По мере ужесточения развязанной Трампом торговой войны Россия и Китай теснее смыкают ряды

В свете того, что Вашингтон и Пекин упрямо не желают сворачивать с пути, который неотвратимо ведёт к столкновениям, возникает вопрос: вмешается ли какая-либо третья сторона в это стремительно нарастающее соперничество, и в чём будет заключаться её значение.

Ещё десять лет назад казалось, что такой силой может оказаться ЕС, но он погряз в организационно-правовых неурядицах. На сегодняшний день наиболее вероятным кандидатом на эту роль выступает Россия, которая, безусловно, претендует на статус сверхдержавы – причём небезосновательно, учитывая её мощный ядерный арсенал.

Здесь уместно вспомнить один из сюжетов холодной войны. Её первое десятилетие охарактеризовалось, в основном, противостоянием между США и Советским Союзом. Однако после отказа от сталинизма, объявленного в 1956 году советским лидером Никитой Хрущёвым, и последовавшего за этим разлада между Китаем и СССР, борьба стала трёхполярной.

В наше время эта история вновь обретает актуальность по мере нарастания напряжённости между Вашингтоном и Пекином (которое, если верить пессимистам, однажды также могут назвать холодной войной). Не исключено, что сегодняшнее российско-китайское «стратегическое партнёрство» перерастёт в полноценный альянс, как это получилось в случае США и Китая в результате визита американского президента Ричарда Никсона в Поднебесную, состоявшегося в 1972 году.

К числу ключевых целей и Москвы, и Пекина относится прекращение однополярного доминирования США, а также коренное изменение нынешнего мирового порядка, устройство которого, как полагают эти государства, сдерживает их развитие.

На сегодняшний день Вашингтон оказывает давление и на Китай, и на Россию – в одном случае, посредством торговой войны, в другом – через санкции, связанные с украинской ситуацией. Проводя такую политику, американский президент Дональд Трамп, сам того не желая, укрепляет основу для сотрудничества между Москвой и Пекином и создаёт предпосылки для того, чтобы эти страны смогли разрешить проблемы, обусловленные взаимным недоверием и конфликтом государственных интересов.

Словно намереваясь предостеречь США, китайский министр иностранных дел Ван И в мае заявил о том, что китайско-российские отношения «не имеют себе равных». На практике это реализуется по нескольким направлениям. В частности, можно вспомнить совместную декларацию Пекина и Москвы, датированную маем 2015 года, о взаимодополняющей природе создаваемого Россией Евразийского экономического союза и китайского проекта «Один пояс, один путь».

Кроме того, серьёзно активизировалось российско-китайское оборонное сотрудничество. Доля Китая в российском оружейном экспорте составляет около 15 процентов; за последнее десятилетие в российских военных академиях обучалось более 3600 китайских офицеров. Продолжают расширяться ежегодные совместные манёвры, включающие противовоздушную оборону, отработку высадки десанта, совместных ракетных ударов и противолодочных мероприятий.

Крепнут связи между силами внутренней безопасности этих государств. Например, китайская Народная вооружённая милиция и российская Национальная гвардия проводят совместные учения в части спасательных и штурмовых операций.

С тех пор, как в 1980-х годах между Москвой и Пекином вновь наметилось потепление, обе стороны старательно обходили области исторического конфликта, формально закрепляя отношения посредством таких структур, как Шанхайская организация сотрудничества. Был достигнут ряд успехов – так, несмотря на укрепление экономических связей с центральноазиатскими странами, Китай признаёт эту область, рассматриваемую Москвой в качестве своего «ближнего зарубежья», зоной российского влияния. Правда, сложно сказать, насколько долго продержится такая ситуация, учитывая, что, например, Казахстан всё сильнее втягивается в орбиту Китая.

Хотя на сегодняшний день Россия не высказывает особого беспокойства по поводу региональных притязаний Китая, возникновение новой волны охлаждения в отношениях представляется вполне вероятным. В действительности, между Москвой и Пекином существует целый ряд потенциальных проблем.

Взять хотя бы экономическое проникновение Китая в Сербию и другие страны Балканского полуострова, которое можно расценивать как явное пренебрежение к России, имеющей давние интересы в этом регионе. Кроме того, Москва достаточно долго противостоит желанию Пекина, стремящегося усилить международный статус своей валюты, рассчитываться за экспорт российских ресурсов в юанях, а не в долларах.

Или, например, как будут развиваться события, когда заинтересованность Китая в Кавказе, представляющем собой основной маршрут в Европу в рамках инициативы «Один пояс, один путь», начнёт вызывать неудовольствие России? Отметим, что несмотря на появившиеся признаки улучшения отношений, российско-китайское экономическое сотрудничество глубоким не назовёшь.

Есть и более принципиальный вопрос – радует ли Москву перспектива того, что на её «крыльце» окажется самоуверенный, склонный к экспансии Китай, даже если он обеспечивает растущий рынок для российского природного газа?

Данные аспекты нужно учитывать для правильного понимания многогранности российско-китайских отношений, при оценке которых часто допускаются ошибки. Но несмотря на все эти проблемы, в ближайшее время отношения между Россией и Китаем, скорее всего, будут крепнуть вследствие глубокого и регулярно демонстрируемого обоюдного стремления положить конец глобальному доминированию США и изменить существующий мировой порядок.

Таким образом, если российско-китайские отношения не рухнут под грузом взаимного недовольства, Вашингтону придётся определиться, какая из этих стран для него важнее, и подобрать новый «клин» для вбивания между Москвой и Пекином.


Добавить комментарий