Непростая дружба Путина, Си и Моди угрожает экономическому господству США

Самая важная встреча в трехстороннем формате на саммите «Большой двадцатки» в Осаке проходила в убогой обстановке, недостойной непревзойденного эстетического японского минимализма.

Японцы славятся своим умением совершенного планирования и исполнительностью. Поэтому трудно воспринимать происходившее как досадное «недоразумение». По крайней мере, неофициальный саммит Россия-Индия-Китай в кулуарах «Большой двадцатки» избежал судьбы декоратора интерьера, заслуживающего совершения харакири.

Лидеры этих трех стран провели встречу в обстановке кажущейся секретности. Немногочисленных представителей СМИ, присутствовавших в убогой комнате, вскоре попросили покинуть помещение. Президенты Путин, Си и Моди были окружены членами своих команд, которым едва нашлось достаточно места, чтобы сесть. Организаторы встречи не допустили никаких утечек информации. Циники предпочли бы пошутить, что в комнате наверняка была установлена прослушка. В конце концов, Си в любое время может пригласить Путина и Моди в Пекин, когда захочет обсудить серьезные вопросы.

Подпись к изображению: Лидеры РИК-президент России Владимир Путин, премьер — министр Индии Нарендра Моди и председатель КНР Си Цзиньпин — встретились на полях саммита G20 в Осаке 28 июня 2019 года

В Нью-Дели уверяют, что Моди взял на себя инициативу организовать встречу в Осаке. Но это не совсем так. Осака явилась кульминационным моментом длительного процесса, проводимого Си и Путиным для того, чтобы вовлечь Моди в важную трехстороннюю дорожную карту евразийской интеграции, закрепленную на их предыдущей встрече в прошлом месяце на саммите Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в Бишкеке.

Теперь Россия-Индия-Китай (РИК) снова вернулись к этой повестке, и следующая встреча запланирована на сентябрь, в рамках Восточного экономического форума во Владивостоке.

В своих вступительных речах Путин, Си и Моди ясно дали понять, что РИК в полной мере нацелен на выстраивание, по словам Путина, «единой архитектуры безопасности» для Евразии.

Моди — прямо в духе Макрона — подчеркнул важность многосторонних усилий по борьбе с изменением климата и пожаловался на то, что в мировой экономике правит  «односторонний» диктат, указав на необходимость реформирования Всемирной торговой организации.

Путин пошел еще дальше, настаивая на том, что «наши страны выступают за сохранение системы международных отношений, ядром которой являются Устав ООН и верховенство закона. Мы придерживаемся таких важных принципов межгосударственных отношений, как уважение суверенитета и невмешательство во внутренние дела».

Путин четко обозначил геополитическую взаимосвязь ООН, БРИКС, ШОС и «большой двадцатки», а также важность «укрепления авторитета ВТО» и Международного валютного фонда как «эталонов современного и справедливого многополярного мира, в котором недопустима легимитизация санкций».

Такое противопоставление России-Индии-Китая позиции администрации Трампа никогда не было столь явным.

Эти «огромные богатства»

БРИКС, в его нынешнем виде, мертв. Перед саммитом РИК состоялась для проформы «официальная» встреча БРИКС. Но ни для кого не секрет, что и Путин, и Си совершенно не доверяют бразильскому лидеру Жаиру Болсонаро, которого считают неоколониальным агентом Трампа.

В преддверии двусторонних встреч с Трампом Болсонаро занимался распродажей природных богатств Бразилии, заявив, что страна теперь может экспортировать «ниобиевые безделушки».

Что ж, это, безусловно, менее спорно, чем факт ареста в Испании сопровождавшего руководителя страны бразильского военнослужащего за перевозку крупной партии кокаина (36 кг) в президентском самолете, что определенно негативно повлияло на кулуарные встречи в Осаке.

Позже Трамп охотно оценил значимость «огромных богатств» Бразилии, которые теперь полностью приватизированы в угоду интересам американских компаний.

Си, выступая на заседании БРИКС, осудил протекционизм и призвал к укреплению ВТО. Страны-участницы БРИКС, по его словам, должны «быть более устойчивыми и способными справляться с внешними рисками».

Путин пошел дальше. Помимо осуждения «протекционистских» тенденций в мировой торговле, он призвал осуществлять двустороннюю торговлю в национальных валютах в обход американского доллара, что согласуется с его приверженностью российско-китайскому стратегическому партнерству.

Россия и Китай  — в лице министра финансов Антона Силуанова и главы Народного банка Китая И Гана — подписали соглашение о переходе на рубли и юани в двусторонней торговле, начиная с таких секторов, как энергетика и сельское хозяйство, и увеличении валютных расчетов на 50 процентов в ближайшие годы.

Следует ожидать принятия согласованных мер для обхода системы SWIFT, с помощью Российской системы передачи финансовых сообщений (СПФС) и Китайской системы межбанковских платежей (CIPS).

Рано или поздно Россия и Китай заманят Индию присоединиться к ним. У Москвы прекрасные двусторонние отношения как с Пекином, так и с Дели, и она решительно играет роль привилегированного посланника.

Начавшаяся администрацией Трампа мини-торговая война против Нью-Дели, в том числе утрата Индией особого торгового статуса и наказание за покупку российских ракетных систем С-400, ускоряет процесс. Между прочим, Индия заплатит за С-400 в евро.

Не отмечено никаких утечек данных с переговоров России, Индии и Китая в отношении Ирана. Но, по словам дипломатов, это была ключевая тема обсуждения. Россия уже помогает Ирану – тайно – во многих сферах. У Индии есть жизненно важный выбор: продолжать покупать иранскую нефть или попрощаться со стратегической помощью Ирана, осуществляемой через порт Чабахар и позволяющей облегчить создание мини-Шелкового пути Индии в Афганистан и Центральную Азию.

Китай рассматривает Иран как ключевой узел Нового шелкового пути или проекта «Пояс и путь». Россия считает Иран важным игроком для обеспечения стратегической стабильности в Юго-Западной Азии — ключевой темы двусторонних переговоров Путина и Трампа, на которых также обсуждались вопросы Сирии и Украины.

РИК или «Пояс и Путь»?

Какую бы тактику ведения психологических операций ни использовал Трамп, Россия-Индия-Китай уже напрямую вовлечены в масштабные краткосрочные и долгосрочные последствия двусторонних договоренностей Трампа и Си в Осаке. Общая картина не изменится; администрация Трампа делает ставку на перенаправление глобальных цепочек поставок из Китая, в то время как Пекин на полной скорости движется вперед со своей инициативой «Пояса и путь».

Трампу утратил доверие у всей Европы — поскольку в Брюсселе знают, что ЕС является мишенью в очередной неминуемой торговой войне. Между тем, с учетом того, что более 60 стран участвуют в бесчисленных проектах «Пояса и пути», к которым имеет отношение и Евразийский Экономический Союз, в Пекине понимают, что вступление ЕС на дорогу БРИ — это всего лишь вопрос времени.

Нет никаких свидетельств того, что Индия может внезапно присоединиться к проектам «Пояс и дорога». Геополитическая приманка «Индо-Тихоокеанского региона» — по сути, просто еще одна стратегия сдерживания Китая, которая начинает принимать осязаемые формы. Это старый добрый имперский принцип «разделяй и властвуй» — и все основные игроки понимают это.

Тем не менее, Индия начинает юлить, заявляя, что Индо-Тихоокеанский регион не «против кого-то». Углубление вовлечения Индии в РИК не означает, что она становится ближе к «Поясу и пути».

Пришло время для Моди перейти к делу; в конечном итоге он будет решать, в какую сторону качнется геоэкономический маятник.


Добавить комментарий