Китай и Россия близки как никогда, и политика США способствует укреплению их альянса

История взаимоотношений Москвы и Пекина отражает динамику сложных связей между двумя геополитическими державами, которые на разных этапах действовали как вместе, так и друг против друга. Сегодня они находятся в преддверии того, что многие аналитики называют многополярным миром, в котором Вашингтон столкнулся с угрозой завершения эпохи его господства, длившегося на протяжении всего периода после холодной войны. И этот мир может стать реальностью, но только в том случае, если сотрудничество будет отвечать национальным интересам обоих основных стратегических соперников Америки.

Руководитель австрийского Института европейской политики и безопасности Велина Чакарова еще в 2015 году ввела термин Dragonbear (дракон-медведь), чтобы описать зародившуюся в те годы тенденцию. Она сказала в интервью американскому еженедельнику Newsweek, что это «не альянс и не брак по расчету, а скорее временный асимметричный союз, в котором Китай формирует повестку дня, в то время как Россия в основном принимает решения».

В рамках двустороннего сотрудничества «Китай обеспечивает ликвидность, а Россия предоставляет природные  ресурсы и необходимые ноу-хау в таких ключевых сферах как дипломатия, оборона, освоение космоса и т.д., – сказала Чакарова. – В настоящее время изучаются и исследуются возможности для расширения этого сотрудничества, прежде всего в Арктике, Центральной Азии и других местах, чтобы найти альтернативу глобальным цепочкам поставок, в которых доминируют Соединенные Штаты».

После того, как США начали предпринимать жесткие меры против растущего влияния Китая в экономической и военной сферах, Пекин обратился к Москве как к ключевому партнеру в реализации инициативы президента Си Цзиньпина «Один пояс, один путь» (ОПОП), которая включает в себя новые инфраструктурные проекты по всей Азии, а также распространяется на Африку, Европу и даже Латинскую Америку. Россия, в свою очередь, увидела в этом возможность поддержать собственный интеграционный проект Владимира Путина – Евразийский экономический союз (ЕАЭС).

Чакарова согласилась с тем, что «между Китаем и Россией существует соглашение о слиянии ОПОП и ЕАЭС в Центральной Азии, призванное не позволить третьим странам проникнуть в этот регион или расширить в нем свое влияние, а также укрепить российско-китайские отношения в регионе». Впрочем, она подчеркнула, что «тесная связь между ОПОП и ЕАЭС остается преимущественно риторической фигурой и имеет лишь символическое отношение для двусторонних отношений».

«Китай заинтересован в военно-техническом сотрудничестве с Россией из-за перспектив передачи передовых технологий и современных вооружений. Возможное военное сотрудничество также является основой для формирования стратегических двусторонних связей», – сказала Чакарова. – Россия по-прежнему нуждается в мощном союзнике из-за своей изоляции на Западе, в то время как Китай заинтересован в надежном младшем партнере для наращивания своего влияния на мировой арене».

Директор азиатской программы в институте Лоуи Эрве Лемахье отметил в беседе с корреспондентом Newsweek, что «хотя на Россию приходится всего 2 процента глобальных торговых потоков Китая, Москва имеет решающее значение для сырьевой безопасности Китая».

«В настоящее время Китай импортирует 589 миллионов тонн нефтяного эквивалента в год, что делает его крупнейшим в мире чистым импортером энергоносителей. Россия стала незаменимым и стратегически ориентированным поставщиком энергетических ресурсов, который снизил угрозу потенциальных сбоев в поставках, – сказал Лемахье. – Россия, в свою  очередь, акцентирует свое внимание на Китае как на ведущем оборонном партнере в регионе, при этом сохраняя многолетние теплые отношения  с Вьетнамом и Индией. Приблизительно в 28 процентах совместных военных учений, которые Россия проводила за последние пять лет, принимали участие китайские военнослужащие».

В качестве примеров можно назвать дебютные маневры в Средиземном море, совместные с Монголией учения в восточной части страны, которые называют крупнейшими в современной истории России, и даже новые контртеррористические учения с участием давних соперников, Индии и Пакистана, которые являются традиционными партнерами Москвы и Пекина соответственно. В каждом из этих мероприятий вместе участвовали российские и китайские военнослужащие.

«Количество совместных учений может расти сколько угодно, но никто не говорит о формировании военного союза между Китаем и Россией по типу НАТО, поскольку в этом нет никакой необходимости, – сказал Олег Ремыга, глава китайского подразделения и программы ЕМВА (Executive MBA – программа обучения бизнес-профессионалов с опытом работы, прим. mixednews) в бизнес-школе Сколково.  – Прежде всего, Китай нуждается в России для поддержки своих интересов в тихоокеанском регионе. Проблема Тайваня по-прежнему остается важной, и она не урегулирована. Еще одна серьезная проблема для Китая заключается в том, что огромное количество нефти, сжиженного природного газа, каменного угля и других энергетических ресурсов, критически важных для его экономики, проходит через Малаккский пролив. Представьте только, что будет, если США разместят свои военные корабли, чтобы лишить Китай даже части этого потока!»

Сегодня серьезную обеспокоенность во всем мире вызывают беспорядки в еще более важном «узком месте» на схеме глобального морского трафика нефти – Ормузском проливе, где напряженность в отношениях между Соединенными Штатами и Ираном проявилась в препятствовании коммерческому судоходству. На другом конце света США и их союзники оказывают давление еще на одно дружественное Китаю правительство, предлагая свою поддержку деятелю оппозиции в Венесуэле, обладающей крупнейшими в мире доказанными запасами нефти, в которые Пекин уже инвестировал миллиарды долларов.

Хотя сами Соединенные Штаты в значительной степени обеспечили свою энергетическую независимость, Вашингтон все еще сохраняет за собой многолетнее влияние на потоки энергоресурсов по всему миру. В сочетании с развертыванием современных систем противоракетной обороны в Восточной Европе и Азиатско-Тихоокеанском регионе, которое вскоре может дополниться размещением ракет средней и меньшей дальности после окончательного крушения договора об РСМД в этом месяце, это влияние по-прежнему обеспечивает почву для растущего китайско-российского сотрудничества как средства противодействия тотальному доминированию США.

Поскольку позиция Вашингтона на обоих фронтах, судя по всему, становится все жестче, Москва и Пекин продолжают опровергать все ожидания, связанные с неизбежным распадом их альянса. Велина Чакарова добавила: «Пока альянс «дракон-медведь» скреплен общей заинтересованностью в противостоянии с США во всех возможных областях, системная координация действий между Китаем и Россией будет продолжаться, несмотря на растущую напряженность в точках пересечения их национальных интересов».


Добавить комментарий