканских государств каждый раз, как он посчитает необходимым. Доктрина Монро используется как основание для контроля над нашими отношениями с другими странами», – предупредил Вальдес.

Похоже, что госсекретарь Соединённых Штатов Майк Помпео своими действиями вполне подтвердил подобные опасения. Помпео прибыл в Сантьяго как раз в то время, когда чилийский президент Себастьян Пинера занимался подготовкой государственного визита в Китай, в числе прочего планируя посетить завод Huawei. Напомним, Китай является крупнейшим торговым партнёром Чили. Выступая в Сантьяго, Помпео заявил о том, что Пекин расставляет сети, пренебрегает правилами и разрушает государства, с которыми имеет деловые связи.

Разумеется, подобные высказывания были восприняты как возмутительная попытка навязать Пинере свои условия.

«Точка зрения, озвученная государственным секретарём Трампа, недопустима и самонадеянна, – отметил бывший министр иностранных дел Чили Эральдо Муньос. – Он явился сюда, чтобы научить Чили осуществлять международные экономические отношения. Помпео полагает, что Чили входит в состав бывшего заднего двора США?»

Кажется, этот вопрос носит чисто риторический характер.

Тем временем, Китай, примеру которого в последнее время всё активнее следует Россия, укрепляет своё влияние в Латинской Америке. Исходя из этого, Вашингтон, который на протяжении многих лет не обращал внимания на соседние страны, начал снова пристально вглядываться в регион, который он считает ключевым для своих стратегических интересов.

Основной вопрос состоит в том, прибегнет ли при этом Белый дом к давно отжившей свой век доктрине, которая, как казалось на протяжении некоторого – пусть и небольшого – промежутка времени, была отправлена на заслуженный отдых.


Добавить комментарий