Американские планы войны с Китаем и Россией слишком хороши, чтобы быть правдой

Американская война против Китая или России была бы поистине кошмаром. Даже если бы Соединенные Штаты победили – в чем нет никакой уверенности – они понесли бы такие потери, по сравнению с которыми войны в Ираке и Афганистане показались бы сущей ерундой. Так есть ли способ остановить китайцев на Тихом океане или захват русскими территорий в Восточной Европе, без необходимости нанесения поражения врагу в прямом столкновении? Это побудительный вопрос, стоящий за идеей «горизонтальной эскалации».

Подпись к изображению: Китайские военные корабли во главе с авианосцем «Ляонин» проводят военные учения в западной части Тихого океана в апреле 2018 года

Горизонтальная эскалация — это стратегическая концепция, которая основана на атаке слабых сторон противника за пределами театра военных действий, с тем, чтобы не допустить противоборства на этом театре с его сильными сторонами. Это заманчивая идея, которая получила поддержку со стороны некоторых ключевых специалистов по национальной безопасности. К сожалению, это, скорее всего, не сработает.Горизонтальная эскалация является ответом на действительно очень сложную проблему: огромные трудности, связанные с нанесением прямого поражения Китаю или России.

Как показали исследования корпорации Rand, если Пекин решит применить силу против Тайваня или Россия нападет на своих прибалтийских соседей, США будет сложно дать эффективный ответ. Американские войска будут защищать открытые территории под носом у противника. Им придется перебрасывать свои войска за тысячи километров в районы, где Китай и Россия могут использовать огромные возможности своих сил и средств по ограничению и воспрещению доступа A2/AD (новейшие системы ПВО, противокорабельные ракеты и многое другое). А это гораздо сложнее, чем все, что делали американские военные после Второй мировой войны.

Подавление и ослабление вражеского потенциала принесло бы дополнительные опасности. Решение задач по уничтожению российской дальнобойной артиллерии или нейтрализации китайских противокорабельных ракет может предусматривать нанесение ударов по целям на территории России и Китая. (В случае с Россией это усугубляется тем фактом, что Калининград, являющийся частью России, вклинившейся между Литвой и Польшей, насыщен передовыми вооружениями, размещенными за линией фронта НАТО). Все это повышает вероятность того, что противник ответит угрозой применения против США или союзных сил ядерного оружия.

Именно потому, что эти сценарии кажутся такими ужасными, горизонтальная эскалация выглядит так привлекательно. В течение многих лет американские стратеги утверждали, что Вашингтон должен ответить на китайскую агрессию в западной части Тихого океана морской блокадой, с целью лишить Китай нефти и других критически важных импортных товаров. Точно так же США и их союзники могут наказать Россию, установив жесткие финансовые санкции, как например, отключение Москвы от глобальной системы платежей Swift. Теоретически, американские военные могли бы даже проводить операции на второстепенных театрах — например, против российских сил в Сирии — как способ отвлечь и наказать противника.

Считается, что вместо того, чтобы противостоять Китаю и России, где боевые действия носили бы самый ожесточенный характер, США должны расширить зону конфликт до регионов, где они имеют преимущества, в конечном итоге нанеся противнику достаточный ущерб, чтобы он уступил.

Таким образом, теория горизонтальной эскалации гласит, что США могут вести войну на своих — а не противника — условиях, и таким образом могут добиться победы, избежав тяжелой платы при более прямой подходе. К сожалению, эта теория слишком хороша, чтобы быть правдой: горизонтальная эскалация в конечном итоге наталкивается на несколько ключевых проблем.

Во-первых, недооценивается решимость противника. Власти России и Китая укрепляют  свою легитимность путем преднамеренного разжигания национализма. Их лидеры понимают, что это было бы политической катастрофой начать конфликт с США, а затем отступить, особенно если их силы не будут разгромлены на поле боя. Другими словами, как только Москва или Пекин решат рискнуть применить силу, они, вероятно, будут готовы пойти на большие жертвы, чтобы избежать поражения. Это особенно касается конфликтов, где объект агрессии (например, Тайвань) рассматривается противником как часть его собственной территории, и его присоединение необходимо для укрепления престижа правящего режима.

Во-вторых, горизонтальная эскалация имеет временные проблемы. Принуждение, особенно экономическое, требует времени. Но в то же время такие аналитики, как бывший чиновник Пентагона при администрации Трампа Элбридж Колби, указывали, что агрессор будет консолидировать все свои достижения и укреплять позиции, с которых выбить его будет нелегко. Пока США будут ждать, когда принуждение возымеет свое действие, ситуация на местах — и за столом переговоров — будет постепенно ухудшаться. Между тем, союзникам Америки на переднем крае, таким как прибалтийские государства, придется на себе испытать всю мощь противника или даже подвергнутся оккупацию со стороны российских и китайских сил – такая вероятность делает их менее склонными к противостоянию с Москвой и Пекином ради поддержки США.

В-третьих, горизонтальная эскалация сама по себе обладает большим потенциалом для эскалации конфликта. Морская блокада Китая может серьезно подорвать мировую экономику, помимо потрясений, вызванных локальным конфликтом в западной части Тихого океана. И если США начнут срывать поставки нефти и препятствовать сторонним морским грузоперевозкам в Китай, то может оказаться, что именно действия Вашингтона могут привести к опасному разрастанию конфликта.

Все эти процессы только начинаются, как признали некоторые бывшие чиновники Пентагона, но их завершение станет серьезным испытанием для США на предмет того, смогут ли они успешно решить задачи по сдерживанию и обороне в 21-м веке. Но, учитывая недостатки концепции горизонтальной эскалации, достижение поставленных целей более решительным образом в открытом противостоянии, лицом к лицу, по-прежнему, является лучшим подходом.


Добавить комментарий