Москва заводит друзей на Ближнем Востоке

В эпоху после окончания холодной войны происходило схождение в одну точку экономики и проблем мира и безопасности. Сегодня становится все более очевидным, что формируется новая геоэкономическая реальность, которая представляет собой серьезную угрозу для поддержания мира во всем мире и обеспечения безопасности. Если ранее целью были мир и безопасность, то нынешний режим стремится к конфликту и хаосу.

Новая реальность наиболее заметна на Ближнем Востоке, особенно в сирийском конфликте. Москва рассматривает возможность послевоенного восстановления Сирии как средство стимулирования развития своей собственной промышленной базы и ослабления последствий санкционного режима, с которым она столкнулась, что ограничило доступ к твердой иностранной валюте.

Президент Путин хочет, чтобы все остальные поддержали его усилия по восстановлению Сирии. Например, в самой Сирии считают, что США и Европа должны предоставить режиму Асада кредиты для восстановления страны на сумму от 250 до 400 миллиардов долларов. В России рассчитывают, что, благодаря тесным отношениям с сирийскими властями, от этого финансового вливания выиграют российские компании, работающие в таких  сферах, как финансы, энергетика, горнодобывающая промышленность, инфраструктурные проекты, технологии, кибербезопасность, здравоохранение и образование.

Москва настойчиво стремится к улучшению отношений в регионе. В рамках своей геоэкономической стратегии русские также намерены сыграть ключевую роль в урегулировании спора между Ливаном и Сирией о морской границе. В 2013 году Россия и Сирия подписали соглашение о разведке запасов газа и нефти на шельфе в территориальных водах Сирии.

Разработка этих месторождений дала бы русским возможность значительно расширить свое присутствие в Восточном Средиземноморье, и эти планы хорошо согласуются с решением об аренде порта Тартус, окончательное оформления которой было завершено в июне 2019 года. Стройтрансгаз, принадлежищий Геннадию Тимченко — близкому к президенту Путину — намерен инвестировать в развитие порта около 500 миллионов долларов.

Ливанцы хорошо понимают важность роли России в обеспечении их безопасности. Ливан принял около 1,5 миллионов сирийских беженцев, что создает огромную проблему для страны, где растет напряженность в отношениях с беженцами на фоне замедления экономического роста.

Аналогичным образом Россия ценит свои отношения с Ливаном. Заполучив Ливан, который исторически всегда был союзником Америки, на свою сторону, Россия сможет  успешнее противостоять американскому присутствию в регионе. Это объясняет, почему в феврале 2018 года между русскими и ливанцами состоялись предварительные переговоры о подготовке военного соглашения, которое должно было предусматривать открытие ливанского воздушного пространства, аэропортов и военно-морских баз для российских военных.

В ответ Путин предлагал поставки российского оружия в Ливан по беспроцентным кредитам в течение 15 лет на сумму около 1,5 миллиарда долларов, а также обмен разведданными и подготовку ливанских военных для борьбы с терроризмом.

Сделка была сорвана проамериканскими ливанскими политиками, хотя как-то депутат «Хезболлы» Наваф аль-Мусави обратился к парламенту с риторическим вопросом, почему Ливан не решается развивать свои отношения с Россией, указывая, что для этого нет препятствий.

Русские проводят аналогичную политику в Ираке. Они признают, что эта страна также остро нуждается в помощи по восстановлению — и есть свидетельства того, что многие иракцы хотят отделаться от США.

Вот почему было неудивительно, что в мае Хаким аль-Замили, являющийся членом комитета по безопасности и обороне иракского парламента, объявил, что Ирак начал переговоры о покупке у России системы ПВО С-400.

Это означает, что Ирак последует примеру Турции и Саудовской Аравии, приобретая передовые российские вооружения. Примерно за две недели до этого объявления, сделанного аль-Замили, Россия открыла экономическое представительство в своем посольстве в Багдаде. Обе страны подписали 16 двусторонних соглашений.

Также примечательно, что российскую делегацию в Ирак возглавлял бывший заместитель министра обороны Юрий Борисов, который перед визитом в Багдад находился в Сирии, где завершил оформление сделки о передаче России в аренду на 49 лет порта Тартус.

Очевидно, что стремление России занять свое место в Восточном Средиземноморье реализуется быстрыми темпами. Они достигли своей военной стратегической цели – сохранить власть Асада и прочно удерживать Сирию на орбите российского влияния. Теперь они обращают свое внимание на Ливан и Ирак, надеясь выманить их из-под американского влияния посредством экономического взаимодействия.

Поделиться...
Share on VK
VK
Tweet about this on Twitter
Twitter
Share on Facebook
Facebook
0