Русские идут? Всё сложно…

Знаете ли вы, что российские спецслужбы – в частности, те которые занимаются информационной безопасностью – годами находятся в тисках ожесточённой внутренней борьбы, ставки в которой довольно высоки? А о том, что воображаемой русской доктрины, служащей основой для анализа российской стратегии многими западными экспертами, в действительности не существует? Замечаете, как умение Кремля хранить свои секреты породило огромное количество доморощенных специалистов, которые, как правило, строят свои выводы на безосновательных слухах и всевозможных теориях заговора, выросших из немногочисленных крупиц просочившейся информации?

Наверное, последние вам знакомы не понаслышке. На сегодняшний день в социальных сетях можно встретить немало горячих приверженцев конспирологии, готовых объявить «российским ботом» любого незнакомого человека, выразившего несогласие с ними. Стоит ли говорить о том, сколь многочисленны «доказательства» всепроникающей вредоносной деятельности русских, простирающейся от политических убийств до взломов компьютерных сетей.

Куда более сложным является вопрос о том, какие именно российские организации этим занимаются и собственно, с какой целью. На ум приходят старые сюжеты времён «холодной войны», когда специалисты по России за неимением более ценной информации внимательно просматривали публичные выступления членов Политбюро, ошибочно придавая огромное значение тому, кто из них, где и когда находился. Сегодня, как и в те не самые лучшие времена, жители западных стран склонны рассматривать «Россию» как единый, тщательно отрегулированный, злонамеренный механизм, управляемый жёсткой рукой.

Разумеется, ничего схожего в действительности не наблюдается. На самом деле это сложное, многоярусное, бурлящее образование, где находится множество действующих лиц и учреждений, которых зачастую сталкивают друг с другом, особенно в процессе быстрых и основательных перемен. Сегодня мне довелось побывать на выступлении эксперта по кибербезопасности Кимберли Зенц, которая начала с призыва к детальному и внимательному наблюдению за Россией и проводимой ею деятельностью. С этим трудно спорить, но к сожалению, пользователи интернета не слишком интересуются деталями.

Между тем, некоторые из них весьма интересны и напоминают шпионские триллеры. Так, в 2017 году произошёл внезапный арест целого ряда российских разведчиков и хакеров, а также, по непонятным причинам, начальника отдела компьютерных инцидентов «Лаборатории Касперского». Впоследствии их обвинили в государственной измене и передаче информации Соединённым Штатам. В итоге, уже в этом году, четыре человека получили наказания в виде тюремного заключения сроком до 22 лет (их защита обжаловала приговор).

Тогда же, в 2017 году, подал в отставку директор Центра информационной безопасности (ЦИБ) ФСБ Андрей Герасимов, который занимал эту должность не один год. По информации Stratfor, ЦИБ можно охарактеризовать как «окутанное тайной подразделение, считающееся важнейшим органом надзора в сфере внутреннего и зарубежного кибер-потенциала».

Как поясняет Stratfor, каких-либо официальных пояснений по этому делу не последует, поскольку речь идёт об обвинении в государственной измене, а следовательно, все материалы засекречены. В результате этой завесы секретности на свет появилось немало самых различных слухов и домыслов. Может быть, обвинение сфальсифицировано для устранения конкурентов? Или кто-то допустил утечку информации в США, чтобы расправиться с соперниками, но не рассчитал и получил ответный удар? Или ФСБ избавилась от группы хакеров, которая обнаружила информацию, которую не должна была узнать, про некого могущественного олигарха? Кто скажет наверняка?

В качестве ещё одной подобной теории можно привести не особо вдающиеся в подробности рассуждения о «тщательно отрегулированном злонамеренном механизме», который на сей раз просто избавился от некоторых ненужных элементов. Удивительно, какую популярность приобрела подобная точка зрения. Вот, к примеру, цитата из статьи Politico, опубликованной после того, как произошли указанные громкие события: «Похоже, что Россия подбирается к США всеми возможными способами, иногда противоречащими друг другу… Сбиты с толку? Значит, вы не понимаете доктрину Герасимова».

С помощью данной доктрины, носящей имя генерала Валерия Герасимова (обратите внимание – разжалованный директор ЦИБ Андрей Герасимов здесь ни при чём), объясняются все действия России – даже те, что кажутся несовместимыми между собой. Их преподносят как намеренное использование многоплановых тактик с целью сбить противника с толку и вызвать в его обществе обстановку постоянных конфликтов и нестабильности. Надо отметить, подобные взгляды систематически излагаются экспертами по российской политике и сегодня.

Однако с доктриной Герасимова – этим краеугольным камнем современного «кремлеведения» – есть определённая неувязка и состоит она в том, что подобной доктрины просто не существует. Об этом заявил человек, который и «изобрёл» этот термин – известный политолог Марк Галеотти. По мнению Галеотти, действия России основаны не на какой-либо единой доктрине – как правило, они диктуются конкретной ситуацией и носят разрозненный, а порой даже противоречивый характер.

Он полагает, что отдельные крупные операции координируются, в основном, администрацией президента, но к большей их части это не относится. Правильнее будет сказать, что операции предлагаются и, как правило, воплощаются в жизнь многочисленными политиканами, рассчитывающими в случае успеха снискать расположение властей.

Подобное замечание кажется весьма важным, причём оно подводит к самому интересному аспекту выступления Зенц – в частности, её упоминанию о том, что российское правительство рассматривает киберпреступников страны как стратегический актив. При этом одним из побочных эффектов упомянутого дела о государственной измене оказался серьёзный удар по информационному обмену и сотрудничеству между Россией и Западом в отношении интернет-угроз.

Означает ли это, в свою очередь, что российские хакеры с большой вероятностью работают на правительство и что российские компании, связанные с информационной безопасностью, действуют в связке с властями? Я не являюсь кремлеведом, но на мой взгляд, неверен сам вопрос, и его надо ставить по-другому. Точнее говоря, довольно отчётливая грань между частным сектором, правительством и преступным миром, характерная для стран со строгим соблюдением принципа верховенства закона, отсутствует в современной России, где эти явления могут просто сливаться – а зачастую именно так и происходит.


Добавить комментарий